April 29

Далай-лама оказался плохим оракулом

День за днем. События и публикации 30 апреля 1992 года комментирует обозреватель Аркадий Дубнов*

30 апреля 1992 года «Известия» вышли с шапкой «С праздником весны и труда, товарищи и господа!»

Первомай в том году впервые отмечался в стране, официально покончившей с марксистско-ленинской идеологией, и не очень еще было понятно, как отмечать «международный праздник солидарности трудящихся». «Указивок» из ЦК КПСС уже не было. Не было и обычных призывов ЦК к трудящимся, которые дважды в год - еще на 7 ноября, день Октябрьской революции, — публиковали все газеты на первой полосе.

Одним словом, кто как мог, так и отмечал.

Публицист «Известий» Юрий Макаров написал передовицу со своими личными призывами. Они неплохо выражали, что называется, текущий момент в стране:

«Рабочие и крестьяне! угостите друг друга, чем Бог послал!
Трудовая интеллигенция! Ваша основная задача – не передраться!
Ветераны! Не обижайтесь! В том, что не сделано, – и ваш вклад!
Демократы и консерваторы! Не перепутайте друг друга!
Труженики Международного валютного фонда! Мы с вами! Даешь!..».

Призывы не требуют дополнительных комментариев. Кроме последнего.

Дело в том, что за три дня перед этим, 27 апреля МВФ принял в свои ряды 13 бывших республик СССР, Россия была среди них.

Профессор, д.э.н. Дмитрий Смыслов в статье «История отношений России с международными финансовыми организациями», опубликованной в трехтомнике «История новой России» (издан Президентским центром Б.Н. Ельцин) пишет, что это решение во многом было обязано опасениям стран Запада. Они были вызваны ходом апрельского VI съезда народных депутатов РФ, где российское правительство было подвергнуто острой критике депутатов. США, имевшие решающее слово в МВФ, боялись, что правительство молодых реформаторов вынуждено будет уступить своим оппонентам, пойдя на «замедление темпов реформ, чрезмерное смягчение финансовой и кредитно-денежной политики».

«В Москву 14 апреля, рассказывает профессор Смыслов, срочно прилетел министр финансов США Н. Брэйди, чтобы с одной стороны, поддержать кабинет и оказать давление на оппозицию, пригрозив отказом в помощи, с другой – предостеречь само правительство от проявления излишней мягкости и уступчивости». На очередное заседание министров финансов и управляющих центробанками стран «большой семерки» 26 апреля в Вашингтоне был вызван первый вице-премьер российского правительства Егор Гайдар. Участники заседания «были удовлетворены его разъяснениями», пишет Дмитрий Смыслов. На следующий же день Совет управляющих проголосовал за прием России и ее соседей в члены Фонда. Тут же было объявлено, что Россия получит кредит МВФ в 24 миллиарда долларов.

«Известия» 30 апреля публикуют подробный комментарий замминистра финансов России Леонида Григорьева, объясняющего, что означает эта фантастическая по тем временам помощь.

  «…Живые» деньги, предоставляемые в полное распоряжение российского правительства, – это только 6 миллиардов долларов стабилизационного фонда, выделяемые единовременно целевым назначением. На них ничего нельзя будет купить: этот фонд предназначен исключительно для валютных интервенций (этот термин практически был тогда неизвестен большинству россиян – А.Д.) которые могут понадобиться для поддержания курса рубля после того, как он станет свободно конвертируемой валютой.
  Остальные 18 миллиардов из ожидаемых 24 – это главным образом фонд поддержки платежного баланса России на ближайшие, наиболее трудные месяцы. Это не безвозмездное дарение, а кредит, а также гарантии под уже выделенные кредиты. Выгодный, под сравнительно низкие проценты, на достаточно длительные сроки — но кредит, его надо будет рано или поздно вернуть. А главное – его не так просто получить…».

Но все эти премудрости тогда не слишком волновали россиян. Впереди были традиционно долгие майские праздники. В колонке информации на 1 полосе «Известия» публикуют два сообщения, которые любопытно будет сегодня, спустя 20 лет проанализировать на бытовом уровне.

Первое сообщение под заголовком:

«НАРОДНЫЕ ГУЛЯНЬЯ И ШЕСТВИЯ В МОСКВЕ»
  «Моссовет организует 1 Мая с утра народные гулянья на Красной и Манежной площадях.
  А движение «Трудовая Россия», которое против Ельцина, Попова и Лужкова, созывает народ на демонстрацию в честь солидарности пролетариата. Московская федерация профсоюзов, устраивающая манифестацию в парке им. Горького, предусматривает, в частности, продажу пива по 22 копейки за бутылку».

Следом за ним другое сообщение, не менее радостное:

«МИНИМАЛЬНАЯ ЗАРПЛАТА В РОССИИ ПОВЫШАЕТСЯ»
  «С 1 мая вступает в силу Закон Российской Федерации «О повышении минимального размера оплаты труда». Предписывается во втором квартале сего года в бюджетных организациях установить этот минимум в размере 900 рублей в месяц. В эту сумму не включаются доплаты и надбавки, премии и другие поощрительные выплаты».

Совместив вышеприведенные цифры, я прикинул, сколько бутылок пива «по 22 копейки за бутылку» можно было купить 20 лет назад в Парке Горького и «только членам профсоюза» за минимальную зарплату в 900 рублей. Получилось, 4090 бутылок…

Сегодня деньги в России уже другие. Впрочем, и пиво тоже. И все же интересно сравнить. МРОТ в 2011 году был равен 4611 рублей. В Москве гораздо больше, 10400 рублей. Если самая дешевая бутылка пива стоит около 30 рублей, то в Москве на МРОТ можно купить около 350 бутылок.

То есть в 10 раз меньше. И даже еще меньше…

Лучше меньше, да лучше. Такая вот занимательная арифметика.

«Известия» продолжают внимательно следить за сменой власти в Афганистане. В конце апреля 1992-го моджахеды, свергнувшие 16 апреля прокоммунистический режим Наджибуллы, начинают получать международное признание. Газета подробно рассказывает, как в Кабул прибыл премьер-министр Пакистана Наваз Шариф, «первый из лидеров иностранного государства, который приветствовал Переходный совет моджахедов уже на следующий день после того, как бывшие «душманы» стали законным правительством этой страны. По свидетельству корреспондента АП, самолет Н. Шарифа был обстрелян ракетой «земля-воздух» на подлете к Кабульскому аэропорту, однако это досадное обстоятельство не омрачало оптимизма пакистанского премьера, который заявил о том, что верит в «стабильный и миролюбивый Афганистан».

«Премьер-министр Пакистана Наваз Шариф привез в Кабул чек на сумму в 20 миллионов долларов, а также обещания оказать новому правительству значительную гуманитарную помощь», рассказывает корреспондент, добавляя, что «на окраинах Кабула продолжаются бои районного масштаба между масудовцами и отрядами Г. Хекматиара». А накануне «сопровождаемый эскортом из 60 танков и отрядом моджахедов численностью до 5 тысяч человек, стрелявших из всего, что способно стрелять, в город триумфально прибыл министр обороны нового правительства Ахмад Шах Масуд, который пообещал уже в скором времени сломить сопротивление отрядов Г. Хекматиара».

Эти «бои районного масштаба» продолжались около четырех лет, Кабул превратился в руины, никто не хотел уступать, ни легендарный Масуд, ни упрямый Хекматиар. Первый был министром обороны и вместе со своим старшим соратником профессором теологии Бурханиддином Раббани, избранным президентом Афганистана (оба они представляли этнических афганских таджиков) удерживали за собой Кабул. А Хекматиару, видному лидеру афганских пуштунов, им пришлось уступить пост премьер-министра страны, но в Кабул его отряды таджики не пускали. «Офис» премьера находился в 20 километрах от столицы, в местечке Чарасияб.

В 1994 году мне довелось сопровождать посетившего афганскую столицу министра иностранных дел России Андрея Козырева. Это было занятный визит. Навестив президента Раббани в его дворце в Кабуле, Козырев в сопровождении шумной охраны на нескольких джипах помчался по пыльной и грязно дороге, распугивая кур и собак в Чарасияб. Там нас принял Хекматиар, выглядевший несколько подозрительно, глаза его неестественно блестели, премьер был изрядно возбужден. Афганская охрана меня приняла за члена официальной российской делегации и я остался за спиной Козырева все то время, что шла его встреча со знатным моджахедом.

Хекматиар начал с главного: он потребовал у Козырева ответа: на каком основании афганские деньги, афгани, печатавшиеся тогда в России, на фабрике дензнака в Перми, передаются президенту Раббани, а не ему, премьер-министру Афганистана. Козырев явно не был готов к такому разговору, пообещав только, что недоразумение будет исправлено и часть заказанных афгани будет направлено Хекматиару.

Когда мы покидали премьерские «апартаменты», сопровождавшие Козырева бывшие сотрудники российского консульства в Афганистане сказали, что премьер был в обычном своем состоянии наркотического драйва…

В отличие от Масуда, погибшего в результате теракта, произведенного двумя арабами-смертниками 9 сентября 2001 года, за два дня до атаки на башни-близнецы Всемирного торгового центра в Нью-Йорке, контакты с Хекматиаром у россиян никогда не получались удачными. 65-летний Гульбеддин Хекматиар, лидер Исламской партии Афганистана, и сегодня остается влиятельным игроком афганской оппозиции правительству Хамида Карзая.

Что касается покушения на Ахмад Шах Масуда, то счастливая судьба автора уберегла его от гибели вместе с Масудом в тот день 9 сентября. Мне, ожидавшему среди нескольких других журналистов встречи с Масудом в местечке Ходжа Багаутдин у границы с Таджикистаном, пришлось жить несколько дней в одной комнате с двумя арабами, представлявшимися журналистами из Лондона. Мы должны были вместе брать интервью у Масуда, но у меня кончались деньги и я не стал его дожидаться, тем более, что незадолго до этого я с ним уже встречался. Спустя несколько дней, когда я уже добрался до Москвы, пришло сообщение, что «мои» арабы дождались Масуда. Одному из них оторвало голову во время взрыва телекамеры, второго застрелили охранники Масуда спустя несколько минут. Моджахед тоже был мертв, хотя афганцы еще неделю делали вид, что он еще жив…

Спустя несколько месяцев, Скотланд Ярд пригласил меня в Лондон, попросив быть официальным свидетелем по делу об убийстве Масуда, – ведь убийцы были «приписаны» к СМИ, зарегистрированному в Британии.

20 апреля 1992 года «Известия» публикуют интервью с Далай-ламой XIV. Самое интересное в материале в самом конце, где духовный лидер буддистов и злейший политический противник Китая, борец за национальное освобождение Тибета от китайской оккупации и лауреат Нобелевской премии мира делится своими прогнозами.

  «В ближайшие 5–10 лет нынешний режим в Китае падет, и страна проделает путь бывшего Советского Союза. Тибет обретет независимость. Страной будет править избранный народом орган. Я уже составил конституцию Тибета. Демократия близка буддизму».

Прошло уже двадцать лет, китайский режим пребывает не просто в целости и сохранности, а превратился во вторую экономику мира. Далай-лама оказался плохим оракулом.

Обзор «Известий» не могу не закончить весьма забавным на взгляд нынешнего читателя опубликованным там рекламным объявлением:

«ФИРМА ПРОДАЕТ ДОЛЛАРЫ США
по безналичному расчету.
Телефоны в Риге: (013-2) 40-69-08, 40-69-98».

Такое могло быть только в те времена. Как пишет профессор Дмитрий Смысло,

«Россия унаследовала от СССР валютный механизм, при котором к началу 1992 года существовало несколько валютных курсов рубля – коммерческий, официальный и биржевой… Коммерческий был втрое ниже официального курса, который применялся при конверсии наличной валюты... Биржевой же курс превышал коммерческий в 16-20 раз». Нужно ли объяснять, что рекламодатель «Известий» знал, как заработать на такой курсовой разнице?...

Аркадий Дубнов. Международный обозреватель газеты «Московские новости». Закончил МЭИ, работал в НИИ и на АЭС. В журналистике с 1990-го: «Демократическая Россия», «Новое время», «Радио Свобода», «Время новостей». 20 лет наблюдает за тем, что происходит на месте бывшего Союза.

Источник