April 8

Поговорим на птичьем языке

События и публикации 9 апреля 1992 года комментирует обозреватель Игорь Корольков*

В начале апреля двадцать лет назад начался съезд народных депутатов Российской Федерации. Практически все СМИ освещали событие, однако «Российская газета» делала это наиболее подробно. Два ее корреспондента ежедневно передавали в редакцию отчеты из Большого Кремлевского дворца, но были еще журналисты, которые отслеживали на съезде наиболее интересные события, особенно волновавшие общество. Как, например, проблема коррупции. Рыночные отношения едва зарождались, а коррупция уже набрала такие обороты, что бросила в дрожь всех – от нянечки в детском саду до президента страны.

9 апреля «Российская газета» активно обсуждала вставшую во весь рост проблему чиновничества. (Статьи «Чиновники кинулись в бизнес, но не утонули», «Реформы будут продолжены. Тактика изменится»). Ее затронул в своем выступлении на съезде президент Борис Ельцин, депутаты тему развили.

Российское чиновничество на глазах растерянного общества торопливо и бесцеремонно приватизировало, захватывало, учреждало, делило, рассовывало по карманам. С этим стихийным процессом никто не смог справиться. С одной стороны, было не до этого. С другой… На мой взгляд, автор статьи «Чиновники кинулись в бизнес, но не утонули» очень точно обозначил эту другую сторону. «…нет уверенности в том, – писал он, – что иные из госчиновников, кто сидит за столом на этих совещаниях, (по борьбе с коррупцией – И.К.) не разрабатывают меры против самих же себя».

Двадцать лет прошло. И все двадцать лет мы талдычим одно и то же: коррупция достигла невиданных размеров! Страна в опасности! Так дальше жить нельзя! И живем! Редкий государственный муж не лягает коррупцию. А она, словно котенок у отопительной батареи, обвилась вокруг вертикали власти и сонно смотрит на суету…

Почему же она так живуча, эта коррупция? Вроде бы выделили штамм, изучили, поняли, как бы даже формулу вакцины изобрели и – ничего. С мыслью, что она неистребима, можно было бы и смириться, если бы не нелюбимая российскими властями Грузия. За шесть лет кавказская республика изжила коррупцию практически полностью, и вошла в пятерку стран, где этот недуг самый слабый. Впереди Грузии лишь Финляндия, Дания, Норвегия и Швейцария.

Этот факт выглядит еще более впечатляющим, если иметь в виду, что Российская Федерация в этом списке занимает 143 место из 183 возможных. Соседи нашей ядерной державы – Коморские острова, Мавритания, Нигерия, Восточный Тимор, Уганда, Белоруссия и Азербайджан.

Так почему же у Грузии, некогда пронизанной взятками настолько, что казалось, никакими мерами, даже самыми радикальными, ситуацию не изменить, удалось победить недуг, а мы все еще под капельницей?

В апреле 2010 года президент Медведев подписал указ «О национальной стратегии противодействия коррупции и национальном плане противодействия коррупции на 2010-2011 годы». Почитайте этот документ, многое станет понятно.

«4. Руководителям федеральных органов исполнительной власти, иных государственных органов:
а) принимать действенные меры по предотвращению и урегулированию конфликта интересов на государственной службе;
б) руководствуясь Национальной стратегией противодействия коррупции и Национальным планом противодействия коррупции на 2010-2011 годы, внести до 1 июня 2010 г. в планы соответствующих федеральных органов исполнительной власти и иных государственных органов по противодействию коррупции изменения, направленные на достижение конкретных результатов;
в) организовать контроль за выполнением мероприятий, предусмотренных планами;
г) обеспечить своевременную корректировку планов…
д) оказать содействие…
е) обобщить практику…
ж) обеспечить усиление…»

До боли знакомые рекомендации! «Еще шире развернуть социалистическое соревнование», «активизировать массы», «усилить контроль», «мобилизовать коммунистов»… Поток этой бессмыслицы ЦК КПСС обрушивал на наши головы с регулярностью осенних дождей. Мертвым фразам партийные руководители пытались придать некую живость и значимость, но они не могли привести в действие даже трехколесный велосипед.

Подозреваю, что подписавший Указ № 460 слабо представлял, как справиться с проблемой, а потому вынужден был прибегнуть к мерам, которые в конце концов привели КПСС к краху.

Процитирую документ, который, по мнению президента Медведева, должен определять стратегию борьбы с коррупцией. Называется он «Национальная стратегия противодействия коррупции». Начинается документ так:

«Во исполнение Национального плана противодействия коррупции, утвержденного Президентом Российской Федерации,.. в России создана законодательная база противодействия коррупции, приняты соответствующие организационные меры по предупреждению коррупции и активизирована деятельность правоохранительных органов по борьбе с ней».

Дальше, по законам жанра, который так любили в ЦК КПСС, должно следовать слово «однако». И действительно, читаем:

«Однако, несмотря на предпринятые государством и обществом меры…»

Дальше можно не тратить время: «обеспечить», «повысить», «внедрить», «совершенствовать», «устранить», «расширить»… И т.д., и т.п.

Вся эта абракадабра, как указано в документе, утратила силу месяц назад. Но, на мой взгляд, на самом деле она утратила силу в тот самый момент, когда была подписана: 13 апреля 2010 года. А если быть совсем точным, то никакой силы в нем никогда и не было. Это подтверждают результаты борьбы с коррупцией в 2010–2011 годах.

Реальные действия не требуют многословия. Им нужны короткие, предельно ясные, не допускающие двойственных толкований команды. Чтобы отдать такие команды, нужно, прежде всего, осознать для самого себя: действительно ли ты хочешь одолеть в стране коррупцию? Если ответ утвердительный, нужно честно сказать самому себе: в этой борьбе ты можешь погибнуть. Лишь если такая возможность не пугает лидера страны, можно быть уверенным: он действительно готов к серьезным переменам.

Не похоже, чтобы президент провел такой разговор с самим собой.

У меня сложилось впечатление: руководство нашей страны очень радуется, когда в Грузии на улицы выходят недовольные политикой тамошнего президента. Дескать, вот он какой плохой! Мол, даже его некогда верный соратник председатель парламента Нино Бурджанадзе перешла в стан оппозиции!

Саакашвили действительно нажил много врагов, потому что, борясь с коррупцией, их нельзя не нажить. Что же касается ссоры с госпожой Бурджанадзе, то говорят, ее причина лежит в том, что она за копейки приобрела дорогую дачу. А с кем рассорился наш президент в своем окружении по причине личной нечистоплотности коллеги? Ах, возразят мне: не рассорился, возможно, потому, что таких в окружении президента нет.

Я промолчу, а вы послушайте, как смеется страна…

Заместитель председателя Комитета Госдумы по труду и социальной политике, заместитель руководителя фракции «Справедливая Россия» Олег Шеин, оценивая причины отсутствия борьбы с коррупцией в стране, поднялся над частностями и, как мне кажется, очень близко подошел к верному диагнозу: «Пока у власти будет находиться одна и та же партия, пока будет существовать, как при любой монополии, система по прикрытию своих, масштабы коррупции так и будут шириться».

Дополню мнение политика. Уловка с сохранением президентского кресла, очень смахивающая на игру наперсточников, – тот зародыш, из которого вырастают многие проблемы современной России. На такой нравственный стержень невозможно опереться.

Вот почему, как мне кажется, птичий язык еще надолго останется основным языком общения власти с народом.

Игорь Корольков. Работал в «Комсомольской правде», «Известиях», «Российской газете» (1991 год), «Московских новостях». Специализировался на журналистских расследованиях. Лауреат премии Союза журналистов России и Академии свободной прессы.

Источник