September 14

Власть

Размышления спикера

Сегодня газета начинает публикацию отрывков из книги Председателя Верховного Совета Российской Федерации, члена-корреспондента Российской академии наук Руслана Хасбулатова.

Нет смысла пространно представлять книгу. В кипящий политическими страстями переломный период жизни многонационального Российского государства, перехода от тоталитарного режима к демократическому обществу новым содержанием наполняются такие фундаментальные понятия, как «личность» и «власть», «демократия» и «федерализм», «парламентаризм» и «президентство».

Автор, безусловно, располагает необходимой информацией для анализа происходящих социально-экономических и государственно-политических процессов, имеет право на собственные суждения по поводу поиска реальных путей вывода нашего общества из тяжелых испытаний.

Возможно, эти суждения покажутся спорными, что вполне естественно. Вместе с тем так же естественно отнестись к позиции спикера парламента с уважением, интересом и доверием.

1. Когда власть создает условия для своего свержения, она морально устойчива

...Какова причина сегодняшнего резкого ослабления государственной власти? Какими могут быть взаимоотношения парламента, президента и правительства? В чем суть разногласий между законодательной и исполнительной властью? Можно ли найти путь к их единению? Как построить отношения между центральной властью и местной? Эти вопросы преследуют меня ежечасно.

...Необходимость организации человеческого общежития ставит проблему воли и авторитета, права и насилия. В переходный период чаяниям общества отвечает формирование сильной власти. Но означает ли это уничтожение парламента, представительной власти? Некоторым кажется, что означает. На самом же деле, конечно, такое однозначное «да» приводит к созданию условий для нового тоталитарного режима.

И что такое сильная власть? Власть, способная к репрессивному воздействию на общество? Такая тенденция к насилию присуща власти как таковой. Но власти как насилию должно противостоять право народа на смещение власти. Иногда в голову приходит парадоксальная мысль: «Когда власть создает условия для своего свержения, она морально устойчива».

В самом деле, власть всегда должна быть готова уйти. Она должна создавать все условия, чтобы ее могли устранить, но именно в этих условиях она и должна обретать устойчивость. Этой цели служит прежде всего оппозиция.

Сильная власть может опираться на авторитет. Авторитет власти зависит от ее доктрины, программ, выдвинутых ею целей, обеспечивающих поддержку народа. Сегодня порой кажется, что власть «висит», ибо она не опирается на четкую программу на широкую социальную поддержку.

Решение проблемы «власть и общество» упирается в неразвитость политических институтов в стране и неоформленность фракций в парламенте, слабость политических партий и отсутствие структурированного общественного мнения.

За примерами далеко ходить не надо. Возьмем 28-пронентный налог на добавленную стоимость Аргументация правительства, что налог — это бюджет, звучала, на первый взгляд, более убедительно, чем аргументация парламентариев. Депутатам не удалось забить в колокола, объяснить, что дать сдержанный процент, значит, не останавливать производство и при меньших процентах получить в бюджет большую сумму.

...Становление российской государственности требует обновления законодательной, исполнительной и судебной вертикали власти. В Федеративном договоре предусмотрены преобразования федерации и регионов как субъектов федерации Это не только процесс разделения полномочий, но и процесс самоограничения сторон в пользу приоритета человека, личности.

Личность не должна делегировать «наверх» своих естественных прав Делегированные права личности в федерацию затрагивают непосредственно гражданина (избиратель говорит, что делать парламенту и правительству), субъект федерации (это избиратель говорит, что делать республике, краю, области), местную власть (это избиратель говорит что делать в родном городе, селе).

В этом процессе на вооружение берется и мировой парламентский опыт, естественно, с поправкой на традиции регионов страны. Обстановка требует сегодня новых подходов и решений. Определенная база для них заложена в наших законах, качественных изменениях в действующей Конституции. И. в частности, в Федеративном договоре. И здесь меня продолжают удивлять средства массовой информации, которые фактически пропустили важнейший документ возрождения России Не поняли, не разобрались в сути? Или не нашли внешней броскости? Или не получили задания «сверху»? Здесь не кампания нужна, душу вложить надо в дело возрождения страны. А ведь договор этот правильно утверждает центральную идею — возрождение России может осуществляться лишь в единстве с провинцией.

...Из всех аспектов власти важнейшая проблема: власть и личность, делегирование полномочий «снизу вверх» и усвоение постулата о приоритете делегировавшего. Выборная власть персонифицируется: личная, коллегиальная. Демократичность той и другой власти зависит от состояния общества. Сегодня, когда нищающий народ не получает своей доли собственности, несмотря на все заверения властей, прежних и нынешних, противостояние приближает и усиливает конфликты. Вот почему важен поворот к человеку, личности — вообще к разработке эффективной социальной политики, к идеям социального рыночного хозяйства. Какой тут должна быть позиция власти? Тревожит углубление дифференциации в обществе, «феномен» неравенства становится двигателем развития экономики и вызывает недовольство масс.

Власть, охраняющая свободу личности, и власть, наводящая порядок, позволяет вести нормальную законодательную работу для стабилизации общества. Как спикеру парламента мне видится проблема слияния парламентской власти с избирателями: это — приемы избирателей, встречи во время поездок в регионы, письма от избирателей, народа; это — решение вопросов в обход самого сильного наследия партаппарата, которое сосредоточилось во всех эшелонах исполнительной и частично представительной власти. Парламент постоянно ощущает поддержку нашей деятельности, законам и начинаниям у тех. кто делегировал нам власть Часто советуют: обопритесь на тех. кто ближе к производству, кто производит, делает дело. Мы ориентируемся и на тех, кто говорит: сила в профсоюзах. И мы чувствуем — сегодня надо заниматься не только и не столько партиями и движениями, а профсоюзами, производством, кооперацией, теми проблемами, решение которых дает устойчивость власти.

...Центризм в политике сродни гармоничному «золотому сечению» Леонардо да Винчи. Принципы золотого сечения или близкие ему пропорциональные отношения легли в основу многих шедевров мирового искусства Золотое сечение — не середина, но и решение вопроса в политике всегда смещается от нее. В этом и видятся мне красота, привлекательность политики, которая сводится к выражению, к формулировке воли народа.

Парламенту надо консолидировать силы и поднимать значение центроориентированных сил. На Западе центр — это одна или несколько партий между правой, консервативной и левой, либеральной, рабочей или социалистической партией.

Наш переходный период — период особого настороженного внимания к власти. Ведь переходное состояние — это не что иное, как поддержка больного организма общества В своих опенках происходящих событий приходится постоянно взвешивать аргументы, и анализ показывает, что спасает лишь ориентирование на центр. Здесь видится баланс властных функций, путь к устойчивости.

...Трагичное в сегодняшней ситуации — разрушение созданного ранее потенциала роста, ослабление наукоемкого производства и без того недостаточно сильного. Внедрение иностранных инвестиций лишь в добывающую промышленность и в лучшем случае традиционную переработку по отработанным на Западе технологиям тревожит... В чем искать сегодня стимулы взлета как достучаться до человека, потерявшего веру во власть и политику в прошлые десятилетия, да и уже в наши времена? Вот почему лишь реализм практических политиков ведет к выходу из кризиса.

Распад Союза, трудности СНГ, процессы федерализации в России заостряют вопрос: «Что мы собираемся построить в Российской Федерации?» Парламент на этот вопрос ответил принятием законов, обеспечивающих демократическое развитие страны, осуществление экономических реформ, Федеративным договором. В последнем, в частности, проработаны властные организационные структуры Российской Федерации, дана программа действий, соотношение федерации и субъектов федерации, власти и экономики, дано направление к разрешению универсальной проблемы: личность в обществе.

Тем не менее дела идут трудно, результаты более скромны, чем оптимистичны.

Полгода действий правительства Гайдара убеждают: нельзя ориентироваться только на Запад и забывать, что в тяжелые и смутные времена Россия ориентировалась на внутренние силы. Сергий Радонежский и Дмитрий Донской. Козьма Минин и князь Пожарский. Петр I и Екатерина П. Барклай-де-Толли и Багратион, затем Михаил Кутузов, наконец, Жуков в Отечественной войне... Из глубин страны поднималась сила России.

Ни Андрею Курбскому, ни Лжедмитриям, ни Анне Иоанновне с Биронами, ни тем из рода Романовых, кто окружал себя и свой двор иностранцами, ничего, кроме паления, достичь не удалось. Иностранные займы, когда их сумма превышает золотое сечение, пагубно начинают влиять на россиянина. Курс на долларовые вливания опасен, ибо поддерживает в личности надежду на уравниловку, а тем самым продолжает культивировать лень, иждивенчество, апатию. За полгода налоговые проценты банков приостановили производство в стране. Российское Дело останавливается. Безответственность одного правительства за другим, одного министра за другим стала фактом. Разве не парадокс: меняются власти, а положение людей ухудшается.

Власть должна не выпрашивать кредиты у Запада и выжимать налоги из предприятий и населения, а поставить личность, предприятие, регион в законодательно закрепленные выгодные условия производства, инвестирования. Два властных института — парламент и федерализм выступают за это. Сокращение налогов, которое осуществлено парламентом в середине июля, другие меры, предпринятые для динамизации производства, хотелось бы надеяться, пробудят те силы, которые ныне «задавлены» прессом правительственной политики, некомпетентностью административных органов.

Два поколения россиян привыкли быть иждивенцами у государства, лишились чувства собственного дела, инициативы. Личность, человек, труженик, глава семьи и члены семьи оказались отторгнутыми от собственности, сохранилась лишь минимальная личная собственность в таких размерах, что всех потомков заставляет идти внаем государству. Это и привело к вечному рабству у государства. Экономически человек отторгнут от власти. В идее парламента и федерализма заложены зашита личных свобод человека, конституционность и законность нашего бытия. Тревогу, и постоянную, внушает проявление значительного числа систем управления, не подчиненных единому федеральному центру и способных осуществлять собственную, в ряде случаев взаимоисключающую, конфронтационную по отношению друг к другу и к государственной власти политику. Это приводит к дезинтеграции управления, параличу федеральной и региональной государственной власти.

Переход высших органов власти и управления к низовым звеньям, не обладающим необходимыми информационными и организационными ресурсами, да и полномочиями, ведет к общему ослаблению государственного механизма как целостной системы. Эти вопросы требуют основательного анализа и в парламенте, и в правительстве.

Тревожит и резкое ослабление позиций России в мировой политике, и не только как следствие распада Союза, но и как результат неадекватного использования всего потенциала России, определяющего реальный вес государства во внешней политике. В этом плане представляется, что лишь опора на потенциал собственного государства позволит России занимать активную позицию в мировом политическом руководстве и исключить возможность устранения ее от выработки и принятия решений, влияющих на судьбы мира.

Россия, во-первых, находится в преимущественном положении по сравнению со многими другими государствами, так как обладает собственными природными, людскими и интеллектуальными ресурсами, превосходящими во много раз возможности крупнейших держав.

Во-вторых, важным фактором, позволяющим занять лидирующее положение в мире, исторически обусловленное развитием цивилизации, является национальный фактор, который имеет все преимущества американского варианта в смысле многообразия народов, проживающих на одной территории федерального государства.

Это же обстоятельство, наряду с экономическими, производственными, политическими и другими факторами, удерживает народы от полной дезинтеграции. На интуитивном уровне каждый народ в России понимает, что от самоизоляции он только потеряет. Это находит свое проявление в национальной политике России. В этом смысле есть все основания считать, что полного развала России и СНГ не наступит ни при каких обстоятельствах. Возможно продолжение размежевания до какого-то уровня, который определен особыми условиями развития того или иного народа, проживающего на исторической территории. Более того, не исключено, что в ближайшем будущем при взвешенной политике возможно превращение России в новый центр интеграции всех, прежде всего ближайших соседних народов. И к этому необходимо быть готовыми.

В-третьих, особую роль приобретает здесь способность руководства страны обеспечить безопасность и процветание собственных народов в рамках единого многоэтнического федеративного государства. При этом важно в противовес политике исторического соперника осуществить для обеспечения безопасности объединение сил не на агрессивной, военной, насильственной основе, а освоить стратегию ненасильственного обеспечения мира. Это гораздо более сложная задача, так как она предусматривает прежде всего способность предвидения угроз и их предупреждения. Такой подход в корне изменяет положение самой власти, государства и иначе представляет роль силы в международных отношениях.

Подобного рода политические и дипломатические новации могут в короткое время значительно повысить авторитет страны и ее руководства в международных отношениях и позволят максимально реализовать имеющийся наш потенциал.

В-четвертых, такое направление во внутренней и внешней политике приведет к стабилизации общества перед лицом стоящих задач, позволит его консолидировать и изыскать возможности для ликвидации конфликтов на собственной территории и у ближайших соседей. Оно поможет открыть «второе дыхание» возрожденческим процессам в обществе. Кстати, такая энергичная деятельность и осуществление этих целей органически вплетаются в понятие «российский», «русский характер» наших народов.

...Возрастание социального неравенства — одна из главных опасностей в России. Поляризация общества налицо, но обогащаются часто не те, кто производит, а те, кто занимается казнокрадством, спекуляцией и взяточничеством. При этом колоссально возросло влияние чиновничества и «царедворцев» на всех уровнях власти и управления, полностью исчезли контрольные механизмы государства, мораль «растворилась» в лозунгах. Надо всегда помнить, что экономические реформы легче проходят не в голодной, а в сытой, накормленной стране. Поэтому надо всемерно поддерживать производство.

Во весь рост встает вопрос: какими механизмами поддержать директора госпредприятия, предпринимателя, товаропроизводителя, тех. кому предстоит стать ключевой фигурой управления не только своей собственностью, но и державными интересами? Мы еще в декабре 1991 года - начале января 1992 года отчетливо заявили: экономическую реформу надо проводить на глубоко аналитической программной основе, имея стратегические и тактические цели, четко выверяя действия по этапам, комплексно, не уповая на спасительную роль либерализации цен, поскольку такой подход при существующем монополизме производителя приведет к гиперинфляции Обнищание людей ускоряется, стремительно падает их доверие к власти и к самим носителям власти. Это особенно важно в условиях резкого ослабления государства.

Например, если рассмотреть этот вопрос с позиций властных структур рынка, ясно, что инвесторы больше всего стремятся к устойчивой системе, представители всех видов фиктивного капитала и иных теневых форм хозяйствования так же, как и многочисленное чиновничество, заинтересованы в ослаблении этой самой власти, в периодическом и эпизодическом безвластии, в нестабильности, в формировании нервозности, чехарды власти, в «войне» разных ветвей власти. Неустойчивые ориентиры и случайные люди у власти выгодны тем, кто сегодня «снимает сливки» в одном слабом звене, завтра — в другом, доводя народное хозяйство до разбазаривания, до повального воровства.

Сложилась универсальная криминальная система: централизованная мафия, заинтересованная в хаосе. При параличе правоохранительных и специальных органов государства та сила, что называлась ранее «государственный аппарат», — отнюдь не лучшая, но тем не менее и в сегодняшней ситуации она все же стремится найти свое место в реформах. У многих ее представителей хороший организаторский опыт, среди них есть профессионалы. Специалисты есть специалисты, их надо использовать, им надо доверять, а не толкать в антидемократические движения, набирающие силу и динамизм на фоне поражений в сфере экономической и социальной политики.

С точки зрения общих тенденций Россия ищет выход в новых моделях государственности, ориентируется на конституционно-демократическую модель, на отход от радикально-марксистской концепции общественного развития, его ленинской интерпретации, часто далекой от правовых формулировок. Язык закона был чужд большевистскому режиму, политическому режиму личной власти в его специфически монопартийной форме. Инструкции ведомств подменили законы государства. Именно здесь камень преткновения: одни ищут эту модель через конкретную личность, олицетворяемую в форме «абсолютной демократии», другие — в развале страны на удельные княжества по национальным признакам, третьи — в несбыточных мечтаниях о реанимации существовавшего партийно-государственного режима и так далее.

Важно отметить постепенное становление многопартийности как фактора противодействия массовому автократическому сознанию, уникально спокойное отношение населения на первом этапе к исчезновению прежних властных структур и всеобщее ожидание от новых властей улучшения положения людей, во многом инспирированное самими идеологами этих властей — вечными оппозиционерами Конечно, разрыв с прошлым невозможен без отторжения тех догм, на которых покоится идея концентрации производства и гигантомании. Коммунистические идеи абсолютного обобществления, осуществляемые партийно-государственной олигархией в течение десятилетий, на деле разорили народное хозяйство великой страны. Куда исчезли 200 млрд, долларов, полученные за последние 15 лет только от экспорта нефти и газа? Ответа нет.

Но и мы, новые власти, оказались не в состоянии остановить этот развал, к сожалению, порой ускоряем движение вниз по наклонной, входим в штопор. Важно поэтому, чтобы демократические ориентиры России складывали и утверждали новый социальный климат, требующий изменения властных структур, иной государственности, покоящейся на реальном балансе политических сил. Это обстоятельство и является ответом на вопрос о приемлемости теории разделения властей для России.

Государственность экс-СССР теряет власть и силу, хотя частично переносится вместе с бывшим политическим режимом в российские структуры, но опасно то, что по сути все институты власти формирующегося Российского государства чрезвычайно слабы и дезорганизованы. И ориентированы на слабых, случайных, безвольных лидеров, однозначно ищущих свой личный интерес. Конечно, набирает силу рост национального самосознания. Идут неоднозначные, разнонаправленные, дивергенционные процессы. К сожалению, новые демократические институты власти приняли в себя крупное вливание экс-тоталитаризма. В то же время динамизм формирования властных структур налицо: законодательная вертикаль от федерации к местной власти; исполнительная вертикаль от федерации к местной власти; законодательная горизонталь от парламента к структурам правительства и судебной власти; законодательно-исполнительная диагональ вообще имеет крайне неясный характер.

Россия — ось, связующая нить переломных процессов смутного времени на гигантских просторах бывшего СССР. Как тяжело нагруженная повозка, Россия, опираясь прежде всего на парламент, с трудом движется к демократии усилиями тех, кто еще верит и хочет возврата здравого российского политического, юридического и экономического смысла, формирования современной цивилизации. Конституционно-демократическая государственность после дискредитации самой идеи коммунизма опирается ныне на беспартийность, отнюдь не отвергая бывших членов КПСС, из которых партия вышла сама. Но ее «члены» не пытаются ни искать ее, ни возрождать. Они просто стали беспартийными гражданами: это те, кому нужна «великая Россия», а не те, кому нужны «великие потрясения», те, которые хотят укрепления внутренних структур власти России и усиления влияния вовне, те, кто искренне стремится к процветанию, гражданскому миру и согласию. На этом пути проблема разделения власти — проблема становления государственности в стране, проблема роста гражданского общества, гражданского сознания, гражданского мира. Наступило время, когда поведение народа оказалось мудрее поведения глав правительств, государств, парламентов. Сменяя один другого, они явно не проявляют той мудрости, терпения, которые явил народ, соглашаясь на страдания даже во имя тех реформ, которые им отвергаются изначально, на интуитивном, подсознательном уровне.

Публикуется в сокращении

(Продолжение следует).

«Российская газета» 15 сентября 1992 года