July 21

О хлебе насущном (в виде зерна) и о шпионах

События и публикации 17–18 августа 1992 года комментирует обозреватель Андрей Жданкин*

Первое, что бросилось в глаза в номере «Известий» от 17 августа – небольшая информация под заголовком «Две тысячи квартир для офицеров, возвращающихся из Германии»: «Городок для военнослужащих, выводимых из Германии, сдадут в Волгограде под ключ в течение года немецкая фирма «Вальтер Бау» и турецкая «Тексер». Они выиграли конкурс на право реализации этого проекта. Строительство будет осуществлено в рамках кредита в 7,5 миллиарда марок. Наряду с жильем в Волгограде намечено создать и всю необходимую инфраструктуру».

И снова вспомнилось, скорее, ударило, каким тяжелым ударом по Советской, а позднее – по Российской армии стал вывод частей Западной группы войск. Если быть более точным, то решение Горбачева о выводе войск из Германии в течение 3–4 лет имело самые тяжелые последствия не только для армии, но и для всей страны в целом. Рискну привести сравнительные данные: в 1990 году Пентагон объявил о выводе 60 тыс. военнослужащих с территории Германии из состава находящегося там контингента в течение семи лет; Франция заявила о выводе 50 тыс. военнослужащих за четыре года. Мы выводили более полумиллиона солдат и офицеров – за четыре года…

И ладно бы, если бы все вопросы, связанные с этим, были бы заранее решены. Но для России, как мы понимаем, такое не возможно никогда. Как пример – именно жилищный вопрос.

Когда американцы выводили свои части с Кубы или из Европы, с Филиппин, где у США две военных базы – Кларкфилд и Субик-бэй, то каждого офицера за океаном или проливом уже ждал дом-коттедж-квартира. И погружаясь в самолет, который увозил его на родину, служивый получал ключи от будущего жилья. Бесплатного! Да, это – не дословно, это образ, метафора, но соответствует действительности.

Что касается вывода ЗГВ из Германии, то из-за правовых недоработок реализация жилищной программы натолкнулась на серьезные препятствия. Еще между СССР и Германией было заключено соглашение о том, что на строительство жилья для военнослужащих с 1991 по 1994 годы германское правительство выделит 7,8 млрд. марок. Но из-за того, что решения принимались поспешно, без продумывания, в частности, никак не был оговорен ни график выделения этих денег, ни составлена разбивка кредита по годам.

В итоге, когда за год до окончания вывода российских войск оказалось, что темпы строительства жилья отстают от темпов вывода войск в девять!!!! раз, немецкая сторона не посчитала себе виновной, поскольку нигде не было оговорено, что строительство жилья и вывод войск должны идти синхронно.

В итоге, мы фактически бежали из Германии – прямиком в поле, самым позорным образом. Мы не поимели с этого бегства никаких дивидендов. Более того, мы умудрились обеспечить рабочими местами тех, от кого мы бежали – пригласив строить жилье немцев и заплатив им деньги, взятые у них же в долг. Самое мягкое определение для всего произошедшего – глупость. Все остальные возможные определения – уже из Уголовного кодекса.

Отдельная тема – оставляемое армией имущество. Об этом расскажу в каком-нибудь очередном обзоре – по случаю. Скажу только, что мы его отдали практически за бесценок – в десять, если не в сто раз дешевле того, что оно стоило…

На следующий день «Известия» на первой полосе публикует сообщение о том, что Канада решила приостановить отгрузку зерна для России:

«Канадский пшеничный комитет заявил в минувший понедельник, что он прекращает отгрузку зерна в Россию. Представитель этого комитета сообщил, что решение принято по согласованию федеральным правительством. Причина – Россия не выполняет принятых на себя финансовых обязательств и сильно отстает в оплате счетов, передает ИТАР-ТАСС. В соответствии с пятилетним соглашением, подписанным в феврале этого года, Россия должна закупать здесь ежегодно по мировым ценам 5 миллионов тонн зерна. Ранее летом уже возникали трудности с отправкой пшеницы, так как не оплачивался вовремя фрахт судов…».

Между тем, небольшая информация в газете не отражает, разумеется, всего трагизма, если не сказать – катастрофичности ситуации. Долг Канаде составлял около 55 миллионов долларов. И это при том, что Россия имела право на отсрочку в 60 дней. Но, даже это не делало ситуацию легче. Денег в казне попросту не было.

Приведу отрывок из книги Егора Гайдара «Дни поражений и побед»:

«Когда в жизни государства наступает критический момент, приходит время пустить в ход накопленные на черный день запасы. В первую очередь твердую валюту и золото. В любом нормальном государстве они бережно хранятся, впустую ни в коем случае не разбрасываются. Напомню, что царское правительство после двух с половиной лет тяжелой войны сохранило к февралю 1917 года и передало Временному правительству 1300 тонн золота. К сожалению, наши правители такой элементарной предусмотрительности не проявили. За 1989–1991 годы из страны вывезли более 1000 тонн, причем процесс шел с ускорением. Печальный рекорд 1990 года – 478,1 тонны. К концу 1991 года золотой запас бывшего Советского Союза упал до беспрецедентно низкой отметки – 289,6 тонн. Им уже нельзя было покрыть даже самые срочные финансовые обязательства, самые неотложные потребности страны. Если ничтожное количество золота делало продовольственную ситуацию тяжелой, то состояние валютных резервов и огромный объем внешней задолженности, казалось, ухудшали положение до безнадежности…»

Между тем, еще в конце 1991 года в стране зерна было – в прямом смысле слова «мизер» – не больше двухмесячного запаса. На следующий год часть урожая была потеряна, а потому угроза голода, которую, казалось бы, удалось снять в феврале после переговоров с правительством США, снова замаячила над Россией. К счастью, тогда в августе проблему смогли решить достаточно оперативно – валюту нашли, зерно оплатили.

Между тем, по некоторым данным, как раз в 1992 году исполнилось 30 лет, как СССР стал закупать зерно в США и Канаде. А предшествовали этому события в Новочеркасске. В середине лета 1962 года в СССР почти на треть подняли цены на некоторые продукты питания. В частности, на мясо и молочные продукты. И по злому стечению обстоятельств, именно в эти же дни на треть увеличили норму выработки для рабочих Новочеркасского электровозостроительного завода. Дальше были события, которые потом назовут Новочеркасским расстрелом и информацию о которых засекретят на долгие десятилетия. Но в итоге советское руководство поняло, что страна стоит на грани голода и народных бунтов. А потому было принято решение начать закупку зерна за границей.

По другим данным, впервые зерно – 12 млн тонн – СССР закупил в США в декабре 1963 года и с тех пор сухогрузы с зерном шли в советские порты ежегодно непрерывно вплоть до 1991 года.

При этом стоит заметить, что закупалось отнюдь не «фуражное зерно для откорма скота», а те самые зерновые твердых пород, из которых и делались знаменитые макароны моего детства – трубочки и дырочкой – и прочая макаронная продукция. Но говорить об этом вслух считалось, скажем так, неправильным.

Еще одна информация из «Известий»: «Мексиканскую науку укрепляют российскими кадрами»:

«Мексика наняла для работы по контракту 46 ученых из России, Чехословакии и Кубы. Большинство из приглашенных – известные специалисты в области математики и физики. В настоящее время в Мексике зарегистрировано 6500 ученых, из которых только 350 отвечают по своим знаниям высоким мексиканским требованиям».

От себя добавлю, что именно тогда на работу в один из университетов Мехико «подрядился» однокурсник моего хорошего друга. Контракт был трехгодичный. Через три года он вернулся. Просидел на зарплате в 20 долларов год и уехал обратно за океан. По его словам, спустя двадцать лет в Мексике продолжают жить и работать и возвращаться домой не собираются около 2000 бывших советских ученых.

«Двойной агент ЦРУ и КГБ будет выслан из Швеции» – так озаглавлено сообщение в «Известиях».

«Власти Швеции приняли решение лишить права проживания в этой стране бывшего агента ЦРУ Эдварда Ли Ховарда, который в 1986 году дезертировал в СССР, а ныне проживает в Стокгольме. Это решение принято службой иммиграции по рекомендации секретной полиции, которая обнаружила, что и после переезда в Швецию он продолжал работать на КГБ…»

Честно говоря, прочитал и удивился. Про Ли Ховарда я читал достаточно много, интересовался. Но о том, что в его биографии есть и «шведский» этап, как то не слышал. Не поленился, снова пролистал все, что писали об этом человеке. И только в одном месте нашел упоминание про этот период.

Напомню, Эдвард Ли Ховард, бывший, или точнее – неудавшийся сотрудник ЦРУ был завербован советской разведкой в 1984 году. На работу в Лэнгли Ховард поступил в 1981-м. Его стали готовить к работе в московской резидентуре, куда он должен был отправиться в 1983 году со своей женой Мэри, тоже работавшей в ЦРУ. Однако накануне отъезда Ховард провалил испытание на детекторе лжи. Выяснилось, что у Ховарда склонность к алкоголизму.

ЦРУ от него поспешило избавиться, но пристроило на работу в администрацию штата Нью-Мексико. Они же помогли ему выйти сухим из воды, когда Хорвард сцепился с кем-то в баре и начал стрелять по машине своих противников, но ни в кого не попал.

Если быть точным, то в советское посольство в Вене Ховард пришел сам, когда отдыхал в Австрии с женой. Там же, как говорится, «не отходя от кассы», он продал советской разведке секреты подготовки американских разведчиков и сдал Адольфа Толкачева – советского ученого, работавшего над проектом советского бомбардировщика-невидимки и продававшего секреты в Америку (того впоследствии расстреляли). Деньги за информацию Ховард попросил смешные – даже по тем меркам – всего 150 тысяч долларов. Посчитав, что своим прежним работодателям он отомстил достаточно, Ховард вернулся в США. Однако ФБР быстренько вычислило его, и тому в 1985 году пришлось бежать из страны, бросив все и оставив жену в Америке.

В Москве Ховарду присвоили звание майора госбезопасности и предоставили квартиру и дачу в Подмосковье, на которой он в 2002 году и умер.

Но, оказывается, был у него промежуток между Америкой и Россией, когда он пытался жить в Европе. В 1987 году он посетил Венгрию, где даже дал интервью американскому журналисту. Но все изменил август 1991-го. США стали настаивать на выдаче Ховарда в обмен на экономическую помощь России. Он опять уехал в Будапешт, но под нажимом США был выслан.

С декабря 1991-го, не вынеся тягот тогдашней российской действительности, он уехал в Швецию и десять месяцев прожил в Стокгольме и даже получил там вид на жительство, но в августе 1992 года вынужден был опять вернуться в Россию. ЦРУ нашло его в Швеции и предложило все забыть в обмен на информацию о КГБ. Ховард отказался и снова уехал в Москву. А дальше вы уже знаете: ровно через десять лет он погиб при странных , до сих пор не выясненных обстоятельствах. Якобы, напился, упал и ударился головой о лестницу…

Андрей Жданкин. Профессиональный журналист. Окончил Московский государственный университет имени Ломоносова. В 1991 году – обозреватель «Российской газеты». После августовских событий (ГКЧП) – официальный пресс-секретарь Государственной комиссии по расследованию деятельности органов КГБ в путче, образованной указом Президента СССР М.Горбачева (комиссия С.Степашина). После «Российской газеты» (пунктирно) – еженедельник «Россия», «Совершенно секретно», несколько журналов «с нуля», участие в избирательных кампаниях федерального уровня.

Источник