October 16

В России нет государственного человека, или Невостребованные миллиарды

События и публикации 13–16 ноября 1992 года комментирует обозреватель Андрей Жданкин*

Развернул «Известия» за 13-е, и сразу в глаза бросился заголовок: «Главы правительств согласовывают Устав СНГ, пытаясь спасти Содружество». Собственно, ничего примечательного в заметке нет – описывается рутинная работа: на заседании приняли двенадцать документов, продолжили обсуждения Устава и пр… Глаз зацепился за фамилию Коротченя. Иван Михайлович тогда был координатором Рабочей группы Совета глав государств и Совета глав правительств СНГ. По любому поводу журналисты звонили ему. Он комментировал, объяснял, прогнозировал.

А мне вспомнилось, что как раз где-то в начале 90-х его имя муссировалось в связи с неким скандалом. Поднял архивы – и правда. Аккурат за пару дней до описываемого заседания глав государств СНГ Иван Михайлович был упомянут в милицейской сводке белорусского МВД. Якобы, он присутствовал на крупной воровской сходке, которая проходила в Минске весной 92-го.

История была мутной: то ли был он на этой сходке, то ли просто зашел в ресторан пообедать, а там, не вовремя, – короли преступного мира, то ли – все это выдумки воюющих друг с другом милицейских кланов… Так или иначе – запашок от истории остался. И воспринимать по-прежнему всерьез Коротченю уже не получалось. Тем более, что двадцать лет назад еще не стали нормой присутствие мэров на бандитских свадьбах и юбилеях, совместный отдых на каких-нибудь островах милицейских и воровских генералов, депутатские поручительства-ходатайства за наркобаронов и контрабандистов… И любое подобное происшествие долго оставалось на слуху…

«Коммерсант» на информацию из Минска откликнулся заголовками «Депутат замечен на воровской сходке» и «Вероятный участник воровской сходки готовит правительственную встречу». При этом «Ъ» привел малоафишируемый факт из биографии бывшего партработника, а ныне крупного международного чиновника:

«Коротченя не в первый раз попадает в поле зрения правоохранительных органов: ранее он обвинялся в присвоении списанной ковровой дорожки с прежнего места работы. Однако уголовное дело не было возбуждено, поскольку подозреваемый возместил ущерб».

А «Независимая газета» в заметке «МВД осуществило проверку причастности координатора СНГ Ивана Коротчени к сходке воровских авторитетов» не исключила, что министр внутренних дел Белоруссии Егоров «использует собранный «компромат» в политических целях – для укрепления своих позиций. …Не исключено, что история с И. Коротченей – своеобразное предупреждение своим политическим противникам о наличии компромата и на других деятелей»…

Тем не менее, на судьбе Коротчени скандал никак не отразился. На следующий год его назначили Исполнительным секретарем СНГ, и на этом посту он продержался еще пять лет – до 1998 года. Вероятно, это «долголетие» было результатом его «неамбициозности». Он никогда не стремился выпятить свою персону, оставаясь исполнителем. Возможно, именно его безинициативность и сыграла с ним злую шутку. В своей книге «Президентский марафон» Борис Ельцин пишет, что причиной отставки Коротчени стало «неудовольствие работой исполкома и его руководства».

На смену ему пришел главный «демон» России Борис Березовский. Не могу удержаться и не процитировать историю о том, какими путями заместитель секретаря Совбеза России взлетел на международный уровень.

«…когда мы собрались в Москве, в Екатерининском зале Кремля, совершенно неожиданно для меня президент Украины Леонид Кучма предложил на должность исполнительного секретаря СНГ Бориса Березовского. Он пояснил, что именно такая яркая фигура, как Березовский, может дать мощный импульс работе этого важнейшего органа Содружества. Честно говоря, я был неприятно удивлен. Но это было только начало. Затем стали брать слово президенты государств и один за другим всячески поддерживать эту кандидатуру. В адрес Бориса Абрамовича лились дифирамбы, я только успевал головой крутить, слушая то одного президента, то другого. Наконец я попросил слово и сказал: «Уважаемые коллеги, вы знаете, какое непростое отношение к Березовскому у нас в стране, особенно среди политической элиты. Давайте подумаем над другой кандидатурой». И на это услышал: «Борис Николаевич, ну это даже странно, мы тоже знаем Березовского, знаем его плюсы и минусы, но мы предлагаем российского гражданина, а вы отказываетесь?» Тогда я попросил время подумать, объявил перерыв и вышел. Сел в кресло комнаты отдыха, рядом с Екатерининским залом. Попросил шефа протокола Шевченко срочно отыскать Березовского и пригласить его в Кремль. Он мне рассказал, что, оказывается, Березовский объехал за последние дни практически всех лидеров государств, попросил их о поддержке, и сегодня мы имеем то, что имеем. Я вызвал главу администрации Юмашева, спросил его, что он думает по этому поводу. Честно говоря, таким злым я Юмашева ни разу не видел. Он сказал, что категорически возражает. Кроме того, считает недопустимым, чтобы решение любого вопроса в рамках СНГ навязывалось президенту России. Тем более, когда все это делалось втайне, за спиной президента. После этого я попросил зайти председателя правительства Кириенко. Он тоже был возбужден. Сказал, что президент не должен брать на себя такую тяжелую дополнительную политическую нагрузку. Внутри России скандал с назначением Березовского будет огромным. Я выслушал их мнение, и в этот момент мне доложили, что приехал Березовский. Попросил Кириенко и Юмашева подождать, пригласил его к себе. «Борис Абрамович, вы, я думаю, уже в курсе, что сегодня произошло. Практически все президенты стран СНГ предложили назначить вас исполнительным секретарем СНГ. Вы понимаете, какая тяжелая реакция на ваше назначение будет у нас. Хотел послушать, что вы думаете?» Березовский был слегка взлохмаченный, он мчался в Кремль откуда-то из-за города. Посмотрел на меня цепко и сказал: «Борис Николаевич, если вы хотите принести пользу Содружеству, то меня надо назначать. Я уверен, что смогу сделать что-то полезное. Если обращать внимание на тех, кто что-то там на улице будет говорить, тогда не надо. Если вы поддержите меня, я постараюсь оправдать ваше доверие и доверие президентов СНГ». Я подумал еще минуту. Конечно, странная ситуация. Российский президент выступает против российского гражданина. Вошел в зал. Президенты смотрели на меня испытующе. Произнес: «Дорогие коллеги, я согласен с вашим предложением. На должность исполнительного секретаря СНГ вносится кандидатура Бориса Березовского». Единогласно, как того требует Устав СНГ, Березовский был назначен на эту должность. Через год, правда, со скандалом и уже по моей инициативе, он был уволен, но президенты стран Содружества до сих пор говорят, что это был самый сильный исполнительный секретарь СНГ».

Увольнение Березовского, если мне не изменяет память, как раз и стало реакцией на его чрезмерно бурную деятельность, естественно, направленную на личное обогащение: он попытался выйти за рамки разрешенного, в частности, затеял историю с зоной свободной торговли, одновременно попытавшись извлечь из этой затеи максимум финансовой прибыли. Ну, последней каплей стало то, что он покусился на святое: предложил реформировать аппарат исполкома, уволив до 70% чиновников. Себя, разумеется, он предлагал оставить. Фактически, это означало узурпацию власти. Такое не прощают.

Очень интересная заметка в «Независимой газете» – «В ожидании государственных людей пребывает российское золото за границей». «В архиве Гуверовского института войны, революции и мира (Калифорния, США) существует итоговая опись (192З г.), составленная от руки Валерианом Ивановичем Моравским, последним министром финансов последнего (1922 г.) «белого» правительства во Владивостоке. Называется она «Русское золото за границей». Это то золото, которое было отправлено Колчаком и атаманом Семеновым, а также царским и Временным правительствами на закупку оружия и амуниции, но осталось неиспользованным. Из данных Моравского вырисовывается следующая картина:

Валютные запасы России, оставшиеся в банках Запада и Востока после 1922 г.

Япония – 10 млн. золот. руб.

– 170 тыс. долл. США

– 25 тыс. ф. ст.

– 424 тыс. золот. фр.

– 450 тыс. мексик. долл.

Гонконг – 44 млн. золот. руб.

Нью-Йорк – 27 млн. 227 тыс. долл.

Лондон – 1 млн. 100 тыс. ф. ст.

Париж – 22 млн. 500 тыс. золот. фр.

Один из экспертов Европейского банка реконструкции и развития приблизительно, с учетом изменения уровня цен на золото и набежавших за 7 лет процентов, оценил все это богатство, и оказалось, что «справка Моравского» тянет никак не меньше, чем на 2 трлн. 4 млрд. долларов, то есть в 80 раз больше, чем сулит нам МВФ».

Согласитесь, у читающего в те годы эту статью, вполне могла закружиться голова от радужных перспектив, открывающихся перед страной, получись вернуть все это баснословное богатство на родину.

Но тут я сделаю паузу и добавлю, что автором статьи был профессор Владлен Сироткин, историк и публицист, известный не только в России, но и в самых как принято говорить, «крутых» университетах Запада, где он периодически читал лекции. Мне приходилось с ним общаться – обаятельнейший и интеллигентнейший человек. Когда он говорил, невозможно было с ним не соглашаться – настолько убедительно и внешне аргументированно он все излагал. Увы, при всем моем уважении к памяти Владлена Георгиевича, скончавшегося в 2005-м, не могу не сказать, что эта его идея – закрыть долги России за счет того золота, которое хранится, якобы в подвалах зарубежных банков, опиралась, мягко говоря, на сомнительную фактологию.

Эксперты не раз критиковали его гипотезы. И каждый раз, как только выходила очередная его книга, сотни комментаторов начинали «рвать» его, приговаривая «этого не может быть, потому, что не может быть никогда»… Но, тем не менее, я до сих пор не встретил ни одного внятного аргументированного опровержения утверждений Владлена Сироткина о том, что где-то границей пылятся ценности на очень большую сумму, по праву принадлежащие России.

Более того, вот выдержка из диссертации на звание ученой степени кандидата экономических наук. Тема – «Механизм управления государственной собственностью Российской Федерации, находящейся за рубежом». Автор – Сергей Гайдаржи, директор Департамента контроля за государственным долгом, банковской системой, Центральным банком Российской Федерации, кредитно-финансовыми учреждениями и финансовыми рынками Счетной палаты РФ.

«По оценкам независимых экспертов (В.Г.Сироткин) и международных и аналитических агентств (розыскная фирма Pinkerton и др.) стоимость зарубежной собственности Российской Федерации, включая недвижимость, золото и другую собственность бывшего СССР, в отношении которой Российская Федерация является правопреемником, может оцениваться примерно в 250-400 млрд. долларов США. Достоверные цифры о размерах зарубежной собственности отсутствуют. Расхождение в оценках и их широкий диапазон объясняются тем, что до настоящего времени в Российской Федерации не создан единый реестр зарубежной собственности, не произведена оценка рыночной стоимости ее объектов и не оформлены в полном объеме права Российской Федерации на зарубежную собственность бывшего СССР и Российской империи (так называемая «неучтенная собственность»…

Диссертация защищена в 2003 году. На дворе – заканчивается 2012-й. И до сих пор в России «государственных людей» на русское золото за границей так и не нашлось…

Андрей Жданкин. Профессиональный журналист. Окончил Московский государственный университет имени Ломоносова. В 1991 году – обозреватель «Российской газеты». После августовских событий (ГКЧП) – официальный пресс-секретарь Государственной комиссии по расследованию деятельности органов КГБ в путче, образованной указом Президента СССР М.Горбачева (комиссия С.Степашина). После «Российской газеты» (пунктирно) – еженедельник «Россия», «Совершенно секретно», несколько журналов «с нуля», участие в избирательных кампаниях федерального уровня.

Источник