June 21

Памяти не вернувшихся…

События и публикации 22 июня 1992 года комментирует обозреватель Андрей Жданкин*

Центральные газеты продолжают комментировать только что завершившийся визит Ельцина в США. В «Известиях» тональность – исключительно оптимистичная, я бы даже добавил – эйфоричная: «…от Ельцина конгресс был в восторге…», «…конгресс, все еще находящийся под очень сильным впечатлением, которое произвел на него своей речью Ельцин…».

«Российская газета», как издание Верховного Совета, более сдержана в оценках, и ищет «подводные камни»: «Трехкратное сокращение ядерных «пушек» отнюдь не означает, как показали события в Вашингтоне, увеличение количества масла в данном случае в виде помощи от Белого дома и кредитов от Международного валютного фонда и Всемирного банка. Поэтому-то уже в московском Белом доме спросят: а не слишком ли мало Президент и правительство «выторговали» в американских коридорах власти за наши ракеты?» Или вот это: «На фоне всех этих бесчисленных вопросов плюсы, набранные на переговорах в Вашингтоне и Оттаве, пока не очень заметны».

Возвращаясь мыслями в тот период, вспоминаю, что мне, да и не мне одному (и не потому, что я работал в это время в «РГ»), тогда была ближе позиция именно «РГ» – сдержанно-пессимистическая. Эту позицию в той же заметке «Российская» очень точно оформила в две фразы:

  «Партнерство в различных сферах с двумя североамериканскими государствами, о котором было сказано столь много в обеих столицах, будет возможно только, если Россия не поступится своими стратегическими интересами. Иначе за истинных партнеров нас там считать никогда не будут».

Однако, будем объективны: именно благодаря Борису Николаевичу Россия получила тогда хоть и маленький, практический призрачный, но шанс, выбраться из того кризиса, в который она постепенно затягивалась. И тут я совершенно согласен с Вячеславом Костиковым, бывшим тогда пресс-секретарем президента:

  «В той первой официальной поездке по Америке Ельцин был действительно великолепен. Его фигура, жесты, глаза излучали энергию и динамизм. Его открытость импонировала американцам. Он действительно олицетворял и представлял великую Россию и заставил американцев поверить в реальность происходящих в стране перемен. После поездки Б.Н. Ельцина в США можно было с полным основанием говорить не о «постгорбачевском периоде» России, а о периоде Ельцина».

Между тем, на фоне большого количества подписанных в ходе визита документов, интервью, брифингов и пресс-конференций, победных реляций и критических анализов, почти незаметной осталась небольшая деталь, о которой говорили как бы вскользь, не акцентируя на ней внимания. Речь об обещании Ельцина заняться судьбой американских военнопленных, содержавшихся в советских лагерях. В материале, озаглавленном «Америка после Ельцина» «Известия» пишут:

  «В оценке ситуации, сложившейся после визита российского президента, сильнейший фактор – это, пожалуй, фактор американских военнопленных и пропавших без вести. Он играет и на пользу нам, и во вред. Безусловный плюс в том, что Борис Ельцин решительно продемонстрировал свое стремление быть честным и открытым с американцами даже в вопросах такой чрезвычайной деликатности, как вопрос о военнопленных. Это оценили, и оценили очень высоко.
  Минусы в следующем: сказав, что некоторые американские военнопленных побывали в нашем ГУЛАГе, и намекнув, что некоторые, возможно, еще живы, российский президент волей-неволей, взял на себя колоссальное обязательство: разыскать хотя бы одного живого пленного… Если же никто найден не будет, президента могут начать обвинять в голословности, и – хуже того – в ненадежности. Говоря откровенно, такие обвинения уже начинают звучать».

Здесь отвлекусь, и напомню, что тема прояснения судьбы российских и американских военнослужащих, пропавших без вести во время всех конфликтов в период с начала Второй мировой войны, возникла до визита Ельцина в Вашингтон. Еще 26 марта 1992 года президенты обеих стран учредили Российско-американскую совместную Комиссию по делам военнопленных и пропавших без вести. С российской стороны сопредседателем был назначен советник президента генерал-полковник Дмитрий Волкогонов. После его смерти, в январе 1996 года его место занял военный историк генерал-майор Владимир Золотарев, который возглавлял комиссию вплоть до 2005 года.

Комиссия была поделена на четыре рабочие группы, каждая из которых занималась исследованиями по одному из основных направлений: Вторая мировая война; период «холодной войны», локальных конфликтов и боевых действий в Афганистане (1979–1989 г.г.); война в Корее и война во Вьетнаме. Американская сторона в комиссии также создала специальную исследовательскую группу по ГУЛАГу, усилия которой были направлены исключительно на изучение многочисленных свидетельских показаний об американцах, содержавшихся в советских лагерях.

Понятно, что речь идет об американцах, попавших в плен в ходе корейской и вьетнамской войн. К слову, те американские военнопленные, которые попали в плен в ходе войны в Корее, по возвращении домой давали «расписку о не разглашении» – существовал такой «Циркуляр № 131», запрещавший им рассказывать о подробностях своего пребывания в плену «ни сейчас, ни в будущей гражданской жизни». И только 29 июля 1993 года, ровно через 40 лет после окончания войны в Корее, министерство обороны США официально объявило об отмене «Циркуляра № 131». Бывшие американские военнопленные освобождались от данных ими 40 лет назад обязательств молчать.

Поиском корейских военнопленных Америка начала заниматься буквально сразу после окончания войны – в 1953-м. На официальном сайте Пентагона, посвященном 50-летию войны в Корее, приводятся следующие данные: всего за годы той войны было взято в плен или интернировано 7245 американских граждан, из которых 2806 человек погибли в плену, 4418 были возвращены американской стороне, а 21 человек отказался возвращаться домой. Вот как раз судьба тех 2806 человек, которые считаются погибшими, и интересует американскую сторону.

За минувшие годы информации накопилось очень много, но, увы, ни одно сообщение не удалось подтвердить документально. Например, в 1954 году по разведканалам поступило сообщение из Гонконга, в котором содержалась информация об отправке американских военнопленных в Сибирь. По свидетельству некоего греческого беженца, прибывшего в Гонконг из Маньчжурии, в конце 1951 – начале 1952 г.г. он якобы лично видел несколько сотен американских пленных, которых пересаживали на станции Маньчжурия с китайских поездов на советские. На некоторых пленных имелись нашивки, выдававшие в них военнослужащих ВВС. Среди пленных было очень много негров. После этого информация об отправленных в СССР американцах то и дело всплывала в сообщениях сомнительных источников, не вызывающих доверия. То это бы какой-то поляк, проездом тоже оказавшийся в Гонконге, то некий бывший высокопоставленный чиновник секретной службы КНДР, отец которого служил охранником у самого Ким Ир Сена, то чехословацкий партфункционер-перебежчик, то советский шпион. Так или иначе, до сегодняшнего дня следов американских военнопленных на территории России или бывших республик СССР найти не удалось. Отчасти, виноваты в этом и сами американцы.

В начале 90-х отдел по судьбе пропавших без вести и военнопленных разведывательного управления МО США возглавил участник Вьетнамской войны полковник Миллард Пек. После многократных и безуспешных попыток разобраться конкретно с каждым из показаний свидетелей и очевидцев, Пек весной 1991 года подал в отставку. В своем рапорте об отставке полковник «зеленых беретов» написал, что все усилия по поиску военнопленных «контролируются, и информация может быть сразу скрыта. Вся шумиха вовсе не отражает и никогда не отражала искренних усилий в этой области… То, что государственные деятели продолжают относиться к проблеме пропавших без вести и военнопленных как к «высшему национальному приоритету», является не более чем пародией».

А спустя два года американское военное ведомство рассекретило одно весьма интересное расследование. Из книги военного историка Игоря Попова:

  «В ноябре 1993 года Пентагон предал гласности документ, подготовленный группой своих экспертов, под броским названием «Передача американских военнопленных корейской войны в Советский Союз». И хотя в этот объемный документ вошли только так называемые «рабочие материалы», а его содержание не было одобрено сопредседателем американо-российской комиссии генералом Д.А. Волкогоновым, Пентагон постарался широко разрекламировать его. Исследование представляло собой запись бесед с бывшими советскими офицерами, служившими в Корее в 50-е годы, бывшими офицерами министерства госбезопасности, а также бывшими охранниками и заключенными советского ГУЛАГа. Авторы документа использовали помимо этого и доступные им материалы и документы из советских архивов.
  Вывод пентагоновского исследования был шокирующим даже для американцев: «Советы вывезли несколько тысяч американских военнопленных корейской войны в СССР и не репатриировали их. Эта акция была, в основном, политически мотивированной и имела целью удержание их в качестве политических заложников, объектов для разведывательной разработки и квалифицированной рабочей силы для системы лагерей».
  В документе подробно рассматривались пути перемещения американских военнопленных в Сибирь и оттуда в систему ГУЛАГовских лагерей в Коми-Пермяцкий национальный округ».

Однако, в июле 2009 года экс-сопредседатель российско-американской Комиссии Владимир Золотарев дал интервью журналу «Эхо планеты». Там есть такой момент:

  «ЭП: После выхода книги генерала Волкогонова с сенсационным признанием, что пленённые во Вьетнаме солдаты США направлялись в лагеря КГБ, американцы, должно быть, стали требовать у вас документы, подтверждающие эти факты?
   Б.З.: Борис Ельцин тогда официально заявил: никакого плана КГБ по доставке американских военнопленных в СССР в разведывательных целях не существовало. Дмитрий Волкогонов как председатель Парламентской комиссии по передаче архивов КПСС и КГБ «для общего пользования» действительно имел доступ к самым секретным документам страны. Но для меня загадка: почему, кроме уважаемого генерала, никто не видел этого плана, никто не держал в руках документы, подтверждающие доставку в СССР плененных американцев? Генерал имел обыкновение на четвертушке стандартного листа делать записи по любому поводу. И его родные все это опубликовали просто в память о нём. Книга, где приводится версия о «следе Лубянки», была подготовлена к печати уже после смерти Дмитрия Антоновича, по его черновикам, отдельным записям. Это были на 50 процентов гипотезы, версии, которые надо было тысячу раз проверять. Что касается этой проблемы, то девять американских пацифистов сбежали из Вьетнама в Японию, и потом через нашу территорию были переправлены, по их же просьбе, в Скандинавию. Никаких других серьезных эпизодов установлено не было».

А потом, фактически, ставит точку в истории с «американцами в ГУЛАГе»:

  «ЭП: Таким образом, можно категорически заявить, что американцы, попавшие в плен во Вьетнаме, в Советский Союз не переправлялись?
  Б.З.: Я заявляю «нет» на основании серьёзных архивных исследований...»

Между тем, обещание Бориса Ельцина позаботиться о судьбе пропавших без вести американцев сподвигло Вашингтон на ответный жест доброй воли. Приезжавший в Москву директор ЦРУ Роберт Гейтс встретился с российским президентом и передал ему записку с подробностями истории затонувшей советской подводной лодки ПЛ-722.

Лодка затонула в марте 1968 года в северной части Тихого океана. Летом 1974 года американцы подняли на поверхность часть судна и нашли там останки шести погибших членов экипажа. Всех их похоронили с почестями, церемонию погребения была проведена с большим достоинством и уважением к погибшим советским морякам. Для их погребения в море был изготовлен специальный контейнер из стали с раздельными нишами для каждого из найденных моряков. 4 сентября 1974 года был совершен обряд погребения. Для несения почетного караула привлекли шесть добровольцев. Исполнили государственные гимны США и СССР. В 19 часов 21 минуту по местному времени при последних лучах заходящего солнца контейнер опустился на дно океана приблизительно в девяноста милях на юго-запад от острова Гавайи. Знамя советских ВМС, которое было использовано при церемонии захоронения, в знак уважения к погибшим матросам и к их службе передано американским правительством России…

А Комиссию в 2005-м году, когда отношения между РФ и США снова стали напряженными, упразднили. Потом, правда, снова восстановили – но уже при министерствах обороны обоих государств, что значительно понизило ее статус.

Андрей Жданкин. Профессиональный журналист. Окончил Московский государственный университет имени Ломоносова. В 1991 году – обозреватель «Российской газеты». После августовских событий (ГКЧП) – официальный пресс-секретарь Государственной комиссии по расследованию деятельности органов КГБ в путче, образованной указом Президента СССР М.Горбачева (комиссия С.Степашина). После «Российской газеты» (пунктирно) – еженедельник «Россия», «Совершенно секретно», несколько журналов «с нуля», участие в избирательных кампаниях федерального уровня.

Источник