September 16

Призраки третьей силы

Веселый праздник безнаказанного убийства


Эрнст Черный


Война — дело суровое и грязное, как и та политика, которую она, как говорят, продолжает. Думаю, что «чистой» политике сопутствуют не войны, а пусть тяжелые и изнурительные, но переговоры.

Во втором номере «Российских вестей» за август этого года опубликована заметка под названием.- «Дух войны по имени Юра: „Я буду убивать каждый день…“. Молодой человек по имени Юра, прошедший Афганистан и многие горячие точки бывшего Союза, спокойно говорит: „Вот я сам за одну ночь убил шестнадцать человек. Пошел к ним на позиции и убил“. Удручает обыденность убийства.

Перекликается с этим и материал, напечатанный в 179-м номере «Известий» 7 августа «Кровавый комбат», рассказывающий о подполковнике Юрии Костенко.

Как и первый Юрий, Костенко тоже афганец. В «Известиях» приводится эпизод расстрела молдавского полицейского Пурича подчиненными Ю. Костенко — А. Косанчуком и Болгариным. «Известия» пишут: «Косанчук и Болгарин, смеясь, начали стрелять из автоматов в землю у ног пленного, затем — по его ногам, потом добили в упор и сбросили в Днестр». При этом присутствовали шофер машины и женщина — секретарь Костенко. «Обратно все возвращались возбужденные и веселые — одним врагом меньше». Смерть человека — всегда трагедия. Насильственная — трагедия вдвойне. Заметен хотя бы признак трагедии? ^ Нет. Веселый и возбуждающий праздник — праздник безнаказанного убийства. Давайте мысленно перенесет этих двоих с автоматами из Приднестровья в среднюю полосу России и представим себе на минуту, что они поймали очень неприятного им человека, пытали его, а затем расстреляли. Что бы произошло? Началась бы погоня, арест, суд и суровый приговор. Убивать безнаказанно нельзя. Выходит, что если нельзя, но очень хочется (такой склад души у человека), то ему нужно всего лишь переместиться в горячую точку и на «законном» основании заняться любимым делом — убийством. Задумаемся над такой возможностью.

То в одном, то в другом месте в зонах конфликтов появляются трупы, над которыми изощренно издевались. Убежден, что нормальный человек этого сделать не может.

Хочу предложить гипотезу: не являются ли зоны конфликтов местом, куда, как магнитом, тянет садистов, психически нездоровых людей и криминальные элементы всех мастей — от воров до грабителей и убийц, прошедших школу жестокости в местах заключений. Это ведь единственные места в стране, где можно без ограничений «наслаждаться» убийствами и издевательствами. Нормальный человек может воевать и в этом процессе быть виновником гибели людей, но я не смогу поверить, что нормальный человек станет писать на боевой машине лозунг: «Смерть румыну».

За Юрием Костенко, как и за Юрием без фамилии, — шлейф грязных дел, связанных с издевательствами, избиениями, незаконными расстрелами и превышением власти, тянется с времен Афганистана.

Удивительно другое: за то, чтобы вручить Костенко власть, активно боролись СТК, женский комитет и Бендерский горисполком, хотя прекрасно знали все его былые «достоинства».

Интересен еще один свидетель молдавского конфликта — Александра Заруба (газета «Путь», № 8, 1992 г.). Снегур, говорит Александра Заруба, подписал приказ, в котором есть фраза: «Гвардейцев и казаков в плен не брать». Далее А. Заруба говорит: «Их теперь — гвардейцев и казаков — на пилораму пускают». Ей тоже угрожали «пустить на пилораму», и не кто-нибудь, а якобы сам помощник Снегура — Берлинский.

Не в восторге я от деятельности бывших высоких коммунистических руководителей, ставших ныне лидерами независимых государств. Не верю я, что люди, исповедовавшие всю жизнь коммунистические догмы, вдруг перевоспитались в либерально-демократическом духе. Но не верю и в то, что садизм — государственная политика нового государства.

Так вот, о третьей силе или о ее призраке. Не любители ли это садизма, собравшиеся на кровавый пир со всей страны? Не они ли вырезают звезды на теле, выкалывают глаза, насилуют, а затем убивают, пропуская через пилораму или расстреливая? Помните московского убийцу из «Мосгаза»? <…>

Недавно в «Московском комсомольце» опубликована заметка об очередном призыве на военную службу. Многие призывники изъявили желание вместо стройбата служить в горячих точках. «Там интереснее», — говорят некоторые из них. Это должно настораживать. Не станут ли такие ребята через некоторое время легионерами печально известной третьей силы?

А. Заруба делит всех по простому принципу: «свой — хороший, чужой — плохой», — понижая под этим этническую принадлежность. А как быть с Юрием Костенко и его подручными, которые и грабили, и пытали, и убивали? По-видимому, дело не в национальности. Дело в человеке.

Я далек от мысли свести все проблемы горячих точек к заинтересованности в поддержании напряженности со стороны психов и уголовников. Просто попытки разобраться в затронутых вопросах наводят на мысль, что к третьей силе, похоже, принадлежат и люди с весьма специфическим устройством психики, и криминальные элементы. Нужно внимательно присмотреться, и, может быть, мы увидим этих, пока еще анонимных людей, приодетых в тогу патриотов, главная цель которых — убивать только потому, что это удовлетворяет их нездоровое или преступное «я».

«Независимая газета» 17 сентября 1992 года