May 2

Дай Бог здоровья Алле Пугачевой!

События и публикации 3 мая 1992 года комментирует обозреватель Аркадий Дубнов*

В номере «Московских новостей» от 3 мая значительное количество материалов посвящено ситуации, складывающейся на пространстве бывшего СССР спустя несколько месяцев после прекращения его существования. Еженедельник публикует ряд репортажей и несколько аналитических материалов на эту тему.

На традиционной странице трех авторов статья д.ю.н. Алексея Кожемякова «В Кувейт через Бишкек, или В круге первом», в которой автор предлагает свой взгляд на то, какой должна быть внешняя политика новой России, каким должно быть ее место в мире. Поводом для рассуждений стала поездка министра иностранных дел Андрея Козырева в страны Персидского залива с остановкой в Бишкеке.

Столица Киргизии выбрана для этого не случайно. За пару дней до этого там состоялась весьма важная встреча президентов стран Центральной Азии, приглашение на которую президент России Борис Ельцин не получил. Это стало поводом для различных толков и даже инсинуаций, вплоть до подозрения в стремлении этого региона обособиться от остального пространства СНГ. «МН» также публикует комментарий на тему бишкекской встречи. Об этом чуть ниже. «В Кувейт через Бишкек, или В круге первом».

Автор ссылается на распространенное мнение, согласно которому, «гораздо существеннее отношения с ближним, так сказать, новым зарубежьем», нежели отношения с дальним зарубежьем.

  «Подтверждение этим сомнениям даст маршрут последней поездки А. Козырева: в Кувейт через столицу Кыргызстана Бишкек, вызванный отнюдь не технической дозаправкой. Еще свежа в памяти дискуссия на VI Съезде народных депутатов РФ, где выступление министра иностранных дел было целиком посвящено положению России в СНГ. Прозвучало в нем и признание, что «самый большой процент президенто-часов, потраченных на внешнюю политику, приходится именно на работу со странами СНГ.
  Подобная постановка темы столь же необычна для МИДа, для которого дела внутри бывшего Союза становятся все более «внешними», сколь и оправданна: ведь безопасность России напрямую связана с положением на ее пока еще не охраняемых границах. Большинство «горячих точек», сосредоточены теперь в Европе и СНГ».

И дальше политолог делает вывод:

«выход для нас столь же прост, сколь и сложен: необходимо однозначно сделать европейский выбор, исходить из его приоритетности, не закрываясь, разумеется, для остального мира. США, Япония, Китай остаются нашими неизбежными партнерами…».

Спустя почти двадцать лет, в книге «Post-Imperium»(РОССПЭН, 2012 год) известный российский политолог, директор московского центра Карнеги Дмитрий Тренин подводит некоторый итог этому периоду:

  «В буквальном смысле на месте бывшего Советского Союза сформировались три новых региона. Первый можно назвать Новой Восточной Европой – в него входят Украина, Белоруссия и Молдавия. Другой регион Южный Кавказ – Армения, Азербайджан, Грузия и самопровозглашенные республики: Абхазия, Южная Осетия и Нагорный Карабах. Третьим стал Центральноазиатский регион: Казахстан и четыре государства, составлявшую советскую Среднюю Азию».
  Тренин утверждает, что «Россия перестала быть синонимом Евразии, но вопреки ожиданиям многих западных аналитиков, не стала и частью Европы. Она не распалась, но и не интегрировалась в состав Запада». По его мнению, «за последние двадцать лет внешняя политика России претерпела примечательную эволюцию. От незрелых попыток интеграции в состав Запада она перешла к самоутверждению в качестве независимой великой державы, но обнаружила лишь несоответствие этому статусу».

В заметке под малооригинальным для тех лет названием» «Есть шанс для СНГ» «МН» рассказывают о бишкекской встрече стран Центральной Азии, называя ее «необычной». И это, несмотря на то, что ей «предшествовали встречи в том же составе, состоявшиеся в Алма-Ате, Ташкенте и Ашхабаде».

Автор пишет:

  «Президенты Казахстана, Кыргызстана, Туркменистана и Узбекистана за неполные сутки трижды встречались наедине. Обеды и ужины проходили без членов делегаций и даже от услуг официантов отказались».

Эта деталь представляется, действительно, столь же необычной, сколь и невероятной, но остается неясным, кто накрывал на стол президентам и обеспечивал перемену блюд. Очевидно, личные телохранители…

«Что принесет встреча в Бишкеке?, – размышляют «МН», – Возможен ли выход из Содружества коалиции и ее автономное плавание? Этот вариант не исключался: в то время как президенты Нурсултан Назарбаев и Аскар Акаев твердо выказывали свою приверженность Содружеству, во внешней политике Ислама Каримова и Сапармурада Ниязова обозначился уклон в сторону зарубежных соседей».

Этот вывод в те годы имел под собой определенные основания, в начале 90-х годов Узбекистан объявил о своей приверженности «турецкой модели» развития, стремясь дистанцироваться от ориентации на Россию. Но уже через несколько лет эта тенденция исчерпала себя, Анкара слишком агрессивно навязывала свое влияние Ташкенту, амбициозного Ислама Каримова это не устраивало. Что касается богатой газом Туркмении, то там тогда громогласно объявили своей целью построение «второго Кувейта»…

Автор «МН» далее успокаивает читателя:

  «Однако совместное заявление однозначно подтвердило заинтересованность в становлении и укреплении Содружества Независимых Государств. Новые отношения между странами региона обусловлены географической культурной общностью народов и не входят в противоречие с обязательствами государств Средней Азии и Казахстана в СНГ и развивающимися связями с мировым сообществом, сказано в заявлении».
  «И здесь же, отвечая на вопрос, Назарбаев заявил, что он много сделал для становления Содружества, но уверенности в СНГ у него поубавилось».

Пессимизм президента Казахстана оказался оправданным. Вот как описывает нынешнее состояние Содружества в своей вышеуказанной книге Дмитрий Тренин.

  «Связь между бывшими советскими республиками в рамках СНГ… крайне слаба. Сегодня СНГ по сути обеспечивает лишь институционализованную площадку для саммитов и встреч высокопоставленных чиновников, а также безвизовый режим для простых граждан. Отношения между самими «братскими республиками» остаются хаотичными и непрозрачными, в частности, подписанные соглашения зачастую не выполняются».

Тренин дает жесткие оценки:

  «Первопричина такого небрежения, возможно, заключается в том, что сами участники СНГ, не говоря этого вслух, считают его чем-то неполноценным. Для многих в России новые независимые государства – еще не совсем государства. Примечательно, что политическими отношениями с ними по-прежнему ведает глава кремлевской администрации, а не министр иностранных дел».

Последнее наблюдение представляется весьма точным, оно свидетельствует, что Москва, отчасти, по-прежнему воспринимает отношения с постсоветскими столицами, как часть внутриполитического процесса… С другой стороны, это можно объяснить тем, что Россия, как бывшая метрополия, несет свою ответственность за состояние дел на «окраинах» бывшей советской империи.

Отчасти, такого рода восприятие прослеживается в статье под названием «Танки не стоят слез», написанной для «МН» маршалом ВВС Евгением Шапошниковым, на тот момент главнокомандующим Объединенными вооруженными силами СНГ.

Он делится своим разочарованием, что не удалось создать действительно единые вооруженные силы Содружества, «идею которых поддерживал президент России (Борис Ельцин)», уже «началось создание собственных вооруженных сил и министерств обороны – на Украине, в Азербайджане, Молдове, Узбекистане... Стало ясно, что в старой системе удержаться уже не удается».

Маршал Шапошников сокрушается:

  «Во всех случаях у меня одна, самая большая боль: я считаю, что ни корабль, ни десять танков или самолетов не стоят человеческих слез, тем более – крови. Прежде всего мы должны решить все социальные проблемы военнослужащих. Я постоянно настаивал на переходном периоде – примерно 2–3 года, чтобы, скажем, переселить с Украины офицеров, которые не хотят там служить, и Россию, и наоборот; определиться с выводом войск из Прибалтики в соответствии с мировой практикой и международным правом. Эти вопросы мы постоянно пытаемся решать, в том числе, и на самом высоком уровне, и я из кожи лезу вон, чтобы хоть что-то сделать».

Понятно, что такие вопросы не подвластно было тогда решать российской дипломатии. Не доверено ей решать их и сейчас. Не случайно, скажем, спецпредставителем президента России в Приднестровье был назначен ныне вице-премьер Дмитрий Рогозин, весьма далекий от дипломатической выучки. Поиски компромисса между властями непризнанной Приднестровской Молдавской республики и руководством Молдавии требуют значительных политических полномочий со стороны посредника, чем редко бывают облечены карьерные дипломаты.

Неподдельной искренностью веет от слов маршала, когда он делится своим недоумением от общения с коллегами, российскими военными в период после августа 1991 года, когда в результате путча ГКЧП стало ясно, что удержать Союз в прежних рамках не удастся.

  «Появлялись новые суверенные государства, новые президенты, а нам говорили: «Это все такие-сякие непонятные люди, они ведут нас не туда». И те, кто не имел склонности самостоятельно думать и анализировать, становились именно на такую позицию. Это проявилось и на Всеармейском офицерском собрании, когда некоторые его участники потребовали предъявить ультиматум президентам. Но, позвольте, их избрал народ...».

Сравните с тем, что говорил Дмитрий Тренин, слова которого приводятся выше, о странах СНГ для некоторых, – «еще не совсем государствах»…

И в том же номере еще одна иллюстрация на эту тему. Горестная, трагическая…

Репортаж из Южной Осетии, куда незадолго до этого в попытке подавить сепаратистские настроения ринулись вооруженные гвардейцы президента Грузии Звиада Гамсахурдиа. Но в начале 1992 Гамсахурдиа был свергнут, к власти в Тбилиси пришел Военный совет, который спустя пару месяцев пригласил «на царство» Эдуарда Шеварднадзе.

Репортаж Владимира Киселева из Цхинвала называется «Прощание».

Вот строки из него:

  «В Южной Осетии очень надеялись на VI Съезд народных депутатов России. Но осетинскую делегацию к трибуне не допустили. – От нас попросту отмахнулись, – говорил мне первый заместитель Председателя ВС Юго-Осетии Алан Чочиев. – Российское руководство и депутаты, озабоченные положением русских в Приднестровье, истекающий кровью маленький осетинский народ предпочли не заметить. Северный брат поддерживал – пусть даже на словах – нас до тех пор, пока в Грузии не пришло к власти пророссийское правительство. Но мы не верим ему, осетинам не хочется умирать от рук сторонников Шеварднадзе так же, как и от звиадистов».

Поразительно, вот ведь какие настроения тогда были в моде, – Шеварднадзе называли «пророссийским правителем». Москву обвиняли в том, что «не хочет замечать маленький осетинский народ». Сегодня трудно в это поверить: уже спустя несколько лет «серебряному лису» в Кремле не доверяли, а еще через несколько лет практически всех южных осетин начали чуть ли насильно оделять российскими паспортами. А потом и вовсе начали войну, защищая Цхинвал от нового грузинского президента. Которого, кстати говоря, в Кремле даже возлюбили, когда он сместил Шеварднадзе, – лично тому был свидетелем, наблюдая вблизи общение Саакашвили и Путина спустя несколько месяцев после смены власти в Тбилиси.

И, наконец, о двух сообщениях в «МН» в рубрике «Коротко». О начавшемся в Ростове судебном процессе по делу «по обвинению Андрея Чикатило в изнасиловании и жестоких убийствах 53 человек на протяжении 13 лет». Имя этого 56-летнего маньяка сегодня стало нарицательным, вынесенный ему в октябре 1992 года смертный приговор в феврале 1994-го был приведен в исполнение еще до объявленного Россией моратория на смертную казнь.

Второе сообщение повеселее:

Побывавшая в Омске на гастролях Алла Пугачева «своим присутствием порадовала не только меломанов, но и завсегдатаев местного казино. Небольшое расслабление за рулеткой обошлось ей в 15 тысяч рублей. Но проигрыш, по свидетельству очевидцев, нашу знаменитость ничуть не расстроил», сообщает местная газета «Недельное обозрение».

Вот уж «второй-четвертый» президент России вступает в должность, а наша примадонна остается по-прежнему первым ньюсмейкером на Руси! Как при Брежневе-Андропове-Черненко-Горбачеве…

Дай Бог ей и впредь здоровья, а нам хороших новостей!

Аркадий Дубнов. Международный обозреватель газеты «Московские новости». Закончил МЭИ, работал в НИИ и на АЭС. В журналистике с 1990-го: «Демократическая Россия», «Новое время», «Радио Свобода», «Время новостей». 20 лет наблюдает за тем, что происходит на месте бывшего Союза.

Источник