June 24

Московский скепсис и голубая мечта человека

События и публикации 22 июля 1992 года комментирует обозреватель Андрей Жданкин*

Окончание истории с противостоянием «Известий» и Верховного Совета:

  «20 июня состоялось собрание журналистского коллектива газеты «Известия». Оно обсудило ситуацию в связи с постановление Верховного Совета Российской Федерации о газете «Известия». В принятой резолюции журналистский коллектив – учредитель газеты –высказался за сохранение нынешнего статуса «Известий» как независимого издания. Собрание оценило постановление Верховного Совета как противоправное и поддержало обращение Министерства печати и информации в Конституционный суд с ходатайством о проверке конституционности этого постановления».

Меня, честно говоря, впечатлила оценка: «противозаконное постановление». Никоим образом не будучи сторонником «Руслана и его команды», тем не менее, все же, думаю, что если парламент принял документ – закон или подзаконный акт – то о его противозаконности речи быть не может. Так что, думаю, резолюция известинцев – один из первых камешков в основание здания нового российского правового нигилизма: «закон – это то, что выгодно и удобно мне».

Между прочим, конфликт между парламентом и «четвертой властью», который практически все московские СМИ окрестили «наступлением на демократию», «атакой на реформы» и прочими громкими названиями, москвичи практически не заметили и не обратили на него внимания. «Известия» приводят результаты опроса, проведенного Институтом социологии и парламентаризма среди жителей столицы: «Ну а как же конфликт между законодательной и «четвертой властью»? Как показал нынешний опрос, 36 процентов москвичей ничего не знают об этом, 6 – «это вообще не интересует», 32 – «что-то слышали», и лишь 26 процентов ответили, что «хорошо знают», в чем суть дела».

Как пишут «Известия», одним из факторов подобного безразличия москвичей был «образ» Верховного Совета РФ: «Только 8 процентов москвичей удовлетворены деятельностью высшего органа законодательной власти, большинство (65 процентов) – не удовлетворены, 20 – затруднились определить, а 7 – указали, что «ничего не знают о его деятельности».

Увы, за минувшие с тех пор два десятка лет депутатский корпус так и не стал пользоваться доверием и уважением своих сограждан. Вот результаты почти аналогичного опроса, проведенного среди россиян в июне нынешнего года «Левада-Центром». Предлагалось ответить на вопрос: «В какой мере, на ваш взгляд, заслуживает доверия Государственная дума?». Результаты были ожидаемы: не заслуживает – 23%, не вполне заслуживает – 42% и только 20% ответили, что Госдума заслуживает доверия. Дабы не быть обвиненным в том, что использую данные «оппозиционного источника», приведу результаты опроса «прокремлевского» ВЦИОМ, который еженедельно задает россиянам вопрос: «Вы в целом одобряете или не одобряете деятельность…?» Так вот, в июне деятельность нижней палаты парламента одобряли 37% опрошенных, не одобряли 43%.

«Российская газета» публикует Указ президента «О строительстве высокоскоростной пассажирской железнодорожной магистрали Санкт-Петербург-Москва и организации производства электроподвижного состава». Собственно, указ о создании этой дороги был подписан еще в конце 1991 года. А нынешний июльский указ уже конкретно определил долю государства (не ниже 51%) в проекте и собственно, сам государственный вклад – земля, здания и сооружения, объекты муниципальной и федеральной собственности… Собственно, проектирование высокоскоростной магистрали (ВСМ) было задумано еще в 80-е годы в СССР. Суть проекта была в строительстве железнодорожной магистрали, позволяющей движение по ней со скоростями 300-350 км/ч. Для сравнения: нынешние «Сапсаны» в Питер ходят со скоростью 240 км/ч, а в Нижний – не быстрее 160 км/ч.

Изначально на первом этапе предполагалось строительство дороги Москва–Крым, а уже потом – Москва–Ленинград. Однако, свою роль сыграл административный фактор: Александр Зайцев, тогда – начальник Октябрьской ЖД, а в середине 90-х – министр путей сообщения РФ, сумел «развернуть» проект на Ленинград.

Работы над проектом ВСМ не прекращались ни в конце 80-х, ни даже в начале 90-х, когда рушилось все и вся. В итоге в 1992 году проект был готов и прошел экспертизу Экспертного совета при Президенте.

Планировалось, что 650-километровую дорогу новый поезд будет проходить чуть более чем за 2,5 часа. Маршрутная скорость движения поездов была определена 220–260 км/ч с максимальной эксплуатационной скоростью 300 км/ч, а расчетной – 350 км/ч. В пределах пригородных зон предусматривалась скорость до 200 км/ч. ВСМ предполагалось проложить примерно в 30 км от главного хода Октябрьской железной дороги – через Тверь и Великий Новгород. На линии предполагалось построить многофункциональные вокзальные комплексы в конечных пунктах – в Москве и Питере. Ну и, самое главное, рельсы должны были быть бесшовными…

Общий объем затрат на строительство дороги предполагался в размере до 7 млрд. долларов. Под такой грандиозный проект было создано РАО «ВСМ». В 1994 году ему были переданы в бессрочное пользование земли, по территории которых должна была пройти дорога. Деньги на проект выделяло государство…

Но, то ли время для таких проектов не пришло, то ли, уж слишком лакомым куском был многомиллиардный проект и слишком многие решили от него отхватить, в итоге, он так и не был реализован. 1 июля 1998 года Борис Ельцин подписал Указ № 756 «О признании утратившими силу некоторых указов Президента РФ», в котором говорилось:

  «Признать утратившими силу Указ Президента РФ от 13 сентября 1991 г. № 120 «О создании высокоскоростной пассажирской железнодорожной магистрали Санкт-Петербург-Москва» и пункты 2 и 3 Указа Президента РФ от 17 июля 1992 г. № 786 «О строительстве высокоскоростной пассажирской железнодорожной магистрали Санкт-Петербург-Москва и организации производства электроподвижного состава».

От самого проекта остался лишь котлован около Московского вокзала в Санкт-Петербурге, в результате обошедшийся федеральной казне в 90 млн. долларов. РАО «ВСМ» обанкротилось – по его долгам вынуждено было расплатиться государство, взыскав в свою пользу все его имущество.

К идее проекта вернулись уже в начале двухтысячных. В декабре 2007 года РЖД приобрели 87,38% ОАО «Высокоскоростные магистрали», принадлежащих Федеральному агентству по управлению федеральным имуществом. Было решено к Чемпионату мира по футболу, который пройдет в России 2018 году, организовать высокоскоростное движение по специализированным магистралям со скоростями движения 300–400 км/ч. За основу взяты направления Москва – Санкт-Петербург и Москва-Владимир – Нижний Новгород –Казань – Екатеринбург.

Магистраль Москва–Петербург станет пилотным проектом по строительству таких магистралей в России. Поезда будут преодолевать расстояние между городами за 2 часа 30 минут, развивая максимальную скорость до 400 километров в час. Прогнозируемый объем перевозок составит более 14 миллионов человек в год. Дорога может быть запущена к 2017 году.

Но на этот раз проект будет несравненно дороже – сметная стоимость проекта, исходя из данных РЖД, составляет 1,124 триллиона рублей.

На первой полосе «Известий» небольшая заметка «Реактор будут создавать лучшие физики мира»:

  «Россия, Соединенные Штаты, Япония и ЕС подписали во вторник в Вашингтоне беспрецедентное соглашение о совместной работе над созданием экспериментальной модели реактора ядерного синтеза. Подписавшие документ страны поровну распределят между собой расходы на проектирование, стоимость которого составит 1,2 млрд. долларов. По сообщению агентства Рейтер, работа будет вестись одновременно лучшими умами человечества в трех исследовательских центрах – в США, Японии и Европе, а штаб-квартира совместного проекта расположится в Москве».

Ожидалось, что результат ударного труда физиков не заставит себя ждать, и уже в 1998 году появится экспериментальная модель реактора, а если она окажется удачно, то к 2025 построят демонстрационную станцию, а к середине столетия – первый промышленный образец.

И опять, эта тема уносит нас в СССР, в середину 80-х прошлого века. Именно тогда, в 1985 году, на одной из конференций, СССР предложил привлечь лучшие умы планеты к созданию токамака (тороидальной камеры с магнитными катушками) нового поколения.

В конце 80-х был разработан проект ITER, о начале работ над которым и сообщали «Известия». Увы, темпы работ оказались далеки от планируемых, и в 1996-м США вышли из проекта. Но технические разработки были завершены и без их участия – в 2001-м. Тогда же к проекту присоединилась Канада. Спустя два года США вернулись обратно в проект, а вслед за ними присоединились Китай, Южная Корея и Индия. 28 июня 2005 г. в Москве министры шести (Индия присоединилась через 5 месяцев) сторон-участниц проекта ITER подписали протокол, который определяет место строительства. Было решено международный экспериментальный термоядерный реактор построить на юге Франции в исследовательском центре Кадараш. Через год, в мае 2006 г. в Брюсселе участниками консорциума подписали соглашение о начале практической реализации проекта ITER в 2007 году.

Дальше график работ выглядит так:

2007-2019 г.г. – период строительства реактора,

2019 г. – начало экспериментов,

2026 г. – первые реакции термоядерного синтеза,

2037 г. – конец экспериментальный части.

После 2040 года реактор станет производить электроэнергию (при условии успешных экспериментов).

А пока, увы, термояд остается «голубой мечтой» человечества.

Андрей Жданкин. Профессиональный журналист. Окончил Московский государственный университет имени Ломоносова. В 1991 году – обозреватель «Российской газеты». После августовских событий (ГКЧП) – официальный пресс-секретарь Государственной комиссии по расследованию деятельности органов КГБ в путче, образованной указом Президента СССР М.Горбачева (комиссия С.Степашина). После «Российской газеты» (пунктирно) – еженедельник «Россия», «Совершенно секретно», несколько журналов «с нуля», участие в избирательных кампаниях федерального уровня.

Источник