March 17

Следы, которые никуда не ведут

События и публикации 18 марта 1992 года комментирует обозреватель Игорь Корольков*

Восемнадцатого марта «Известия» опубликовали статью Николая Лашкевича «Литовское дело ведет в «Матросскую тишину» – о визите в Москву главного прокурора департамента по расследованию преступлений при Генеральной прокуратуре Литовской республики Юозаса Гаудутиса. Правоохранительные органы Литвы проводили расследование попытки государственного переворота, которая была предпринята в январе 1991 года. Тогда погибли люди, а сам переворот по каким-то причинам не был доведен до конца.

Следователи прокуратуры установили многих участников штурма телебашни, но было ясно: они – лишь исполнители. Главные же лица, закоперщики акции, – в Москве, занимают ключевые посты в партийной и правительственной иерархии. Все они, впоследствии активные участники заговора уже всесоюзного масштаба, оказались за решеткой.

Литовский прокурор намерен был допросить генерала Валентина Варенникова, бывшего секретаря ЦК КПСС Олега Шенина, бывшего председателя КГБ СССР Владимира Крючкова, бывшего министра обороны СССР Дмитрия Язова. Все они отказались разговаривать с представителем литовских властей, и г-н Гаудутис уехал из Москвы с нулевым результатом. Если, конечно, не считать того, что четко обозначилась позиция арестованных.

Автор статьи приводит несколько примеров – почему у Генеральной прокуратуры возникли вопросы именно к перечисленной группе лиц. Шенин, например, летом и осенью 90-го регулярно курсировал между Москвой и Вильнюсом, осуществляя, как полагали в литовской прокуратуре, политическое обеспечение заговора. А в записной книжке рукой Язова сделаны записи: «Быть готовым взять телецентр», «Бурокявичюс будет помогать». (Бурокявичюс – тогдашний первый секретарь ЦК компартии Литвы).

Понимая, что внутренние силы республики ведут дело к выходу Литвы из состава СССР, группа военных и политиков, апологетов империи, предприняли попытку заделать наметившуюся брешь в державном корпусе. Механизм подавления национальных движений в СССР был отработан: и в период захвата Прибалтийских республик накануне Второй мировой войны, и в период интервенции в Финляндию, и в 1956-м году в Венгрии, и в 1968-м в Чехословакии, и в 1979-м в Афганистане… Подыскивались местные коллаборационисты, готовые сотрудничать с советскими властями, от имени народа они призывали Советский Союз оказать военную помощь; спецназ захватывал телевидение, телеграф, другие ключевые объекты; интернировались или расстреливались национальные лидеры; к рулю приставлялись марионетки.

Этот же сценарий, так успешно срабатывавший на протяжении всех лет советской власти, в начале 90-х дал сбой.

Можно сожалеть о том, что Литве не удалось привлечь к уголовной ответственности бывших союзных чиновников, повинных в попытке переворота и гибели людей. Как не удалось и российскому правосудию воздать должное гэкачепистам. У них нашлось так много защитников в самых широких слоях общества, что над правосудием верх взяла так называемая политическая целесообразность – путчистов амнистировали.

Этот сомнительный компромисс продемонстрировал не только неспособность общества дать принципиальную оценку попыткам противостоять развитию демократических процессов с помощью танков, но и отпустило будущие грехи сторонников силовых манипуляций. Обществу был подан сигнал: политическая целесообразность в России в ближайшие годы будет преобладать над строгостью юридических принципов.

Наше телевидение продолжает культивировать сюжет захвата советским спецназом дворца президента Афганистана Амина и других важных объектов. Мы узнаем все больше подробностей о том, как мастерски проводилась эта операция. Как наши лихие ребята застрелили президента суверенной страны, а заодно и его малолетнего сына. Как перед этим наши агенты пытались отравить президента.

Офицеры рассказывают об этом с гордостью, как о выполнении некой важной и чрезвычайно полезной миссии.

Вспомним, как наши рыцари плаща и кинжала под дипломатическим прикрытием в Катаре подорвали автомобиль с одним из бывших лидеров чеченского сопротивления Зелимханом Яндарбиевым. Их не остановило то, что в машине был ребенок – 13-летний сын Яндарбиева.

Руководство нашей страны устами министра иностранных дел клятвенно заверяло мировую общественность, что отечественные спецслужбы к теракту не имеют никакого отношения. Это вранье продолжалось до тех пор, пока катарские правоохранительные органы не представили видеозапись, на которой было зафиксировано, как наши «дипломаты» закладывали под машину взрывчатку, привезенную из Москвы в дипломатической почте.

Приговорив убийц к пожизненному заключению, катарские власти в результате шантажа со стороны российского руководства вынуждены были передать осужденных России – для отбывания наказания. Как сообщают СМИ, в аэропорту убийц встречали с военными почестями.

Никому не известно, в какой колонии осужденные грушники сегодня хлебают баланду. Общество понимает: вероятнее всего, их жизнь хорошо устроена. Более того, не исключено, что бойцы невидимого фронта за выполнение особо важного террористического задания удостоены высокой правительственной награды. (Вспомним, что человек, убивший Троцкого, был удостоен звания Героя Советского Союза).

Избрание депутатом Государственной думы майора ФСБ в отставке Андрея Лугового от партии Жириновского тоже наводит на размышления: не поощрение ли это за выполнение некого ответственного государственного задания? Ведь это произошло вскоре после убийства в Лондоне бывшего подполковника спецслужб Александра Литвиненко. Напомню, акция была совершена весьма экзотичным способом – с помощью радиоактивного вещества. Вероятно, организаторы теракта полагали, что отравление полонием не даст правоохранительным органам Лондона никаких зацепок. Однако Скотланд-Ярд сработал более профессионально, чем на то рассчитывали мастера заплечных дел: следы снова привели в Россию, к Луговому.

Наши власти грудью встали на защиту своего подданного. Генеральная прокуратура даже возбудила уголовное дело по факту покушения на… отставного майора. Дескать, это не он хотел убить полонием, это его хотели убить. Лондонские следователи, с чем приехали в Россию, с тем и уехали. Как это случилось в свое время с литовским прокурором.

В декабре 2008 года испанское издание El Pais опубликовало интервью с депутатом Луговым. Бывший офицер спецслужб сделал весьма любопытные заявления. Он утверждал, что в интересах государства следует уничтожать тех, кто причиняет серьезный вред государству. Например, заявил депутат, российскому президенту следовало бы отдать приказ на уничтожение президента Грузии Михаила Саакашвили. Такие оговорки психиатры называют фрейдовскими.

Зная, кто причиняет российскому руководству наибольшие беспокойства, несложно вычислить очередную мишень.

Игорь Корольков. Работал в «Комсомольской правде», «Известиях», «Российской газете» (1991 год), «Московских новостях». Специализировался на журналистских расследованиях. Лауреат премии Союза журналистов России и Академии свободной прессы.

Источник