October 19

Ученый, «продавший родину», обрёл, наконец, защитника


Валерий РУДНЕВ, «Известия»


Скомканное начало следствия по делу Вила Мирзаянова, обвиненного российской госбезопасностью в разглашении государственной тайны о производстве химического оружия («Известия» №№ 240, 243, 247), входит, похоже, в нормальное процессуальное русло. 16 ноября адвокат обвиняемого Александр Аснис, которого чекисты длительное время не допускали к секретному делу, был, наконец, приглашен в следственное управление МБ РФ, и полупил материалы следствия.

Первым днем работы А. Аснис доволен. Встретили его в следственном управлении доброжелательно, и он быстро нашел общий юридический язык со следователем госбезопасности Виктором Шкариным. Последним, предварительно отобрав у адвоката подписку о неразглашении тайны следствия (именно она законом предусмотрена, а не подписка о неразглашении гостайны, которую упорно требовало МБР от адвоката), предъявил защитнику для ознакомления материалы уголовного дела. Правда, не все. Документы, помеченные «государственной тайной», по правилам уголовного процесса будут представлены А. Денису позже. Но, по мнению адвоката, это пока не мешает его работе по защите интересов В. Мирзаянова.

А. Аснис считается опытным криминалистом. Ему 39 лет, из которых 15 лет он трудился в прокуратуре, в том числе и на следственной работе. Он потомственный юрист, кандидат наук, диссертацию защищал по вопросам квалификации должностных преступлений. Преподавал уголовное право студентам Московского юридического института. Последнее время работает в Московской городской коллегии адвокатов.

На данной стадии расследования уголовного дела А. Аснис считает своей важнейшей задачей подобрать квалифицированных экспертов, специалистов в области охраны государственных секретов и химического производства. Конечно, вопрос этот будет решать следователь, но адвокат убежден:- у него есть возможности повлиять на выбор кандидатов.

Окончательную тактику защиты А. Аснис пока не выбрал. Сделает он это после изучения всех материалов дела. Однако версию о применении к поступку В. Мирзаянова статьи 14 Уголовного кодекса России («Крайняя необходимость»), освобождающей обвиняемого от уголовной ответственности, которую первыми высказали «Известия» (№ 239), считает наиболее продуктивной.

И последнее, что хотелось бы сказать в связи с этой информацией. На недавней пресс-конференции начальник службы правового обеспечения МБ генерал Юрий Демин долго «разоблачал» «Известия» за невыдержанные комментарии по делу В. Мирзаянова и некомпетентный юридический анализ, в том числе и в вопросе допуска адвоката. Теперь ясно, кто из нас прав. И мы ценим поступок начальника следственного управления МБ Сергея Балашова и следователя Виктора Шкарина, которые перешагнули через ведомственные амбиции, и прислушались к прокуратуре и российскому закону.