March 18

Не помогла и лесть в адрес Ельцина

18 марта Б. Ельцин издал указ об отстранении от должности воронежского губернатора В. Калашникова. Скупые строки президентского решения — в них упоминаются лишь дележ автомобилей среди местной номенклатуры — дополняет сообщение нашего корреспонденте, переданное в редакцию еще до снятия Калашникова с занимаемого поста.

В Воронеже опубликованы результаты социологического исследования, проведенного российским институтом общественного мнения (бывший филиал ВЦИОМ). Более шестидесяти процентов опрошенных воронежцев считают, что губернатор В. Калашников не должен оставаться на своем посту. И только десять процентов полагают, что он может продолжать руководить.

В городе на предприятиях и в организациях начался сбор подписей под обращением к президенту с просьбой отозвать губернатора. Причем само «автомобильное дело» — скандальные действия администрации по распределению машин среди номенклатуры и активное участие руководителей области в коммерческих структурах — отошло как бы на второй план. (См. «Известия» № 42, «За низкий рейтинг руководителя наказали… социологов»).

Возмущение воронежцев возросло после транслировавшейся по областному телевидению пресс-конференции В. Калашникова, которую он провел, вернувшись из Москвы. На ней губернатор признал, что некоторые ответственные работники злоупотребляли служебным положением, А затем обвинил депутатов-демократов, представителя президента в области и местную печать в том, что их истинная цель не в устранении имеющихся недостатков, а в дискредитации областной администрации.

Может быть, и не стоило останавливать внимание на этом утверждении, знакомом нам как идеологический штамп брежневско-сусловского времени. Но губернатор сам развил эту тему. Он подкрепил свой вывод не менее знакомой ссылкой на вышестоящее мнение, за которым съездил в Москву. Мол, там, наверху, тоже так считают. При этом упомянул встречу с президентом, во время которой, по его словам, не только получил заверения в поддержке своих действий, но и решил вопрос о снятии с должности представителя президента по Воронежской области В. Давыдкина, расследовавшего вместе с группой депутатов неприятную для администрации автомобильную историю. (См. «Известия» № 47, «Должность представителя Президента будет упразднена»).

Слушая все это, трудно было отделаться от ощущения, что В. Калашников вернулся не из деидеологизирозанной столицы, а из ЦК КПСС. Оно еще больше усилилось, когда рабочая встреча с журналистами закончилась как торжественное мероприятие. Губернатор велел принести портрет Б. Ельцина, подаренный ему местным художником, и торжественно передал его областному музею. Портрет как портрет, и не видать ему музея, если бы не благодарственная надпись на нем, выражавшая признательность Виктору Кирилловичу за стойкость в августовские дни.

Несмотря на благодарственную надпись, воронежцы сомневаются в том, что губернатор и президент из одной команды. По результатам социологического исследования, только четверть опрошенных считают В. Калашникова проводником ельцинской политики. Наверное, поэтому многие не поверили, что президент решил снять своего представителя за то, что тот не дает спокойно жить администрации.

Как оказалось, правильно сделали. Из администрации президента и из контрольного управления сообщили: речи нет о снятии с должности представителя.

Институт представителей, как кость в горле у назначенцев. Независимая обратная связь территорий со службами президента через его представителей мешает чиновникам на местах и в столице однобоко дозировать информацию, а то и саботировать реформы. Вот почему уже не раз были попытки упразднить «око государево» под тем предлогом, что эта структура — лишняя в механизме власти.

«Известия» 19 марта 1992 года