June 9

Откуда берутся «оборотни»


Аркадий ЖЕЛУДКОВ, Алексей ЧЕЛНОКОВ, «Известия»


Еще недавно многие политологи сомневались в возможности возникновения крупных фашистских организаций в России — «не приживется, нет корней и традиций...» . Сейчас уже никто не сомневается. Фашизм в России набирает силу и постепенно выходит на оперативный простор. Одно из последних явлений в этом ряду — арест московской группы «Вервольф». В номере 98 (26 мая) «Известия» в статье Алексея Челнокова «Еще не концлагерь, но в бараки на ночь уже запирают» группа и ее деятельность были описаны довольно подробно. Но после ареста и публикаций в ряде изданий, подготовленных из «оперативных источников», редакция решила опубликовать свои данные, собранные в самом лагере фашистов, в национал-патриотических кругах и у их противников.

НАЦИСТСКОЕ ПОДПОЛЬЕ

Одна из первых фраз, прозвучавших при встрече корреспондента «Известий» с Андреем Анохиным (под таким именем он представился, под ним же его знали в национал-патриотических кругах России, Украины, Эстонии), была угрожающей: «Валера! — позвал «фюрер» подчиненного, оказавшегося рядом. — Видишь этого человека? Запоминай его хорошо: если с нами что-то случится, возьмешь это (он протянул боевику цепь)».

Корреспондент был спокоен — он заранее оповестил знакомых, что едет на эту встречу — чтобы знали, где искать...

То, что «наци», собравшиеся на базе Тимирязевской сельскохозяйственной академии — люди серьезные, уже было известно. Первое знакомство корреспондента «Известий» с лидером группы «Вервольф» состоялось в сентябре 1993 года у стен Белого дома, куда Анохин привел своих людей: «пострелять сначала в демократов, а затем в коммунистов». И тех и других фашисты ненавидели. Но если демократов считали «злом временным», то коммунистов — единственной политической силой, альтернативой которой может стать лишь фашизм. «Что такое национал-социализм? — говорил Анохин. — Мечта о всеобщем благе для народа. Есть аристократы духа — они ведут толпу и должны быть готовы на бой и жертвы во имя идеи. «Майн кампф» можно читать и пропагандировать всегда, и в любой стране идеи привьются — нужно лишь поменять «немецкую расу» на «арийскую».

«Жертвами» собственных идей люди из «Вервольфа» становиться не собирались — это произошло случайно. А их жертвами должны были стать люди, политико-религиозные воззрения которых простирались от идей Баркашова до постулатов Новодворской. И где-то на периферии маячили евреи как «неарийская народность, подлежащая уничтожению», евангелисты-баптисты, демократы, антифашисты, патриоты из «Памяти» Васильева.

Стычка с людьми Дмитрия Васильева началась не только из-за нелюбви нацистов к православию и особой русскости, как объясняет главный «памятник». Налет на Марфо-Мариинскую обитель их побудило совершить целое скопище причин. Первая — молодые волчата должны были попробовать свои силы. Нужен был объект ненависти. И обоснованием стали объяснения вождя, Анохина: «Они, гэбэшни-ки, поганят идею национал-пат-риотизма». Еще одной причиной, может быть, стало то, что нацисты мстили Васильеву за собственное увлечение в молодости его идеями — многие из них, включая самого Анохина, либо состояли раньше в рядах «Памяти», либо симпатизировали ей. Взыграла молодая нацистская горячая кровь, и под покровом ночи, связав охранника, они порезали портрет Николая II и украли Васильевские штандарты — высшее оскорбление для всякой военизированной структуры. Штандарты порезали и выкроили из них свастику. А немного погодя люди из «Памяти» пришли с ответным «визитом». И не одни, а с автоматчиками из ОМОНа. Корреспондент «Известий», разбуженный поздним звонком лидера тимирязевских фашистов, всю ночь просидел с ними в осаде — как заложник и гарант их безопасности.

В НАЧАЛЕ ШУМНЫХ ДЕЛ

Лиха беда начало. Следующим актом «вервольфовцев» стала попытка поджога спорткомплекса «Олимпийский», где 20 мая проходила конференция «Евреи за Иисуса».

Сами фашисты за Иисуса, как уже было сказано, не радели. Они исповедуют язычество. Их язычество не было русским — их привлекли обряды древних германцев. Здесь Анохин, пожалуй, ошибся. Уверовав или изобразив веру в древнегерманские символы язычества, анохинцы обрекли себя на местечковую изоляцию и нарушили одну из главных заповедей «Майн кампф», так часто цитируемую их вождем: «Ни одно мировоззрение, будь оно даже тысячу раз правильно и полезно для человечества, не приобретет практического значения в жизни народов до тех пор, пока принципы его не станут практическим знаменем боевого движения. А это движение, в свою очередь, останется партией до тех пор, пока деятельность этой партии не приведет к полной победе ее идей и догмы партии не окрасят собой всю общественную жизнь нового государства». (Цитируется с магнитной записи, но проверено по книге: все точно).

Вербовка новых членов группы, которые должны были «окрасить собой всю общественную жизнь», проходила, правда, вяло. С одной стороны, как говорил «фюрер»: «Конспирация, конспирация и еще паз конспирация». В группе было (с его слов) лишь 30 членов. Каждый из них имел право привести и рекомендовать на орм (вече у древних германцев) не более одного человека раз в полгода. Орм решал все стратегические вопросы, как правило, с подсказки вождя, но иногда мог выступить и против него. Так, например, орм «Вервольфа» разрешил корреспонденту «Известий» посещение лагеря, а фюрер был против.

ИХ ТАКТИКА — ТЕРРОР

Терроризм, по мнению вождя «оборотней», должен был стать основой для расшатывания общества и подготовить приход нацистов к власти. Опасались конкурентов, и поэтому «оборотни» обращали внимание в первую очередь на тех, кто им может помешать на пути к власти. Не церемонились и со своими ренегатами. В окрестностях Переяславля-Залесского фашистами были закопаны два трупа, один из которых был при жизни их товарищем. Уши бывшего товарища демонстрировались корреспонденту «Известий» как наглядное доказательство решимости в борьбе.

В стратегии борьбы Анохин опирался не только на личную интуицию, коллективную мудрость орма и заветы Адольфа Гитлера. В его, анохинском, «кампфе» кое-что значили и мнение, и помощь зарубежных партнеров по нацистскому «интернационалу», штаб-квартира которого располагается ныне в Будапеште. И опыт подпольной работы (а подпольные нацистские группы всегда были в СССР) подсказывал: лишь международная солидарность борющихся поможет победить.

«Нацисты всего мира должны помогать друг другу в борьбе»,— говаривал Анохин. Лично он сам помогал хорватским фашистам-усташам в их тяжкой борьбе с собственным и окрестными народами с автоматом в руках. Его соратники также набирались опыта в зонах конфликта — в Абхазии, Приднестровье, бывшей Югославии и Карабахе. Боевая «практика» была обязательным условием продолжения членства в «Вервольфе». Отрабатывалась боевая подготовка и на базе, где был организован небольшой, но настоящий концлагерь. Но заключенными в лагере были пока не демократы, евреи, коммунисты или патриоты — там «жили и работали» по-ударному несколько бомжей. «Эта биомасса подлежит в будущем полной утилизации», — говаривал «фюрер».

Вооруженные дубинками, цепями и нунчаками охранники и впрямь не стеснялись при общении с бездомными. Корреспондент «Известий» беседовал с арестантами. Схема работы на полях и в теплицах была точной копией деятельности фашистских концлагерей. Еда — вознаграждение за труд. А труд — вознаграждение за жизнь. На ночь бомжей запирали в бараке, бросив им две буханки черного хлеба. Иногда «трудотерапия» для бомжей прерывалась и в середине дня — для тренировки: мальчики 15—16 лет под руководством самого «фюрера» отрабатывали приемы рукопашного боя на живых «куклах». Более опытные бойцы помогали советами и наглядной демонстрацией приемов. Любимым оружием самого Анохина были нунчаки.

Если бомж отлынивал от работы, его наказывали. По рассказам очевидцев, бомжа, спрятавшегося от «трудотерапии» в зарослях, охрана нашла с овчаркой. Больше его не видели.

ОНИ ЕЩЕ ПОКАЖУТ СЕБЯ

Нельзя сказать, что многомесячная деятельность фашистской группы «Вервольф» была совсем тайной. Двух трупов, найденных под Переяславлем-Залесским, хватило прокуратуре для выдачи санкции на арест фашистов. ФСК, выполнявшая эту операцию, также была информирована о существовании группы еще до начала следствия. Заместитель начальника пресс-службы Центра общественных связей Федеральной службы контрразведки Сергей Васильев признается, что они владеют информацией о деятельности многих подобных «Вервольфу» нацистских групп, и эта, по их мнению — не самая крупная и опасная. По оценкам независимых источников, среди которых Московский антифашистский центр (один из запланированных объектов для нападения фашистов), в России сейчас около 20 подобных групп.

Необходимо сделать небольшое отступление: вчера в «Известия» пришло письмо, подписанное начальником Центра информации и общественных связей Генеральной прокуратуры РФ государственным советником юстиции 3 класса А. Звягинцевым. Письмо стало ответом на статью А.Желудкова «Контрразведка сообщила: пойманы «оборотни», опубликованную 6 июля. Редакция «Известий» извиняется перед Генеральной прокуратурой за допущенную в тексте ошибку: в тексте заметки написано «ответственные работники прокуратуры пока о передаче дела не знают». Как сказал руководитель Центра общественных связей прокуратуры РФ Виталий Рябов, такая ссылка на прокуратуру вполне в духе Федеральной службы контрразведки». Виталий Рябов, конечно же, работает в прокуратуре Москвы, а ЦОС прокуратуры РФ возглавляет А. Звягинцев.

Далее начальник ЦОС сообщает: «Что касается существа дела, то сигналом для развертывания оперативной работы явилось поручение Генеральной прокуратуры России Федеральной службе контрразведки, которое было дано ей после анализа опубликованной в «Известиях» статьи... Интересы следствия не позволяют пока делать достоянием гласности обстоятельства и подробности совершенных деяний. Сейчас определенно можно лишь отметить: возбуждено уголовное дело, оно расследуется прокуратурой Ярославской области и по-прежнему находится на особом контроле в Генеральной прокуратуре Российской Федерации».

Деятельность анохинских «оборотней» начиналась не на пустом месте — лидер «Вервольфа» пришел в фашистские ряды в 1982 году. По его словам, он начинал «работу» в Эстонии, в кружке, где «золотая молодежь» изучала труды нацистских мистиков — А.Розенберга, Р.Генона. Тогда организация была создана бывшим офицером СС, эстонцем, и структурирована по типу немецких групп СС. С 17 лет, учась в МГУ на юридическом факультете, Анохин уже знал «Майн кампф» и то, что будет делать в будущем. Он ненавидел «евреев, коммунистов и янки».

В кружке с Анохиным, уже в Москве, занимались довольно известные люди, один из которых сегодня лидер «духовной оппозиции», а другой — известный писатель.

Есть надежда, что государство все же попытается оградить себя и общество от будущих путчей. Разгромлена группа Анохина, задержан в Санкт-Петербурге, правда, лишь на 15 суток за попытку срыва православного шествия, лидер питерских националистов Юрий Беляев. Значит, не всем все сходит с рук. И как последняя новость для корреспондентов, писавших эту заметку, стало разбирательство следствия Измайловской районной прокуратуры по факту распространения на вечере газеты «День» нацистской литературы.

Но, наверное, до точки в истории нового фашизма на Руси еще очень далеко.

«Известия» 9 июля 1994 года