April 18

Конец «шоковой терапии» в России

События и публикации 19 апреля 1992 года комментирует обозреватель Аркадий Дубнов*

Апрель 1992 года для России – веха чрезвычайно важная. Состоявшийся в эти дни VI съезд народных депутатов РСФСР принял Постановление «О ходе экономической реформы в Российской Федерации», которое, как потом напишут историки, приостановило «шоковую терапию» в России, предпринятую правительством молодых реформаторов во главе с Егором Гайдаром.

Спустя двадцать лет все еще нет единого мнения относительно того, спасла ли эта «терапия» российскую экономику, была ли она благом или принесла горе и разорения миллионам россиян. И сегодня еще найдутся эксперты, политики и простые люди, которые занимают по этому поводу диаметральные точки зрения.

Еженедельник «Московские новости» – либеральное издание, поэтому значительная часть публикаций в номере от 19 апреля, посвященных итогам Съезда, критически анализируют их, считая, что депутаты «связав руки» реформаторам принятым Постановлением, заложили бомбу под дальнейший процесс оздоровления экономики и социальной жизни России.

Первая полоса «МН» исполнена в трагических, подчеркнуто черно-белых тонах (даже учитывая, что время газет «в цвете» тогда еще не пришло). Заголовок гласит: «Временно не правительство»: под ним фото Егора Гайдара, что-то объясняющего коллеге по правительству, министру внешних экономических связей Петру Авену. Сбоку комментарий главного редактора «МН» публициста Лена Карпинского. Начинается он так:

«Приняв постановление «О ходе экономической реформы в Российской Федерации», Съезд народных депутатов России определенно одержал победу, но пиррову, не над правительством и президентом, не над исполнительной властью в целом, а над собственным здравым смыслом».

Подача темы обширна. Комментируют обозреватели «МН» Виктор Лошак и Владимир Гуревич (сегодня – главные редактора, соответственно, «Огонька» и нынешних «Московских новостей»).

Виктор Лошак пишет:

«Ничто так не возвышает и не унижает, как телеэкран. Два дня, гриппуя, я наблюдал съезд по ТВ. Худшей мины, чем показывать себя дни напролет по телевидению и транслировать по радио, депутаты под съезд подложить не могли. Из всех комментариев запомнились две оценки: безнадежный голос диктора: «А сейчас вновь на нашей волне исторический съезд...» и показ Галиной Старовойтовой (она была убита у дверей своей квартиры в Санкт-Петербурге 20 ноября 1998 года) телерепортеру депутатского удостоверения со сроком действия до 1995 г. «Неужели эти люди будут командовать страной еще так долго?!».

Нет, депутаты не успели докомандовать страной. Съезд, начавший свою работу в мае 1990 года, был распущен президентом Ельциным досрочно, спустя полтора года после описываемых здесь событий, 4 октября 1993 года, после штурма Белого дома.

Лошак продолжает:

«Думаю, без утайки показываемый нам российский «партийно-хозяйственный актив» должен здорово порадовать жителей соседних суверенных государств именно тем, что они от него суверенны…».

Не могу удержаться здесь от замечания: мне, занимающемуся этими «суверенными государствами» с тех пор, как они образовались, в большинстве своем, – помимо своей воли, – очевидно: условно средний житель Центральной Азии уже давно перестал радоваться своей суверенной, но нищей жизни…

Но журналиста «МН» беспокоит не только «экономическая» активность депутатов:

«…но как насморк и кашель – симптомы простуды, так верным признаком наших правых политических поворотов последних лет стали руководящие угрозы: «А подать нам сюда прессу! Призвать ее... Наказать... Уволить...» Как будто и сегодня пресса – это какое-то единое идеологическое оружие партии, пристегнутое к портупее отдела пропаганды и агитации ЦК КПСС. Просто беда: люди новые, сами придумали красивые названия политических течений и фракций, а модели мышления антикварные!
Неужели сама должность или место в президиуме внушают разным людям в разные времена одни и те же мысли? Егору Кузьмичу (Лигачеву – А.Д.) не нравились «Московские новости» и «Огонек», Анатолий Иванович (Лукьянов – А.Д.) был недоволен «Известиями», теперь ими недоволен и Руслан Имранович (Хасублатов – А.Д.)... Как у демократа и к тому же большого ученого у него есть несложный выход: не нравится — не читай».

Думаю, Виктор Лошак многое сегодня мог бы добавить, как в современных условиях, когда уже все забыли про Хасбулатова и Лукьянова, работает «идеологическое оружие», главным видом которого стали государственные телеканалы, или, как их принято называть «зомбоящики». Как выяснилось, дело совсем не в «антикварных моделях мышления», а в неизменном способе государственного управления на Руси, даже примерившей на себя «суверенную демократию».

Владимир Гуревич, как и положено экономическому обозревателю, подводит итог главному событию Съезда:

«Надо признать: сверхжесткий каркас правительственной стабилизационной программы смягчен сегодня самим Кабинетом даже в большей степени, чем некоторые ожидали. Обещанные кредитные вливания в экономику вкупе с указом Ельцина по агропрому несут в себе немалый инфляционный риск. Однако риск повальных банкротств, вызванных нехваткой платежных средств, еще выше. Выбор был очевиден. И, казалось, высокий съезд этим удовлетворится. Судя по словам Ивана Рыбкина, сопредседателя фракции «Коммунисты России», коррективы, внесенные президентом в хозяйственную схему, устроили даже самых активных оппозиционеров».

В томе Очерков новейшей экономической истории России под названием «От плана к рынку», изданным Президентским центром Б.Н. Ельцина в серии «Уроки девяностых» (стр. 86–87), об апреле 1992 пишется следующее:

«На VI Съезде народных депутатов была предпринята попытка срыва реформы. Только благодаря решительной политике правительства, заявившего о своей готовности немедленно уйти в отставку, депутаты включили в постановление съезда пункт о поддержке курса на переход к рынку. Cдругой стороны, депутаты внесли в постановление ряд пунктов, внешне проникнутых заботой о благе людей, поддержке производства, а по существу, блокирующих жесткую финансовую и бюджетную политику правительства.
Это называется популизмом. Предлагается увеличить зарплату, компенсировать обесценивающиеся вклады, сократить налоги, поддержать субсидиями предприятия, не находящие сбыта своей продукции… Разве это плохие предложения? Но их реализация способна неминуемо увеличить дефицит государственного бюджета, а значит, раскрутить инфляцию. От нее всем (и, в первую очередь, тем, кого одарили такими решениями) станет только хуже… После этого съезда период шоковой терапии закончился».

Довольно забавно сегодня выглядит интервью в том же номере «МН» с мэром Москвы Юрием Лужковым под названием «Уйдет правительство, уйдем и мы».

– «Мы не можем промолчать, когда президента лишают права формировать исполнительную власть в государстве. Если где-то ситуация безвластия пагубно скажется в первую очередь, то это будет Москва. Постановление съезда касается нас напрямую – с дезавуирования исполнительной власти может начаться широкий политический реванш. Вот-вот на поверхность всплывет потрепанный и изживший себя лозунг «Вся власть Советам!» И на районном, и на городском уровнях Москва уже испытала, что значит этот лозунг», заявил, в частности, московский градоначальник.

Ирония судьбы: то правительство просуществовало до декабря 1992 года, потом его формировал Виктор Черномырдин. А Юрий Лужков проработал мэром еще 18 лет(!), пережил в качестве главы субъекта Федерации таких тяжеловесов, как президенты Татарстана и Башкоторстана Шаймиев и Рахимов, и был отправлен в отставку только осенью 2010 года указом президента Дмитрия Медведева в связи «с утратой доверия». Такой вот парадокс, – Лужков, выступавший против «лишения права президента формировать исполнительную власть», в другую историческую эпоху оказался жертвой уже ничем не ограниченного права президента на эти действия…

Впрочем, справедливости ради заметим, что Лужков уже и в нынешние времена, так сказать, «президентского абсолютизма», находясь на посту, не боялся выступать за восстановление прямых выборов губернаторов. Для него это стало надежной подстраховкой своих позиций, москвичи в большинстве своем исправно голосовали бы за «человека в кепке». Однако не досидел столичный градоначальник до «болотных» событий, заставивших Кремль вернуть прямые выборы глав регионов.

На популярной в 90-е годы полосе «МН» под рубрикой «Евразия» печатаются четыре материала - о ситуации на Украине, Белоруссии, Таджикистане и Молдове. Наиболее опасной выглядит обстановка в Таджикистане. Эта страна будет в центре внимания российских и мировых СМИ еще много лет, там весной 91-го раскручивалась спираль гражданской войны... Автор «таджикской» статьи Асаль Азамова.

Под этим псевдонимом писала тогда Санобар Шерматова, замечательная журналистка, к величайшей горечи скоропостижно скончавшаяся в марте прошлого года. Будучи родом из Узбекистана, Санобар была вынуждена скрывать свое настоящее имя, чтобы не навлечь неприятностей на своих родственников, живущих на родине, уже оказавшейся вотчиной Ислама Каримова, медленно, но верно возвращавшего республику к феодальным порядкам. Блестящий знаток Средней Азии, тонкий аналитик, и вообще – очень добрый человек, Санобар была одной из немногих экспертов по этому сложному региону. Ее уважали во всех среднеазиатских республиках, а политики внимательно прислушивались к оценкам Санобар.

Шерматова пишет:

«В Душанбе все туже закручивается спираль напряженности. Верховный Совет, избранный два года назад в условиях чрезвычайного положения, и сторонники оппозиции неоднократно противостояли друг другу. Но нынешний митинг по продолжительности (он идет круглосуточно с 26 марта) и размаху превосходит прошлые».

В ее статье рассказ о фактическом двоевластии в республике. Спикеру Верховного совета Таджикистана Сафарали Кенджаеву, выражающему интересы партийной номенклатуры, подчиняется часть силовых структур, что позволяет ему арестовать сторонников оппозиции во власти, мэра Душанбе, преследовать лидеров Демпартии, общественных движений, отстранить от должности министра МВД. Сегодня имена этих людей мало что говорят современному российскому читателю, за исключением историков и экспертов. Пожалуй, только одно еще имя на слуху, – бывшего духовного лидера таджикских мусульман, впоследствии, одного из руководителей исламо-демократической(тогда было возможно такое непривычное на слух сочетание) оппозиции Ходжи Акбара Тураджонзода. Ныне он, едва ли не последний живой оппонент действующей власти в Таджикистане. Санобар Шерматова рассказывает о появлении Тураджонзода среди митингующих, заявившего о поддержке их требований.

«Оппозиция не исключает трагической развязки событий, пишет автор, …в любой момент со стороны властей может быть организована провокация, которая станет поводом для разгона митинга и может повлечь человеческие жертвы, — говорит лидер Демократической партии Шодмон Юсупов».

К сожалению, все так примерно и произошло…

Стоит, видимо, добавить, что Таджикистан и по сей день остается зоной повышенной политической и социальной «турбулентности». Пришедший к власти в Таджикистане в ноябре того же 1992 года Эмомали Рахмон, установивший авторитарный семейный режим и лишивший оппозицию реальных возможностей для политической деятельности, сделавший таджикский национализм и антиузбекскую пропаганду стержнем национальной идеологии, привел страну к глубочайшему кризису. Автор этих строк, почти двадцать лет назад лично бывший свидетелем избрания Рахмонова, за пару дней до этого – еще рядового полевого командира прокоммунистического Народного фронта, одновременно, директора колхоза в Кулябе, – спикером парламента, все еще вынужден отслеживать деятельность этого бывшего советского моряка-подводника, теперь укоротившего свою фамилию на две буквы, – Рахмон.

Последнюю свою статью об этом человеке, уже в новых «Московских новостях», автор написал 18 апреля 2012 года: «Рахмон просит Москву о помощи».

Как и два десятилетия лет назад впору повторять слова из статьи коллеги Шерматовой: «В Душанбе все туже закручивается спираль напряженности…»

Аркадий Дубнов. Международный обозреватель газеты «Московские новости». Закончил МЭИ, работал в НИИ и на АЭС. В журналистике с 1990-го: «Демократическая Россия», «Новое время», «Радио Свобода», «Время новостей». 20 лет наблюдает за тем, что происходит на месте бывшего Союза.

Источник