July 19

Про несостоявшуюся порку и казнь смертную

События и публикации 13–14 августа 1992 года комментирует обозреватель Андрей Жданкин*

Номер «Российской газеты» открывается небольшой заметкой об открывающемся Всероссийском совещании товаропроизводителей. Автор приводит выдержки из своей беседы с одним из организаторов этого совещания, координатором парламентской фракции «Промышленный союз» Юрием Гехтом. «Специально взял с собой программу углубления экономических реформ, разработанную правительством Е. Гайдара. Наивно полагал, что в ходе беседы более подробно остановимся на ее достоинствах и недостатках», – пишет автор. А дальше – идет разгром гайдаровских реформ и прочая, и прочая… Не зря заметка озаглавлена «Промышленники готовятся дать бой Гайдару».

По иронии, в этом же номере на противоположной стороне полосы – заявление пресс-секретаря президента Российской Федерации:

«В последние дни в прессе появились сообщения о том, что парламентская фракция «Промышленный союз» якобы отклонила просьбу Президента о переносе совещания товаропроизводителей на более поздний срок. Более того, та же фракция настойчиво распространяет слухи о возможном участии Бориса Ельцина в этом совещании. В этой связи пресс-секретарь Президента России Вячеслав Костиков уполномочен заявить следующее: Ни в какие переговоры с кем бы то ни было по поводу своего участия в совещании товаропроизводителей Президент не вступал. Президент не намеревался и не намеревается участвовать в этом собрании. Соответственно вопрос о перенесении сроков этого мероприятия якобы пo желанию Президента просто не имеет места. Стремление некоторых деятелей выдать гипотетическое участие Президента в этом собрании за реальность не имеет под собой никаких оснований и носит спекулятивный характер. Президент не знаком с документами этого совещания, и последствия решений этого совещания лежат всецело на ответственности его организаторов, заявил Вячеслав Костиков».

К слову, организаторы совещания товаропроизводителей очень рассчитывали на то, что если не Ельцин, то, хотя бы, Егор Гайдар почтит их своим присутствием. Говорят, даже были заготовлены специальные гневные речи на этот случай. «Не склалось». Ни президент, ни премьер на совещании не приехали.

Хорошо написал в те дни «Коммерсант»:

«…видимо, предвидя возможность быть «побитым», не явился народу и Егор Гайдар, формально мотивировав свой отказ договоренностью о проведении совещания в сентябре. Отсутствие «мальчика для битья» вызвало у собравшихся приступ ярости, поскольку нарушало заранее подготовленный сценарий торжественного посрамления «главного реформатора». Будучи, судя по всему, неприученным к телесным наказаниям, Гайдар предпочел обществу провинциальных хозяйственников в бывшем Доме политпросвещения общество германских правительственных экспертов на даче в «Волынском»…

С неменьшей иронией отписались и «Известия»:

«На состоявшейся сразу после заседания пресс-конференции одного из главных организаторов мероприятия – лидера парламентской фракции «Промышленный союз» Юрия Гехта спросили, чего он ждал от совещания и как он оценивает то, что получилось в итоге. Он ответил, что был уверен: правительство не придет, так как ему, вероятно, нечего нам сказать, но то, что не присутствовали руководители Верховного Совета, оказалось неожиданностью. Таким образом, можно сделать вывод, что основным на совещании был вопрос о том, кто из высших руководителей придет, а кто нет. Совещание практически открылось обсуждением проблемы неявки Гайдара. Была назначена специальная депутация в правительство, призванная предложить правительству явиться. Депутация, правда, никуда не отправилась, а, позвонив на Старую площадь, выяснила, что Гайдар занят весь день. Вопрос неучастия высоких лиц заслуживает такого пространного комментария потому, что, во-первых, он не сходил с уст выступавших, а во-вторых, но не в последнюю очередь, ясно показывает, что одной из главных целей мероприятия было на кого-то лично произвести впечатление, на кого-то надавить, кого-то отчитать…»

Впрочем, все это не помешало участникам совещания принять документ под названием «О принципах соглашения о мерах экономической солидарности в ходе углубления экономической реформы», где правительству был поставлен жирный «неуд».

Замечу, что так и не появился на мероприятии ни спикер ВС Руслан Хасбулатов, ни его замы, хотя совещание готовилось при активной поддержке руководства парламента, и было официально объявлено, что спикер лично откроет совещание и выступит с приветствием к его участникам. Позднее, комментируя тот факт, что руководители ВС на совещании так и не появились, Аркадий Вольский заявил, что это «попахивает чем-то нездоровым». Понять Аркадия Ивановича можно: замутив очередной антиельцинско-антигайдаровский демарш, «хитромудрый лис Руслан» смог опять формально остаться в стороне…

Что касается самого совещания, то, насколько я помню, принятием гневной резолюции и очередным «наездом» на Гайдара дело и закончилось. При том, что в работе совещания участвовали почти полторы тысячи представителей 80 российских территорий, в том числе 590 депутатов всех уровней и 850 директоров промышленных и сельскохозяйственных предприятий.

Ну а Юрий Гехт спустя чуть более десяти лет, в начале 2000-х, бежал в Израиль. Как он сам утверждает, и чему я лично склонен верить, ему не удалось найти общий язык с тогдашним московским градоначальником Юрием Лужковым. А точнее, с его супругой. Якобы, именно они отобрали у него участок на Никитском бульваре и продали его Тельману Исмаилову, а его самого «подставили», после чего на Гехта завели уголовное дело по обвинению в похищении человека, и он вынужден был эмигрировать на родину предков, гражданство которой он предусмотрительно приобрел еще в 2000-м году. В преддверии последнего визита Путина в Израиль Гехт опубликовал аудио-обращение к президенту с просьбой об аудиенции и о рассмотрении его дела. Как мы помним, в программе визита пункта «гехт» не было и никакие изменения в эту программу позже не вносились.

«Дзержинскому нашлась замена» – под таким заголовком «Российская газета» публикует небольшую информацию о встрече чекистов с представителями церкви:

«Состоялась консультативная встреча МБ РФ с представителями Церкви Пресвятой Богородицы Преображающейся епископом Петром, игуменом Стефаном и архитектором Юлием Нечаевым, которыми было представлено проектное предложение о строительстве на месте памятника Ф. Дзержинскому на Лубянке часовни-усыпальницы безвестных жертв. «Сотрудники органов безопасности готовы оказать церкви всемерную поддержку, - сказал начальник ЦОС Министерства безопасности Андрей Черненко. - Однако окончательное решение столь важного, но затянувшегося вопроса должно сделать правительство Москвы».

Напомню, к тому времени на месте памятника Феликсу Эдмундовичу высился только постамент. А вот на постаменте стоял православный крест. Пятый по счету. Первый был установлен 14 февраля. Его водрузили перед зданием МБ казаки, возглавляемые атаманом Виктором Заплетиным и монахом Гермогеном. Крест простоял ночь, после чего его убрали, а зачинщиков оштрафовали, конфисковав у них орудия преступления – топоры. Однако дело этим не закончилось. Неугомонные казаки и монах продолжали с завидной регулярностью устанавливать кресты посреди Лубянской площади. С такой же регулярностью милиция и чекисты их убирали. Один крест даже «заминировали» муляжом бомбы, и тот простоял несколько дней, пока не стало ясно, что бомба – ненастоящая. Последний – пятый – крест планировалось поставить 22 августа – в годовщину провала путча. Однако, поставили его казаки раньше – 27 июля, приурочив к митингу, посвященному обострению ситуации в Приднестровье. Этот крест простоял дольше всего – почти полгода. К слову, такой же стоял на месте памятника Свердлову.

А казаки, которые устанавливали крест на Лубянке, уехали воевать в Приднестровье, потом – в Абхазию, потом – на Балканы.

А обещанную часовню так и не построили. Ни тогда, ни спустя два десятка лет…

«Независимая газета» вышла с первополосным материалом, посвященным 249-летию первой отмены смертной казни в России – императрицой Елизаветой. «Но сегодня каждый третий казненный в мире – наш», – пишет газета, приводя статистику последних лет: с 1985 года по 1990-й были казнены 2382 человека, а помилованы 232 – ровно в десять раз меньше.

Фактически, эту статью можно назвать началом одной из самых широких и продолжительных общественных дискуссий в России, продолжающихся до сих пор: «казнить нельзя помиловать».

История вопроса уходит корнями в ХIV век, когда впервые на Руси была законодательно закреплена сметная казнь – в Двинской уставной грамоте, юридически оформившей вхождение двинской земли в состав Московского государства. В ст. 5 этой грамоты говорилось: «Смертная казнь назначается в одном единственном случае – за кражу, совершенную в третий раз».

После этого от документа к документу спектр преступлений, за которые полагалось такое наказание, дополнялся и расширялся: воровство в церкви, конокрадство, государственная измена, поджоги, убийство, разбой, клевета, убийство своего господина, святотатство, кража холопов, государственные и религиозные преступления и так далее.

К ХVI-ХVII векам в России могли казнить уже даже за ловлю селедки или неверное показание веса соли при взимании пошлин… При Петре I смертная казнь применялась уже за 123 состава преступления.

В 1741 году Елизавета Петровна отменила смертную казнь. Но тюрьмы были переполнены, и спустя три года – в 1754 году смертная казнь стала применяться вновь.

А вот за время 34-хлетнего правления Екатерины II известно всего три случая приведения в исполнение казни, самый известный – публичная казнь Емельяна Пугачева.

Последующие императоры также не отличались кровожадностью: при Александре I за все 25 лет его правления были казнены 24 человека, за 26 лет Александр II не казнил ни одного… Всего же, как утверждают историки, с 1805 по 1905 годы были казнены около 300 человек.

А дальше Россия вступила в полосу революций. И хотя большевики, придя к власти, вслед за Четвертой Думой упразднили смертную казнь, но продержались недолго, развязав «красный террор»…

Как ни странно, но следующая отмена смертной казни произошла в СССР по указу Сталина – 26 мая 1947 года. Правда, и эта отмена продержалась недолго, и в начале 1950-х годов смертная казнь была Сталиным же восстановлена.

С 1962 года смертная казнь стала применяться и за экономические преступления. Первым таким делом, по которому были вынесены смертные приговоры, стало знаменитое «дело Рокотова-Файбишенко-Яковлева». Всех троих сначала приговорили к 8 годам за валютные махинации, потом, «по требованию общественности», сроки увеличили до 15 лет, а потом спешно приняли поправку в УК и уже по третьему приговору суда – расстреляли.

Всего с 1962 по 1990 годы были расстреляны 24 тысячи человек.

Начиная с 1991 года, количество приведенных в исполнение смертных приговоров стало резко уменьшаться: с 1991 по 1996 годы были расстреляны 163 человека.

А уже в мае 1996 года Борис Ельцин издал указ «О поэтапном сокращении применения смертной казни в связи с вхождением России в Совет Европы». Одним из условий, необходимых для того, чтобы страна могла быть членом Совета, является согласие с «протоколом № 6» Совета от 1983 года об отмене смертной казни.

Последний смертник в России был расстрелян 2 сентября 1996 года. И хотя сметная казнь в УК оставалась как исключительная мера наказания, выход нашли простой: Борис Николаевич просто перестал рассматривать дела приговоренных. А по закону, смертную казнь нельзя применять, пока президент не рассмотрит прошение о помиловании.

Есть еще несколько юридических тонкостей, связанных со смертной казнью, но я не буду вдаваться в эти подробности. Скажу только, что 19 ноября 2009 года Конституционный суд РФ запретил применять смертную казнь в России и после 1 января 2010 года, когда истек введенный в стране мораторий на применение высшей меры наказания.

Дискуссия – применять смертную казнь или не применять – не утихает до сих пор. Нынешние депутаты, в последние полгода проявляющие феноменальную активность, принимающие законы в рекордно короткие сроки на зависть (или на смех) всей планете, снова вывели дискуссию на новый виток. Депутат Франц Клинцевич, далеко не последний в партийной иерархии единоросс, предложил вернуть смертную казнь для крупных коррупционеров, военных преступников и педофилов. Любопытно, сколько времени в этот раз продлится дискуссия и как еще назовут Клинцевича в интернет-пространстве.

Андрей Жданкин. Профессиональный журналист. Окончил Московский государственный университет имени Ломоносова. В 1991 году – обозреватель «Российской газеты». После августовских событий (ГКЧП) – официальный пресс-секретарь Государственной комиссии по расследованию деятельности органов КГБ в путче, образованной указом Президента СССР М.Горбачева (комиссия С.Степашина). После «Российской газеты» (пунктирно) – еженедельник «Россия», «Совершенно секретно», несколько журналов «с нуля», участие в избирательных кампаниях федерального уровня.

Источник