October 16

Умнеем? Куда уж дальше!

События и публикации 17–18 ноября 1992 года комментирует обозреватель Андрей Жданкин*

«Известия» на первой полосе номера от 17 ноября публикует радостную новость под заголовком «Россия наконец получит 600 миллионов долларов от Всемирного банка»:

«Первые переводы из Вашингтона, где размещена штаб-квартира банка, начнут поступать ближе к концу ноября, когда будет выполнена серия технических формальностей, не очень существенных, но требующих, однако, времени… 600 миллионов долларов предполагается распределить следующим образом: 250 миллионов пойдут на наш валютный рынок, дабы чуть полнее насытить его; 100 миллионов - на нужды российской медицины; 150 миллионов – сельскому хозяйству; по 50 миллионов - транспорту и угольной промышленности…»

К тому моменту уже было известно, что ВБ принял решение выделять странам – наследницам СССР кредиты в размере 4,5–5,0 млрд. долл. в год. На долю России предполагалась почти половина этой суммы. Российские власти обещали использовать эти кредиты по четырем направлениям: жизненно необходимый импорт; структурные преобразования; инвестиционные проекты; укрепление институциональной базы финансовой инфраструктуры (проще говоря, наведение порядка в финансовых институтах).

В рамках первой программы помощи России был предусмотрен кредит на сумму 1,5 млрд. долл. В 1992-м Россия подписала первые три соглашения с ВБ о выделении ей 803 млн. долл. Как раз первое соглашение от 16 ноября и предусматривало предоставление реабилитационного займа в 600 миллионов для оплаты импорта жизненноважных товаров и покрытия расходов, связанных со структурной перестройкой экономики. Одним из условий этого транша было то, что на эти средства нельзя было приобретать оружие, драгоценные металлы, табачные изделия и другие товары, не являющиеся предметами первой необходимости.

Второй кредит в 70 миллионов предназначался для финансирования программ социальной защиты граждан в переходный период. Деньги должны были пойти на создание бирж труда, выдачу пособий по безработице и тому подобного. Еще 90 миллионов от ВБ и 43 миллиона от Европейского банка реконструкции и развития должны были пойти на закупку оборудования и экспертную помощь по приватизации. Условия всех этих займов были одинаковы: 7,6% годовых, срок – 15 лет, включая льготный пятилетний период.

Однако, в итоге, в 1992 г. валюта от Всемирного банка так в Россию и не поступила. Первый транш пришел только в 1993-м. И в течение следующих шести лет в Россию поступил 41 заем на общую сумму в 11 миллиардов 355 миллионов долларов. В ежегодном отчете Всемирного банка за 1998 год написано: «С момента вступления России во ВБ в 1992 г. по август 1998 г. Банк предоставил ей 41 заем на сумму 11,4 млрд. долл., реально были использованы 5,7 млрд. долл., или 61,7% от 9,2 млрд. долл., выделенных на 30 июня 1998 г.» Что стало с остальными деньгами, история, как говорится, умалчивает. А потом был кризис 98-го, и программа помощи России была приостановлена. Правда, ненадолго. Сегодня ВБ финансирует в России около трех десятков проектов.

О том, насколько эффективной была помощь международных финансовых институтов, очень красноречиво говорит в своей книге «Дни поражений и побед» Егор Гайдар, описывая взаимоотношения России и Международного валютного фонда:

«Фонд – это большая бюрократическая организация с квалифицированным техническим персоналом, способная решать достаточно стандартные задачи, связанные с ликвидацией последствий финансовой дестабилизации, авантюристической, популистской политики. К решению крупномасштабных политических задач он по своей природе совершенно не готов… В критические месяцы, с января по апрель 1992 года, даже несколько сот миллионов долларов свободных валютных резервов позволили бы нам серьезно расширить свободу экономического маневра, но и эти суммы были для нас недоступны. А к тому времени, когда бюрократические процедуры наконец завершены, стабилизационная программа уже расползается на глазах. И предоставленный нам в июле 1992 года миллиардный кредит на пополнение валютных резервов – теперь всего лишь запоздалая поддержка усилий первого полугодия…»

«В столице Чечни появился проспект Михаила Горбачева, – пишет «Российская газета». – Так был переименован проспект Революции. Факт для современной жизни Чечни исключительный. Во-первых, проспект назван в честь ныне здравствующего человека, во-вторых, Михаил Сергеевич, как известно, не чеченец». Однако, имя первого и последнего президента СССР недолго красовалось на табличках в центре столицы Чечни, и очень скоро проспекту Революции вернули прежнее название. А 11 августа 2009 года он был переименован в проспект имени Махмуда Эсамбаева.

Еще одно сообщение заинтересовало меня. «Цена академика подросла», – называется заметка в «Российской газете». «Правительство Российской Федерации установило с 1 января 1993 года оклад за ученое звание действительного члена Российской академии наук в размере 10.000 рублей. Оклад за ученое звание члена-корреспондента Российской академии наук установлен в размере 50 процентов оклада за звание действительного члена Российской академии наук». Посмотрел курсы валют на тот период: 448 рублей за 1 доллар – по курсу ЦБ. В реальности – рубль был еще дешевле. Получалось, что правительство расщедрилось, и готово было в месяц тратить на цвет своей науки аж 22 доллара – на академика и 11 – на членкора. К слову, на тот момент в РАН насчитывалось не более 300 академиков и около 500 членкоров. Таким образом, общие затраты страны на поддержание минимальной жизнедеятельности своих лучших ученых составляли около 12 тысяч долларов в месяц.

Позволю себе небольшой экскурс в историю. 6 декабря 1921 года постановлением Совнаркома была учреждена Центральная комиссия по улучшению быта ученых – ЦЕКУБУ. Но еще октябре около 8 тысяч ученых и научных работников начали получать особые – «академические» – пайки, а четырьмя месяцами позже такие же пайки были введены для 200 тысяч учителей. Тогда же, в декабре 1921 года ученые обрели право получать вознаграждение «за научные, педагогические и научно-популярные сочинения».

К слову, еще раньше – в январе 1921 года особым постановлением Совнаркома были созданы особые условия для академика Павлова (помните собачку с фистулой в животе?) и его сотрудников. Позволю себе процитировать это постановление:

«1. Образовать на основании представления Петросовета специальную комиссию с широкими полномочиями в следующем составе: тов. М. Горького, заведующего высшими учебными заведениями Петрограда тов. Кристи и члена коллегии отдела управления Петросовета тов. Каплуна, которой поручить в кратчайший срок создать наиболее благоприятные условия для обеспечения научной работы академика Павлова и его сотрудников. 2. Поручить Государственному издательству в лучшей типографии республики отпечатать роскошным изданием заготовленный академиком Павловым научный труд, сводящий результаты его научных работ за последние 20 лет, причем оставить за академиком И. П. Павловым право собственности на это сочинение как в России, так и заграницей. 3. Поручить комиссии по рабочему снабжению предоставить академику Павлову и его жене специальный паек, равный по калорийности двум академическим пайкам. 4. Поручить Петросовету обеспечить профессора Павлова и его жену пожизненным пользованием занимаемой ими квартирой и обставить ее и лабораторию академика Павлова максимальными удобствами. Председатель Совета Народных Комиссаров В. Ульянов (Ленин) Москва, Кремль. 24-го января 1921 года».

В стране – гражданская война, голод, разруха. Но это не мешает думать о будущем… Конечно, оппоненты смогут мне возразить – мол, именно тогда и зародилась система привилегий, «кремлевских заказов», «особых пайков» и прочего. Возможно. Я даже спорить не буду. Но, прошу заметить, что в первую очередь в список, как теперь принято говорить, VIPов, были внесены не чиновники, а ученые, врачи, учителя, писатели – так сказать, производители нематериальных благ…

В 2008 году Правительство РФ тоже приняло постановление по академикам: теперь действительные члены РАН получают по 50 000 рублей, члены-корреспонденты – по 25 000 руб., академики отраслевых академий (а их в России еще пять) – по 30 000 руб., членкоры этих академий – по 15 000 руб. Думаю, что для страны, добывающей почти 10 процентов от мировой добычи нефти, сумма, которую она платит своим ученым, вполне подъемная. Даже, несмотря на то, что по состоянию на 23 декабря 2011 года среди членов РАН были 531 академик и 769 членов-корреспондентов. Между прочим, общее число действительных членов Академии наук СССР к концу 80-х составляло 323 действительных члена и 586 членов-корреспондентов.

Так что, судя по тому, что академиков на душу населения в России стало больше, в целом за последние двадцать лет мы сильно поумнели.

Андрей Жданкин. Профессиональный журналист. Окончил Московский государственный университет имени Ломоносова. В 1991 году – обозреватель «Российской газеты». После августовских событий (ГКЧП) – официальный пресс-секретарь Государственной комиссии по расследованию деятельности органов КГБ в путче, образованной указом Президента СССР М.Горбачева (комиссия С.Степашина). После «Российской газеты» (пунктирно) – еженедельник «Россия», «Совершенно секретно», несколько журналов «с нуля», участие в избирательных кампаниях федерального уровня.

Источник