April 8

Реформы будут продолжены. Тактика изменится

Съезд начался накануне Съезда — собранием граждан Российской Федерации, давшим возможность выявить расстановку политических сил. Начавшись спокойно, к концу оно приобрело радикальный характер. Радикальные демократы провели устраивающую их резолюцию. Однако назавтра от нее отмежевались более трезвые политики, например из Демократической партии России, Движения демократических реформ и, самое главное, парламентской фракции «Промышленный союз».

Поэтому обсуждение хода реформы прежде всего зависело от того, как поведет себя правительство, какие изменения предложит Президент, какому — радикальному или либеральному течению реформ — они более отвечают. От правительства требовали смягчения курса, и Президент мог заявить об этом вначале, чтобы затем жестко отстаивать разумно скорректированную линию. То есть, выражаясь военным языком, правильно было бы отойти на заранее подготовленные позиции и держать конструктивную оборону. В этом случае Президент сохранил бы наиболее ярких людей из правительства, отстоял бы стратегию реформ, и Съезд мог бы закончиться мирно и плодотворно.

То, что Президенту пришлось самому делать доклад, хотя перед депутатами должен был выступить Е. Гайдар, многие расценили как проигрыш президентской «команды» и во всяком случае как ее ошибку (не был проработан очевидный запасной вариант). Но это вряд ли соответствует действительности. Дело в том, что вся иерархия власти держится сейчас на одной личности. В стране сегодня один лидер. Это, как говорится, видно невооруженным глазом. Это подкрепляется и результатами социологических опросов: рейтинг Б. Н. Ельцина значительно выше, чем у других политиков. Одна из главных причин его бесспорного лидерства — отсутствие четкой структуры исполнительной власти на местах, что приводит к необходимости ее жесткой централизации. Чтобы система не развалилась, нужна мощная связь с центром, в нашем случае — с Москвой. Поэтому отстаивание Президентом варианта президентского правления выглядит вполне логично.

Итак, естественно, что сообщения о жизненно важном для страны вопросе ждали именно от лидера. Его доклад свидетельствует, что Ельцин не собирается идти на кардинальные уступки. По крайней мере стратегические. Другая стратегия — это другой президент, другое правительство. Генеральная линия Ельцина и его кабинета — продолжение реформ. Вопрос, как их проводить, открыт для обсуждения. И если, например, регионализация России пойдет на пользу государственному строительству и даст большую свободу производителям (что прозвучало в докладе), в ней нет ничего невозможного.

Ясно, что придется увеличить обороты печатного станка. Но если реальное содержание рубля меняется, это придется сделать, только так, чтобы эмиссия приводила не к накоплению бумажных денег, а к стимулированию производства. Поэтому принципиально важна обнародованная Президентом позиция: при сохранении курса на ликвидацию бюджетного дефицита будут предоставлены льготы производителям, то есть финансовая диктатура будет направлена на подъем производства. Это — новшество в тактике кабинета, свидетельство того, что критика из рядов оппозиции услышана.

Другие принципиально новые моменты. Первый: Президент точно очертил социальную базу реформ. Это инициативная часть населения, не сотня дутых миллионеров, а миллионы собственников — предпринимателей, квалифицированных рабочих, специалистов, фермеров, ремесленников. В докладе сказано, что надо создать огромную сеть малых предприятий производственного типа (но это не значит, что посредническая или банковская инфраструктура должна быть смята — без нее экономика недееспособна). Второй момент: заявлено, что проводить рыночную реформу может только рыночное государство. Старые государственные структуры, гнилые правительственные механизмы, доставшиеся в наследство кабинету и за три месяца не переделанные, должны быть заменены. Самому государству необходимо стать субъектом рынка, не собирать оброк с предприятий, а покупать то, что ему нужно, — услуги, кадры, оружие. Переход государственных чиновников на контрактную систему — только часть дела. Предстоит изменить суть министерств, превратить их в регулирующие, консультирующие, информирующие органы, которые заинтересованы в снижении цен и увеличении товара, — заинтересованы уже потому, что выходят на рынок и платят.

Таковы стержневые положения доклада Президента Съезду. Они не были выдвинуты на первый план и потому, возможно, не привлекли внимания части депутатов и не дойдут до «человека из очереди». На взгляд этого последнего, сбитого с толку предсъездовскими маневрами политиков, идет передел власти, где все уже решено, а сам Съезд — не более чем длинное и нудное действо с целью оформить закулисный сговор, подать его под соусом демократии и законности. Люди, давно ждавшие экономических реформ (от «чистой» политики все устали), вкусив их первых горьких плодов, оказались в шоке. Поэтому, кстати, на Съезде так много неопределившихся депутатов. Куда они повернут — от этого, собственно, и зависит судьба реформ.

Так что Съезд — отнюдь не декоративный орган. Напротив, сегодня это конструктивное начало в жизни России. Именно Съезд должен привести к компромиссу по тактическим вопросам между правительством и оппозицией, с которой, разумеется, считаются. Идет не передел власти, а уточнение ее конституционного разделения, поиск четкой конституционной организации, осознание степени ответственности правительства, парламента и Съезда за будущее страны.

По материалам экспертов центра «Истина» Миннауки Российской Федерации подготовил Евгений ПАНОВ.

«Российская газета» 9 апреля 1992 года