September 19

Компромисс на «топорных» основаниях невозможен

События и публикации 23 сентября 1992 года комментирует обозреватель Аркадий Дубнов*

Сентябрь 1992-го. На окраинах бывшей советской империи происходит то, что потом шутники назовут относительно мирным и даже цивилизованным процессом «развода» СССР.

Продолжается война между Арменией и Азербайджаном, в разгаре жуткая по ожесточенности бойня в Абхазии, где местные ополченцы при поддержке казаков и добровольцев из северокавказских республик противостоят грузинской полупартизанской армии, закончилась активная фаза сражений в Приднестровье.

«Известия» от 23 сентября 1992 публикуют статью своего военного корреспондента Николая Бурбыги под весьма бодрым заголовком «Министры обороны договорились остановить войну».

Лид статьи читается сегодня не иначе, как отрывок из «воспоминаний о будущем»:

«Боевые действия на границе между Арменией и Азербайджаном должны прекратился 26 сентября. К такому решению пришли на состоявшейся в Сочи конфиденциальной встрече министры обороны Азербайджана, Армении и России».

Но уже следующий абзац расставляет все точки над i, поскольку этими «воспоминаниями» делится главный российский военный ньюсмейкер Павел Грачев.

Читаем:

«Министр обороны России Павел Грачев в беседе с военным корреспондентом газеты сказал, что идея встречи вынашивалась давно. Но осуществить ее по разным причинам не удавалось. Самым большим результатом последней встречи явилось подписание соглашения между министерствами обороны двух республик, в котором конкретно указаны сроки прекращения огня из всех видов вооружения, а также условия выработки механизма к поэтапному отводу войск. Мораторий на ведение боевых действий объявлен сроком на 2 месяца. После прекращения огня на территории Нагорного Карабаха и вдоль госграницы появятся наблюдатели из России, Грузии, Беларуси, Украины и Казахстана, а также представители Азербайджана и Армении».

Павел Сергеевич Грачев, бравый десантник, чья фантастическая карьера обязана поддержке, оказанной им Борису Ельцину в дни путча ГКЧП, гораздо больше прославился не этим поступком, а своим обещанием, данным президенту – силами одного воздушно-десантного полка в течение двух часов подавить сопротивление чеченских сепаратистов. Что из этого вышло, хорошо известно…

Сегодня негоже вспоминать недобрым словом экс-министра обороны, 64-летний Павел Грачев тяжелом состоянии находится сейчас (статья сентября 2012-го года, через несколько дней Грачев скончался) в главном военном госпитале им. Бурденко и врачи борются за его жизнь…

И, тем не менее, из песни слова не выкинешь. Оценки ситуации на армяно-азербайджанском фронте, данные им двадцать лет назад говорят не только об адекватности представлений самого генерала Грачева о карабахском конфликте, но и об общей картине происходившего на Кавказе, как она выглядела тогда в глазах российского руководства.

Корреспондент «Известий» задает вопрос Грачеву:

– А если какая-то банда не выполнит требования соглашения, что тогда?
– Если это случится, то по предложению наблюдателей и при обоюдном согласии сторон в район конфликта могут быть введены миротворческие силы.
– И все же, Павел Сергеевич, это не первая встреча, направленная на урегулирование конфликта. А результат, как вы сами видите, нулевой. Не ждет ли подобная участь и сочинскую встречу министров обороны?
– Хочется верить, что наконец-то прекратится эта бессмысленная война. Тем более оба министра дали слово, что сделают все от них зависящее, чтобы положить конец беспределу. Но если соглашение и на этот раз будет нарушено, то останется последний шанс – ввод войск СНГ или ООН. По всему периметру придется блокировать Нагорный Карабах, огнем подавлять все вылазки экстремистски настроенных людей. А руководителей республик пригласить в Нью-Йорк на Совет Безопасности и растолковывать, что война не может продолжаться без конца.

Читаю эти слова Павла Грачева сегодня и поражаюсь «задним умом», – неужели и вправду были тогда в Москве так наивны и беспечно самоуверенны, что рассуждали о введении миротворческих войск в зону конфликта, о данном министрами обороны Армении и Азербайджана «слове сделать от них все зависящее»…, о «вводе войск СНГ или ООН» для блокировки Карабаха…

Кончается бодрая заметка следующим абзацем:

«В тот же день министр обороны России Павел Грачев встретился с министром обороны Грузии Тенгизом Китовани, состоялся разговор об обстановке в Абхазии».

Без подробностей. Без комментариев.

В Абхазии второй месяц шла война, но в этом случае российский генерал не обещал журналистам ее скорого окончания. Не секрет, что Москва поддерживала Сухуми, который сопротивлялся попытке Тбилиси восстановить свой контроль над бывшей автономией. Главными заинтересованными лицами в этом был российский генералитет, владевший солидной недвижимостью на Черноморском побережье Абхазии еще с советских времен…

Вернувшись к карабахскому конфликту, отметим, что его история началась раньше грузино-абхазского. Еще в 1987 году, в разгар перестройки, в Нагорном Карабахе началось активное движение за воссоединение «исконно армянских земель» и присоединение НКАО к Армении. В Москву летели сотни писем и коллективных обращений, в которых утверждалось, что «Нагорный Карабах – это историческая земля армянского народа и что требование проживающих там армян вызвано низким уровнем социально-экономического и культурного развития автономной области, невниманием на протяжении многих лет местных (азербайджанских) партийных, советских и хозяйственных органов к насущным нуждам армянского населения».

В начале 1988 года в Карабахе начались забастовки, поддержанные многотысячными демонстрациями в Армении. Ответом на это в феврале 1988-го стали армянские погромы в азербайджанском Сумгаите. Трагические события января 1990-го, когда после странной паузы, позволившей развернуть погромы армян в Баку, в столицу Азербайджана были введены советские войска, означали окончательный разрыв отношений между двумя народами, а затем и между получившими независимость двумя государствами. Напоминаю это потому, что обещания Павла Грачева двадцатилетней давности наскоком залечить эту расчесываемую обеими сторонами рану, выглядели весьма странными. Временное перемирие, о котором он тогда говорил, удалось установить только спустя два года, в 1994-м.

С тех пор поисками формулы мирного урегулирования занимается Минская группа ОБСЕ. История ее возникновения начинается в марте 1994 года, когда в Хельсинки под эгидой СБСЕ (тогда еще – Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе, которое было преобразовано в Организацию в декабре того же года, получив название ОБСЕ) была созвана конференция по Нагорному Карабаху. Ее участниками стали Армения, Азербайджан, Беларусь, Чехия и Словакия, Франция, Германия, Италия, Россия, Швеция, Турция и США. Целью конференции ставилось добиться прекращения огня и начать политические переговоры об окончательном статусе Нагорного Карабаха. Беларусь предложила свою столицу в качестве места для окончательных переговоров, отсюда и возникли название «Минская группа» (МГ). 6 декабря 1994 года на Будапештской встрече глав государств и правительств было решено установить сопредседательство в процессе.

В настоящее время сопредседателями МГ являются Жак Фор (Франция), Игорь Попов (Россия), и Роберт Брадтке (США).

Постоянными членами Минской группы ОБСЕ являются Беларусь, Германия, Италия, Швеция, Финляндия и Турция, а также Армения и Азербайджан.

Минская группа до 2007 года искала решение образовавшегося конфликта. В 2007 году провозглашаются так называемые Мадридские принципы, по которым Нагорному Карабаху предусматривалось предоставление промежуточного статуса до проведения референдума. Азербайджан это не устраивает… В 2009 году США инициировали проведение параллельных переговоров на основе так называемых Цюрихских протоколов. Целью было привлечь Турцию к переговорному процессу. По Цюрихским протоколам должна была произойти нормализация отношений Армении и Турции (стороны спорили из-за нерешенного вопроса о спорном армянском геноциде 1915 года). Однако, Цюрихские протоколы вызвали недовольство Азербайджана, который заявил о разрыве отношений с Турцией в случае их ратификации Анкарой. В результате, Турция отказалась их ратифицировать, вслед за ней то же сделала и Армения.

Сильнейшее испытание мирный процесс по Нагорному Карабаху пережил после августовской войны 2008 года между Россией и Грузией, результатом чего стало признание Москвой независимости Южной Осетии и Абхазии. В Ереване после этого стали примериваться к признанию государственной независимости Карабаха. Ситуация действительно выглядела симметричной. Тем не менее, дело до этого не дошло, поскольку такой шаг окончательно подорвал бы мирный процесс и Азербайджану, а также тем, кто за ним стоит, не оставалось бы другого выхода, кроме решения проблемы военным путем. Либо это означало бы крах режима президента Ильхама Алиева и прихода к власти радикальных и крайне националистических группировок.

Потом была неудачная попытка президента России Дмитрия Медведева провести «рубежную встречу» президентов Армении и Азербайджана в Казани в июне 2011 года. Предполагалось, что Серж Саргсян и Ильхам Алиев откликнутся на обращенный к ним призыв президентов США, России и Франции: Барака Обамы, Дмитрия Медведева и Николя Саркози, принявших в конце мая в Довиле совместное заявление. Речь шла о тех же Мадридских принципах, подготовленных Минской группой, на основе которых Баку и Еревану предлагалось договориться о поэтапном компромиссе. Однако многочасовая встреча в столице Татарстана окончилась провалом, ответственность за который обе стороны уже на следующий день возложили друг на друга.

Впрочем, еще до встречи в Казани, в Баку уже стали откровенно подвергать критике деятельность МГ, предлагая вынести карабахскую проблему на обсуждение Совбеза ООН. Против этого возражала Россия, в Москве не без оснований полагали, что ее роль в урегулировании конфликта, да и вообще на Южном Кавказе в этом случае резко уменьшится. Одновременно, высшее руководство Азербайджана, включая самого президента, все чаще стало прибегать к воинственной риторике, обещая решить проблему военным путем. Разумеется, в первую очередь, такая тактика преследовала политические задачи – укрепление боевого духа среди азербайджанцев, их уверенности в своем вожде, обещавшего соотечественникам вернуть оккупированные армянами земли и восстановить справедливость.

При этом правящая элита в Баку хорошо отдавала себе отчет в реальном положении вещей: Армения является членом ОДКБ, на ее территории находится 102-я российская военная база и военные действия против нее чреваты непредсказуемыми последствиями для режима Ильхама Алиева…

А в конце августа нынешнего года отношения между заклятыми партнерами по СНГ испытали и вовсе настоящее цунами. Причиной тому стало решение властей Венгрии экстрадировать в Азербайджан приговоренного в 2004 году к 30-летнему заключению азербайджанского офицера Рамиля Сафарова. Он был приговорен Будапештским судом за убийство своего армянского коллеги Гургена Маркаряна, с которым они учились английскому языку на курсах НАТО. Убийство было чрезвычайно жестоким и подлым, Маргарян был зарублен топором, когда он крепко спал…

Но самым ужасным в этой истории стало национальное торжество, которое устроили власти в Баку при возвращении Сафарова. Он был тут же помилован, объявлен национальным героем, спасшим честь азербайджанского народа, ему было присвоено внеочередное звание майора (он был старшим лейтенантом на момент совершения убийства), ему дали квартиру и выплатили жалованье за восемь лет…

Комментируя в «Московских новостях» две недели назад эту ситуацию, я назвал ее «постыдной историей». Вспомнил, что 51 год тому назад другой старший лейтенант был удостоен внеочередного звания майора, – Юрий Гагарин, за первый в истории человечества полет в космос. А теперь майора дают за убийство топором спящего человека…

Уже даже не грустно.

Просто мерзко.

Сегодня даже Павел Грачев не стал бы говорить о компромиссах на таких «топорных» основаниях.

Аркадий Дубнов. Международный обозреватель газеты «Московские новости». Закончил МЭИ, работал в НИИ и на АЭС. В журналистике с 1990-го: «Демократическая Россия», «Новое время», «Радио Свобода», «Время новостей». 20 лет наблюдает за тем, что происходит на месте бывшего Союза.

Источник