June 19

Вне власти, но по-прежнему опасна

События и публикации 15 июля 1992 года комментирует обозреватель Игорь Корольков*

Дом, в котором я жил в детстве, назывался райкомовским: его населяли партийные работники. Из всех немногочисленных жильцов выделялся один – председатель Комитета народного контроля. Это был крупный мужчина с громким голосом. Он имел привычку, поднимаясь по лестнице на второй этаж, вслух разговаривать с самим собой. Он ругал председателей колхозов за неубранную свеклу, некормленый скот, за не сданное государству мясо. Как правило, монолог заканчивался одной и той же фразой: «На бюро, сволочь!» Но иногда концовка была и другой: «Расстрелять негодяя к едрени фени!»

Наш сосед воевал, имел награды, но уважением не пользовался. Его боялись. Когда в Комитет вызывали провинившихся, их оттуда иногда увозила скорая.

Партийный начальник, пользуясь, как сейчас говорят, административным ресурсом, единственный в доме вырыл во дворе погреб. Осенью он свозил туда дармовые овощи и фрукты. Он мог в магазине взять вещь, пообещав, что деньги занесет потом, но не заносил, и продавцы вносили за грозного председателя Комитета свои. Об этом судачил весь небольшой городок. Конечно же, он был атеист, причем атеист воинственный. Но на Рождество из их квартиры всегда вкусно пахло жареным мясом, которого в магазинах не было.

Нынешний первый секретарь ЦК Компартии России Зюганов сказал бы, что наш сосед – исключение из правила. Дескать, такие попадаются везде. В любой стране есть деятели, которые нарушают закон. Вон в США президент Никсон нарушил Конституцию, его отстранили от должности, но не запретили же его партию. Это я пересказываю интервью, которое Зюганов дал «Московским новостям», опубликованным в номере от 12 июля 1992 года. Всю минувшую неделю тридцать лет назад в Конституционном Суде слушалось дело о конституционности КПСС, и влиятельные коммунисты на все лады ругали Ельцина, запретившего после путча своим указом коммунистическую партию.

Коммунистические лидеры всегда отличались большим лукавством. Видимо, это перешло к ним от их беспринципного и циничного вождя, который мог менять точку зрения в зависимости от складывающихся обстоятельств. Упомянув, как ему, видимо, казалось, удачный пример с американским президентом, Зюганов не стал на нем задерживаться, а побежал дальше, за новой мыслью. Мы же ненадолго задержимся у этого, безусловно, интересного примера.

Можем ли мы представить, чтобы подобная ситуация случилась в Советском Союзе? Чтобы два советских журналиста раскопали махинации Генерального секретаря ЦК КПСС, опубликовали в газете, а Верховный Совет провел расследование, слушания, а затем объявил об отставке первого лица в государстве? В СССР в принципе было невозможно все перечисленное, начиная с журналистского расследования. Попытайся какой-нибудь сумасшедший газетчик только подумать нехорошо о «самом мудром и великом», как он, клеветник, оказался бы в местах не столь отдаленных. Или в психушке.

Да и не было в государстве органа, который мог бы на законных основаниях, в рамках Конституции, исследовать поведение Генерального секретаря и отстранить от должности. Какое отношение беспартийные депутаты имели к лидеру компартии?

Как не поверни, американская история в советских условиях выглядит так же нелепо, как, скажем, стопроцентное голосование на выборах за американского президента.

Коммунистическая партия в СССР никогда не была политической партией в общепринятом понимании. Она сама стала тоталитарной формой управления государством. Создав атрибуты демократического управления (Советы народных депутатов, в частности) партия и только она одна решала все: что производить, о чем сообщать населению, с кем воевать, насколько повышать цены и прочая, прочая, прочая…

Говоря в целом о партии, кончено же я не веду речь о тех нескольких миллионах ее членов – инженерах, рабочих, колхозниках, которые никакого отношения к управлению не имели. Управляла страной исключительно верхушка из нескольких человек. (При Сталине и этого не было, тогда управлял он один). Та ли это форма государственной власти, которая должна была появиться в обществе на новом витке его развития – в начале ХХ века? Что она принесла людям? Отлучение граждан от управления обществом, гражданскую рознь, жестокость, невиданную прежде, неприятие инакомыслия, страх, лицемерие, попрание всяческих прав, подавление личности. Главный механизм, приводивший в движение государственную машину, сконструированную большевиками, – насилие. В малом и большом. Дух, за годы существования человечества поднявшийся до больших высот, требовал самовыражения, которое было возможно только при уважительном отношении к гражданину, в условиях действия демократических институтов власти. Большевики же пытались загнать его обратно в прошлое, словно Джина в бутылку. Без плетки сделать это было невозможно. Убивать одних, чтобы сделать счастливыми других – вот с чего они начали и чем продолжили. Так неужели они не должны ответить за расстрелянных крестьян и кронштадских матросов, убитых или затравленных интеллигентов, за переполненные лагеря, покрывшие страну словно оспой, за «шарашки», в которых трудился цвет отечественной науки?

Большевики привнесли в жизнь идеологию, которая сыграла роль топора под компасом – прибор стал показывать неверный курс. И что бы они ни делали, сколько бы душ не загубили, – все получалось шиворот-навыворот. Хотели мира – провоцировали войну. Желали накормить народ – устроили голодомор. Обещали сделать всех свободными – обнесли страну ключей проволокой. Мечтали видеть державу индустриальной – сделали нищей.

В 30-х страна, надрывая пупок, ковала оборонный щит: по количеству танков, самолетов, пушек мы превзошли всех. По всему миру развели шпионов: всего через несколько дней после того, как был подписан план «Барбаросса», копия его лежала у Сталина на столе. А толку? Сведения разведчиков, добытые с риском для жизни, оценили неверно. Технику загубили в первые же дни войны, едва не сдали Москву, победу же одержали огромной кровью и если бы не помощь заклятых врагов-союзников, еще не известно, как повернулась бы история. Виноватыми во всем этом, как мы знаем, оказались командующий Западным фронтом Павлов и его штаб.

Вообще, надо сказать, большевики всегда отличались умением пригвоздить невиновных и оправдать свои, даже самые тяжкие грехи. Устроили переворот? Так требовал исторический момент! Спровоцировали гражданскую войну? Надо же было как-то власть удержать! Тысячами убивали крестьян? А что ж они, скупердяи, не отдавали хлеб! Расстреливали офицеров, чиновников, интеллигентов? Так они же, гады, не любили революцию! Довели страну до голода? Виноваты интервенты. Дружили с фашистами? Это были хитрые дипломатические маневры! Проворонили начало войны? Гитлер, мерзавец, не предупредил! Загубили около 30 миллионов своих граждан? Так на то она и война!

У коммунистов на все есть оправдание. Нет оправдания только тем, кто в начале 90-х попытался вытащить страну из той зловонной жижи, куда ее погрузили большевики за 70 лет своей безраздельной власти. Они требовали то импичмента, то суда, то расстрела.

Коммунистическая партия СССР пронизала все поры государственного организма точно так же, как это сделала в Германии национал-социалистическая партия Гитлера. Настолько, что зачастую невозможно было понять, кто отдает распоряжение: рейхсканцлер или фюрер партии? Генеральный секретарь или Председатель Президиума Верховного Совета? Кто выносит приговор: судья или член КПСС, проинструктированный в райкоме?

Большевики членством в партии повязали всех!

Адвокат Андрей Макаров и Сергей Шахрай передали Конституционному суду ряд документов, хранившихся в так называемой «Особой папке», из которых было видно: именно КПСС управляла абсолютно всеми сторонами жизни общества. Именно по постановлениям ЦК КПСС в стране депортировали целые народы: чеченов и ингушей, татар и немцев, литовцев и латышей, эстонцев и калмыков… Именно высшие партийные чины принимали решение о расстреле демонстрантов в Новочеркасске. Именно ЦК КПСС ввел советские войска в Чехословакию.

А вот как ЦК врал своему народу, которому якобы служил и в чьих интересах ввел войска в Афганистан. Адвокат Макаров процитировал документ из той же Особой папки под грифом «Совершенно секретно». В нем указывается, что «в соответствии с постановлением ЦК КПСС разработан перечень сведений, которые разрешается открыто публиковать в средствах массовой информации относительно действий ограниченного контингента советских войск на территории Демократической Республики Афганистан». ЦК, например, позволял не чаще одного раза в месяц показывать «единичные факты отдельных ранений». Это в то время, как цинковые гробы шли в СССР потоком.

Люди старшего возраста должны помнить знаменитый процесс над советскими диссидентами Синявским и Даниэлем. Сведения о нем черпали из советских СМИ. Вот как готовилось то варево, которым нас всех поили.

«Секретно
ЦК КПСС
  Для подготовки официальных сообщений и просмотра корреспонденции о ходе судебного процесса образовать специальную пресс-группу в составе т.т.: Мелентьева Ю.С.(Зам.зав Отделом культуры ЦК КПСС) – руководитель, Ситникова В.Р. (зав. отдела Информации ЦК КПСС), Миляева А.А. (Отдел пропаганды и агитации ЦК КПСС), Беляева А.А. (Отдел культуры ЦК КПСС), Кузнецова В.М. (Отдел административных органов ЦК КПСС), Волкова А.Ф., Бобкова Ф.Д. (КГБ при Совете Министров СССР)…»

Советское государство и КПСС - это сиамские близнецы. Все у них было общим: должности, дачи, спецраспределители. И конечно же кошелек.

На одном из судебных заседаний Конституционного Суда адвокат Андрей Макаров, ссылаясь на документы, обнаруженные в Особой папке, привел весьма интересный факт: «в 1981–1990 годах из фонда государства на спецрасходы ЦК КПСС взято 453,5 миллиона инвалютных рублей». В одном из предыдущих комментариев («Под покровом ночи, в Аденском заливе») я писал о том, что это за спецрасходы. Это так называемая помощь зарубежным товарищам по борьбе, в том числе пистолеты с глушителями.

Ознакомимся еще с одним важным документом, предложенным Суду.

«Коммунистическая партия Советского Союза
Центральный Комитет
Совершенно секретно
   Особая папка № П136/53 Т.т. Андропову, Пономареву, все – Павлову Г. -п 2. Выписка из протокола №136 заседания Политбюро ЦК от 5 мая 1974 г.   Об оказании спецпомощи Итальянской компартии   1. Удовлетворить просьбу Руководства Итальянской компартии и принять в СССР для прохождения курса спецподготовки 19 итальянских коммунистов, в том числе 6 человек для обучения радиосвязи, работе на радиостанциях БР-3У и шифроделу (сроком до трех месяцев), 2 инструкторов по подготовке радиотелеграфистов и шифровальщиков (сроком до трех месяцев), 9 человек по вопросам парттехники (сроком до двух месяцев) и 2 человек по вопросам техники изменения внешности (сроком до двух недель), а также принять 1 специалиста для консультаций по организации специальных видов внутреннего вещания (сроком до одной недели).   2. Прием и обслуживание обучающихся возложить на Международный отдел и Управление делами ЦК КПСС, подготовку по вопросам радиосвязи и шифродела, подбор переводчиков по всем видам спецподготовки – на Комитет госбезопасности при Совмине СССР, а обучение парттехнике и средствам изменения внешности на Международный отдел ЦК КПСС и Комитет госбезопасности при Совмине СССР. Расходы, связанные с пребыванием в СССР и проездом из Италии в Москву и обратно, отнести за счет сметы по приему зарубежных партработников.
  3. Поручить Комитету государственной безопасности при Совете министров СССР разработать программы связи и шифродокументы для односторонних радиопередач циркулярных шифротелеграмм 13-16 региональным центрам ИКП, а также шифродокументов для перешифровки в сети двусторонней радиосвязи.
  4. Удовлетворить просьбу Руководства ИКП и изготовить 500 чистых и 50 именных (для руководящих работников ИКП) бланков итальянских заграничных и внутренних документов, 50 резервных комплектов тех же документов швейцарского и французского образца, а также парики и средства изменения внешности. Изготовление бланков и средств изменения внешности поручить Международному отделу ЦК КПСС и Комитету госбезопасности при Совмине СССР.
  5. Утвердить текст телеграммы резиденту КГБ в Италии.
Секретарь ЦК»

Думаю, если бы состоялся международный трибунал, аналогичный Нюрнбергскому, процитированный документ, вероятно, был бы приобщен к делу как весьма важная улика. Он доказывает: КПСС являла собой угрозу не только для собственного народа.

Как известно, наш Суд не посчитал КПСС антиконституционной структурой. И КПРФ продолжает героизировать эпоху, сформированную своей предшественницей. Слава богу, эта партия пока существует вне власти, но она все так же опасна. Как, скажем, была бы опасна в нынешней Германии не осужденная в свое время НСДАП.

Игорь Корольков. Работал в «Комсомольской правде», «Известиях», «Российской газете» (1991 год), «Московских новостях». Специализировался на журналистских расследованиях. Лауреат премии Союза журналистов России и Академии свободной прессы.

Источник