November 23

Если бы Тома сидела дома

В этой публикации (11.11.92 г.) речь шла о диком случае в 1-м полку патрульно-постовой службы столицы По дороге к бабушке из Твери в Москву четырнадцатилетняя Тома по воле случая попала в общежитие этого полка. Бравые парни продержали девочку около пяти суток от души и «напоив», и «обогрев» В результате измученная Тома оказалась в больнице, а участники затянувшейся вечеринки… под следствием.

Газета тогда постаралась воздержаться от каких-либо конкретных оценок и обвинений всецело полагаясь на объективность следственных органов Однако следствие с решительными выводами явно не спешило. А тем временем газету засыпали письмами и телеграммами.

<>

«Прочитав статью „Если бы Тома сидела дома“, не могу спокойно жить Как журналистка и мать двоих девочек, умоляю — доведите до конца начатое газетой расследование. Напишите, чем можно помочь Томе и как продвигается следствие Нельзя оставлять безнаказанными семерых подонков, иначе душегубство затопит страну…»
В. ПАХАЛИНА, редакция «Панорамы Севера».
Иркутская область.

<>

«Прочитал статью „Если бы Тома сидела дома“. Какой ужас! Требую, чтобы подонки в милицейской форме были преданы суду по закону. А главное, не остался безнаказанным тот, кто создал подобную дисциплину в полку».
А. ИВАНЧЕНКО, ветеран труда. Тюменская область.

<>

«Нет предела нашему возмущению. Преступники должны быть наказаны. Требуем публикации их фамилий, занимаемых должностей, а также фотографий всех семи „жеребцов“ патрульно-постовой службы столицы нашей Родины».
Служащие и военнослужащие в/ч 03444.

<>

Телеграмма: «Сколько подписей нужно собрать, чтобы их судили?»
БОРОДИНА.
Пенза.

<>

Должна признаться, понятия не имею, сколько подписей необходимо сегодня для свершения простого правосудия. И нужен ли вообще сбор этих подписей в стране, стоящей на пороге судебноправовой реформы? Да и расследование, согласитесь, должны проводить сыщики, а не журналисты, которым это, как правило, дорого обходится.

Переживая вместе с авторами многочисленных писем происшедшее, газета тем не менее не спешила с их публикацией, ожидая конца следствия и решения суда. Но время летит, а следствие, похоже, замерло. До сих пор не установлены даже личности всех участников патрульно-постового шабаша. О том, чтобы выстроить полк повзводно или ознакомить пострадавшую девочку с фотографиями в личных делах служащих, не идет и речи. Зато проведены неоднократные судебно-психиатрические экспертизы самой Томы!

Обращения родных девочки в ГУВД, прокуратуру Москвы. Министерство социальной защиты не заинтересовали перечисленные учреждения.

И потому последней инстанцией, куда долетает крик отчаявшихся, вновь, кажется, стала газета. Из письма Томиной бабушки: «Прошу вас авторитетом газеты заставить следственные органы выявить этих гнусных людей. Ведь не иголка же они в стоге сена! И наказать их, если не уголовно, так как следствие зашло в тупик, то хотя бы административно…»

Похоже, так оно и будет. Командиру вынесут строгое взыскание, опознанных уволят, чтоб «не порочили», а остальным погрозят пальцем Гуляйте, мол, ребята, аккуратней, а то шуму на всю Россию…

Елена ШАПОШНИКОВА.

«Российская газета» 9 января 1993 года