July 17

Смерть их извиняет

События и публикации 9 августа 1992 года комментирует обозреватель Игорь Корольков*

Люди не любят, когда ими управляет долго один и тот же человек. Им не нравится и когда власть передается по наследству. Это противоречит их представлениям о демократии и справедливости. Это порождает коррупцию в невиданных масштабах и разрушает общество. В конце концов, это вступает в противоречие с заявлениями самих лидеров, когда они только приходили к власти на волне критики прежних режимов – упрекая их в отсутствии демократизма и соблюдения законности. До поры до времени люди мирятся с таким порядком вещей, но наступает момент, когда уже ничто не может остановить их ненависть. Старшее поколение помнит, как в едином порыве на демонстрациях народ выражал всеобщую любовь к генеральным секретарям компартий стран Восточного блока. Но прошло совсем немного времени, и тот же народ возликовал по поводу низвержения могущественных правителей своих государств.

Тридцать лет назад, 9 августа, вышел очередной номер «Московских новостей». На 13-й и 14-й полосах еженедельник опубликовал несколько материалов, объединив их под общим заголовком «Судный день Восточной Европы». В странах бывшего социалистического лагеря начинались судебные процессы над бывшими руководителями коммунистических режимов. В самой России шел процесс о конституционности КПСС и указов президента, которыми партия была запрещена.

Центровой материал на развороте – о предъявленном обвинении бывшему руководителю ГДР Эриху Хонеккеру, насчитывавшее 800 страниц. Главное обвинение – отдача приказа расстреливать перебежчиков на границе с ФРГ. Обвинение полагало, что бывший глава государства должен ответить за смерть 49 человек и за покушение на жизнь еще 25. Две трети опрошенных жителей Берлина были убеждены: Хонеккер несет личную ответственность за происходившее в ГДР. Его намеревались судить за гибель перебежчиков, желавших вырваться из социалистического рая, хотя лидера немецких коммунистов следовало бы судить за преступление более серьезное, так сказать, основополагающее – за создание в стране режима, при котором права человека и его жизнь ничего не значат. Но даже НСДАП на Нюрнбергском процессе не судили. Судили конкретных лиц за вполне конкретные поступки.

Говоря о главе восточногерманского государства, мы неизбежно вынуждены обратиться к СССР, его компартии. Социалистическая единая партия Германии была всего лишь калькой КПСС, ее орудием, ее младшей сестрой. Нельзя сказать, что коммунистический режим в восточной Германии полностью был навязан страной-победительницей: у немцев были довольно сильны и собственные коммунистические представления о построении общества. Совершив октябрьский переворот в России, наши большевики рассчитывали, что следующим государством, где произойдет революция, станет Германия.

Так и случилось. Коммунисты взяли в свои руки власть в Баварии, напугав немцев своей жестокостью до такой степени, что через полгода они свергли эту власть, а эмиссара Москвы, возглавившего правительство Баварии, расстреляли. Здесь нелишне будет заметить, что многие из тех, кто участвовал в борьбе с немецкой Красной армией в 1919 году, впоследствии выросли в лидеры фашистской Германии, такие как, скажем, Рем и Гимлер.

Освободив пол-Европы от фашизма, Советский Союз сам тут же превратился в оккупанта. Только благодаря его штыкам, к власти здесь были приведены именно коммунисты. Так что и Вальтер Ульбрихт, и Эрих Хонеккер, и лидеры других, уже социалистических государств, были не чем иным, как марионетками Москвы. Иосип Броз Тито свернул со столбовой дороги, начертанной КПСС, и тут же был объявлен кровавым.

Эрих Хонеккер переносил на немецкую почву печальный российский опыт, разрушая собственную страну, отбрасывая ее в своем развитии на многие годы назад. Рядом с процветающей ФРГ это было особенно заметно.

Ситуацию с главой Восточной Германии в «МН» комментирует известный юрист Александр Максимович Яковлев. Предстоящий процесс у него тоже вызывает ассоциации с Нюрнбергским процессом и судом над нацистским преступником Эйхманом в Израиле.

«Как и в этих случаях, предстоит установить: считалось ли то, что вменяется в вину Хонеккеру, преступлением по законам той страны, где это действие совершалось? Применить к Хонеккеру законодательство ФРГ, не действовавшее в ГДР на момент совершения этих действий, будет юридически весьма сомнительно. Скорее, его надо судить по законам ГДР. Вполне возможно, что Хонеккер, отдавая приказ о применении оружия на границе, нарушал именно законы ГДР. Здесь можно использовать принципы правопреемственности: ФРГ, объявив себя правопреемником ГДР, унаследовала не только обязательства, но и права. В Нюрнберге, например, использовалось законодательство с обратной силой, но оно было специально установлено для этого случая. Обратная сила действует, когда речь идет о тяжких международных преступлениях. Совершил ли таковые Хонеккер – надо выяснять. Преступления против человечности? Скорее, следует говорить о превышении властных полномочий. Могут быть использованы правовые конструкции, выработанные в Нюрнберге: ответственность за отдачу преступного приказа, а также за его исполнение».

Говоря о возможном наказании, юрист Яковлев убежден: оно должно быть максимально мягким. «Гораздо важнее публично злодейство назвать злодейством, – считает он, – чем воздать око за око».

С этим трудно не согласиться. Сам факт того, что все коммунистические режимы рухнули, словно стволы деревьев, источенные изнутри жуками-короедами, продемонстрировал всему миру несостоятельность большевизма как идеи. И уже одно сравнение готовящихся процессов над бывшими коммунистическими лидерами с Нюрнбергским – чрезвычайно важный этап в привитии обществу иммунитета от тяжкой болезни.

Перед судом предстал бывший руководитель Болгарии Тодор Живков. Его обвинили в хищении государственных средств на 28 млн левов и в создании исправительно-трудовых лагерей близ города Ловеч, где было замучено и убито 147 политических заключенных.

Военный трибунал обвинил в геноциде, жертвами которого стали более 60 тысяч человек, подрыве национальной экономики и еще в целом ряде преступлений бывшего руководителя Румынии Николае Чаушеску. Вместе с женой его приговорили к расстрелу. Приговор привели в исполнение.

Перед судом предстали 19 человек бывших членов Политбюро Албанской партии труда. Их обвинили в экономических преступлениях. Среди обвиняемых – вдова генерального секретаря партии Энвера Ходжи.

Печальный финал красных диктаторских режимов. Дорвавшись до власти, они ее никому не уступали и правили страной, словно цари. Сталин рулил четверть века. Брежнев – 18 лет, Энвер Ходжа - без малого 40 лет. Чаушеску - 24 года, Хонеккер - 18 лет, Янош Кадар - 32 года, Ким Ир Сен - 46 лет, Фидель Кастро – 52 года. По возможности, они передавали власть по наследству. Фидель – брату Раулю, Ким Ир Сен – сыну Ким Чен Иру, Ким Чен Ир – сыну Ким Чен Ыну.

Вчерашние судьбы некоторых коммунистических лидеров очень напоминают сегодняшние судьбы иных глав государств Северной Африки и Ближнего Востока. Устроив в 1969 году государственный переворот в Ливии, к власти пришел капитан Муаммар Каддафи. Сорок два года он строил новое государство – Джамахирию. Обожаемый, как он считал, народом, полковник закончил жизнь в водосточной трубе. Толпа расстреляла его, не желая ждать суда.

Тридцать лет правил Египтом Хосни Мубарак. Президент был уверен, что его подданные счастливы с ним, но они его свергли и потребовали суда. Суд приговорил бывшего главу государства к пожизненному заключению.

Сириец Хафез Асад – участник двух государственных переворотов. В результате последнего пришел к власти. Правил страной 30 лет. Пост президента страны по наследству перешел к его сыну – Башару Асаду. Для этого сирийский парламент даже пошел на изменение Конституции, снизив минимальный возраст кандидата в президенты с 40 до 34 лет. Башар Асад стал генеральным секретарем правящей партии Баас, лидирующая роль которой была закреплена в Конституции страны точно так, как это было сделано в СССР по отношению к КПСС. Отец Башара был большим другом Советского Союза, и эти чувства тоже, видимо, передались по наследству. Именно Советский Союз вооружил Сирию и всячески поддерживал ее на международной арене. Возможно, опыт тесного общения с правопреемником СССР сказался на практике сирийского президента: его обвиняют в том, что именно он в 2005 году отдал приказ убить экс-премьер-министра Ливана Рафика Харири, требовавшего вывода сирийских войск из Ливана.

Полтора года назад народ вышел на улицы с требованием отставки наследного президента. В ответ прогремели выстрелы. Поскольку иного выхода не оставалось, народ взялся за оружие. Началась гражданская война. Ту часть народа, которая не хочет больше видеть у власти приспешников Асада, президент объявил бандитами. Ему, видимо, кажется, что еще немного усилий и он одолеет смутьянов. Но ведь и нам в свое время казалось, что КПСС вечна, как Берлинская стена.

Бывшего главу социалистического немецкого государства так и не судили: его преследование прекратили в связи с тяжелым состоянием здоровья. Эрих Хонеккер эмигрировал в Чили, где и умер от рака в 1994 году.

Умерли практически все руководители стран так называемого социалистического лагеря. Своей жизнью они доказали одно: то, что они возводили, для нормальной жизни непригодно.

Игорь Корольков. Работал в «Комсомольской правде», «Известиях», «Российской газете» (1991 год), «Московских новостях». Специализировался на журналистских расследованиях. Лауреат премии Союза журналистов России и Академии свободной прессы.

Источник