May 22

Россия в кольце конфликтов

События и публикации 22 – 23 мая 1992 года комментирует обозреватель Андрей Жданкин*

Третий день в центре внимания российской прессы – события, разворачивающиеся вокруг «крымского вопроса». 21 мая российские парламентарии фактически поставили страну на грань открытого конфликта с Украиной. Несмотря на увещевания Козырева, на огромное количество гонцов из Кремля, пытавшихся «разрулить» вопрос, и даже на присутствие делегации украинского парламента, правда, не допущенной на закрытое заседание ВС, депутаты приняли печально знаменитое постановление «О правовой оценке решений высших органов государственной власти РСФСР по изменению статуса Крыма, принятых в 1954 году», денонсировавшее передачу Крыма Украине.

И хотя на следующий день ВС принял Заявление украинским коллегам, в котором народные избранники подчеркивали свою приверженность принципам неприкосновенности границ и отсутствие территориальных притязаний к Украине, ситуации это не изменило. Стало понятно, что у национал-патриотически настроенной части российского депутатского корпуса эти притязания таки есть.

«В Крыму начинается жаркое лето»- озаглавлена заметка в «Известиях» от 22 мая: «Могут ли Россия и Украина начать войну из-за Крыма? Вопрос был задан Леониду Кравчуку десять дней назад на пресс-конференции в штаб-квартире ООН в Нью-Йорке. От прямого ответа президент уклонился. Но принятое 21 мая решение российского парламента об отмене акта 1954 года с тревогой возвращает нас к этому».

Возможность вооруженного конфликта с Украиной не казалась такой уж фантастической. Во всяком случае, Запад на решение российского парламента отреагировал однозначно негативно. «Известия» приводят подборку материалов из западной прессы на эту тему под общим заголовком «Отмена российской дарственной на Крым чревата военной конфронтацией с Украиной, считает западная печать». По словам «Котидьен де Пари», помимо возможного нового регионального конфликта между Украиной и Россией, которым чреват спор о принадлежности Крыма, решение парламента РФ вызывает крайнюю озабоченность руководителей западных демократических государств, которые не скрывают своего страха, наблюдая за продолжающимся ухудшением отношений между двумя ведущими ядерными державами на территории бывшего СССР.

«Нойес Дойчланд» более резка, назвав решение российского парламента «объявлением войны» Украине. «Сейчас неважно, — пишет газета, — как возник этот документ под эгидой Хрущева и Суслова, но он просуществовал почти четыре десятилетия и является сегодня реальностью». «В эмоционально накаленной атмосфере между славянскими братьями, составляющими основу СНГ, — продолжает «Нойес Дойчланд», — может вспыхнуть искра, которая взорвет ситуацию. Ведь решение лишь тогда имеет смысл, когда оно выполняется. А это в настоящее время путем переговоров недостижимо, так как позиции сторон тверды, а заинтересованность в компромиссе равна нулю… Остается лишь слабая надежда на разум и осмотрительность. Но их основа очень хрупка».

Практически аналогичными фразами заканчивается и известинская заметка «В Крыму начинается жаркое лето»: «Достанет ли теперь российскому руководству мудрости и политической воли, чтобы предотвратить возможные последствия недальновидного… парламентского решения о судьбе Крыма?» В эти же дни Леонид Кравчук и вице-спикер Украины Василий Дурдинец сделали ряд заявлений для прессы, в которых осудили московские решения, но поскольку российский парламент после своего голосования даже не направил в Киев официального уведомления о его результатах и о предложении начать украино-российские переговоры по Крыму, реакция Украины также не приняла вид какого-либо официального документа.

Между тем я вспоминаю беседу с одним украинским коллегой, которая состоялась как раз в те же дни. Он сопровождал делегацию украинского парламента, прибывшую в Москву. Знакомы мы были с ним давно. И, само собой, никакие внешне - и внутриполитические проблемы никак не влияли на наши с ним отношения. А потому оба были друг с другом откровенны. Так вот по его словам, украинцы ехали в Москву абсолютно уверенными, что Россия поднимет вопрос о Крыме в более жесткой форме, вплоть до постановки ультиматумов. «Каких?» - спросил я. «Не знаю. Но, наверное, возможностей выкрутить нам руки у вас достаточно». «И что должны были делать ваши?» «А что мы можем? Только хлопнуть дверью…»

Вероятности того, что он говорил, я никак не исключаю. Официально делегация прибыла в Москву, чтобы донести позицию ВС Украины до своих российских коллег и до президента. Но, судя по всему, диалога не получилось. Во всяком случае, на совместной пресс-конференции, которая должна была состояться после российско-украинских переговоров, случился небольшой пердюмонокль. Предполагалось, что в пресс-конференции примут участие Сергей Филатов и Василий Дурдинец.

Соответственно, на столе стояли российский и украинский флажки. И вдруг, неожиданно, российский триколор убрали. Дурдинец отвечал на вопросы журналистов в одиночку…

Тогда же один американский журналист сказал мне фразу, которая запомнилась надолго: «Вы, русские, знаете, как удивить мир. Но, что гораздо хуже, вы знаете, как его напугать»...

К счастью, как известно, и у Ельцина, и у Кравчука мудрости и политической воли хватило на то, чтобы не раздувать конфликт дальше. Хотя, до подписания первого более или менее жизнестойкого российско-украинского договора оставалось еще ровно пять лет. Договор о дружбе, сотрудничестве и партнерстве между Российской Федерацией и Украиной был подписан только 31 мая 1997 года в Киеве президентами Ельциным и Кучмой.

Другая тема, которую несколько дней подряд выносили первую полосу практически все газеты – армяно-азербайджанский конфликт. В эти дни в Ереване находилась российская делегация – госсекретарь Геннадий Бурбулис и министр обороны Павел Грачев, которые встречались с руководством Армении. Их поспешное прибытие в зону конфликта можно было объяснить только одним – появившейся информацией о намерении Турции вмешаться в армяно-азербайджанское противостояние. Именно потому 20 мая главнокомандующий Объединенными Вооруженными Силами СНГ маршал Шапошников заявил, что участие третьей стороны в конфликте может привести к Третьей мировой войне, фактически абсолютно незавуалировано дав понять, что Россия в этом случае не сможет остаться в стороне.

Не знаю, насколько реальной была угроза турецкого вмешательства в конфликт, хотя, судя по тому, что пишет «Независимая», парламент Турции склонен был принять такое решение, если бы не грозный окрик из-за океана: «В политических кругах Анкары продолжается бурная дискуссия о возможной отправке турецких войск в Нахичевань. 20 мая этот вопрос был на повестке дня заседания Великого национального меджлиса (парламента) Турции. Лидер ведущей оппозиционной Партии отечества (ANAP) Мейсут Йылмаз подчеркнул, что «военное вмешательство Турции в конфликт не единственное решение вопроса». Вместе с тем Йылмаз подверг критике нынешнюю выжидательную позицию правительства Демиреля в этом конфликте, которая неадекватна реальной угрозе. Представители двух других оппозиционных фракций турецкого парламента однозначно высказались за немедленное вмешательство…

Нерешительность турецкого руководства в вопросе о вводе войск объясняется не только резким заявлением маршала Шапошникова об угрозе третьей мировой войны, которое в Анкаре расценили как скрытую угрозу. Судя по всему, главе внешнеполитического ведомства Турции Хикмету Четину в ходе телефонного разговора с госсекретарем США Джеймсом Бейкером 18 мая не удалось убедить последнего дать «добро» на военное вмешательство Турции в конфликт между Арменией и Азербайджаном».

Угроза Турции послать войска в Нахичевань настолько всполошила Запад, что официальный представитель Госдепа США Маргарет Татуайлер дважды за эти дни созывала пресс-конференции, на которых неоднозначно предупреждала: «США против вмешательства в конфликт третьей силы».

Тогда же министр обороны Грачев заявил: «Я не считаю, что Турция будет нападать: Армения будет отражать нападение Турции в районе Нахичевани, а Россия будет помогать Армении». Мне с ним в те же дни удалось переговорить в кулуарах. Само собой, спрашивал я его о возможном вмешательстве России. Он был настроен более чем решительно.

Так что, не побоюсь сказать, что ситуация напоминала Карибский кризис…

Андрей Жданкин. Профессиональный журналист. Окончил Московский государственный университет имени Ломоносова. В 1991 году – обозреватель «Российской газеты». После августовских событий (ГКЧП) – официальный пресс-секретарь Государственной комиссии по расследованию деятельности органов КГБ в путче, образованной указом Президента СССР М.Горбачева (комиссия С.Степашина). После «Российской газеты» (пунктирно) – еженедельник «Россия», «Совершенно секретно», несколько журналов «с нуля», участие в избирательных кампаниях федерального уровня.

Источник