March 10

За низкий рейтинг руководителя наказали... социологов

Два с лишним года назад в Воронеже был создан филиал Всесоюзного центра изучения общественного мнения (ВЦИОМа). 19 августа работники филиала по собственной инициативе провели опрос населения об отношении к перевороту и получили результаты, неблагоприятные для гэкачепистов… 20 августа они уже были переданы в Москву и прозвучали на радиостанции «Эхо Москвы». Легли и на стол руководства облсовета, оказав моральную поддержку людям, отмежевавшимся от самозваной власти. А через несколько дней, когда Россия праздновала победу, вциомовцы провели опрос об отношении воронежцев к позициям председателя облсовета В. Калашникова и первого секретаря обкома И. Шабанова… Рейтинг В. Калашникова оказался чрезвычайно высок. Предоблсовета даже поблагодарил за это… социологов.

Увы, дальнейшие события убедили в том, что интерес к результатам независимых исследований в обществе еще не переломил доставшуюся власти по наследству любовь к комплиментарным результатам.

Следующее исследование, в котором вновь упоминался В. Калашников, но уже как глава областной администрации, было проведено через несколько месяцев. Поводом послужило назначение им глав администраций районов. Почти во всех 32 районах главами стали те, кто и до этого ими руководил. Демократическая оппозиция (а демократы в Советах по-прежнему в меньшинстве) почувствовала себя обманутой.

Ну, а как отнеслось к этому население области? Исследование вциомэвцам заказала городская газета «Воронежский курьер». Опрос тысячи человек в Воронеже и семи городах и поселках городского типа показал: выбор, сделанный областным главой, одобряют менее половины опрошенных. А назначение его самого на пост главы администрации — только четверть.

Любое социологическое исследование — не истина в последней инстанции, а повод для размышлений. В. Калашников — не новый человек на вершине областной власти. И можно думать, что высокий послепутчевский рейтинг — не столько оценка его заслуг в руководстве областным хозяйством, сколько дань личному мужеству в экстремальной ситуации. Но за праздником победы наступили будни. Для всей России они были одинаковыми. Распределение партийного имущества, переезды в новые здания и кабинеты. Воронеж не стал исключением, и суета заполнила собой вакуум власти. Все томились в ожидании, никто ничем не командовал и не принимал решений. Это была относительно недолгая, но убыточная пауза. Ситуация в экономике ухудшалась. А «сладкое слово свобода», привязанное к ценам задолго до их освобождения, вызывало горькие мысли о жизни и о власти. Новый рейтинг главы администрации и формировался в этой атмосфере.

Но никто бы, наверное, так и не узнал, какие мысли вызвала у главы администрации публикация рейтинга районных руководителей и его самого, если б он сам это не выразил.

Как и в былые времена, на «ковер» были вызваны руководитель социологов, редактор газеты и обозреватель, комментировавший опрос. По старой «доброй» традиции им сделали выволочку. Мол, люди денно и нощно трудятся, чтобы накормить народ, а социологи и журналисты их «за штаны цепляют».

И вот Воронежская губерния притихла в ожидании: как-то отреагирует начальство на новую публикацию? Я не оговорился: недавняя сессия облсовета постановила называть главу администрации губернатором, замов — вице-губернаторами… Тем временем в печати появились материалы расследования членов городского депутатского комитета по стабилизации потребительского рынка о распределении автомашин в 1991 году. Как известно, восьмого июля 1991 года Президент и Предсовмина России издали совместное распоряжение, которым, учитывая надвигающиеся трудности с продовольствием, заморозили выделение машин очередникам. Все фондовые поставки решено было направить для закупки продовольствия на селе. И вот по данным, обнародованным депутатами, — почти половина машин не дошла до селян, а добрую четверть из них распределили среди ответственных лиц губернии, среди которых оказались и вице-губернаторы, и руководители облсовета и облсоцпрофа.

Справедливости ради надо заметить, что работники областной администрации дольше других удерживались от искушения обзавестись машинами как ударники хлебосдачи. В июле и августе подсуетились в основном партийные секретари. Но известие о предстоящей либерализации цен сорвало все тормоза.

Сейчас, разумеется, губернии не до рейтингов. Люди собирают подписи под челобитной Президенту, требуют сменить руководство. Подписываются и те, кто нес на краснознаменный митинг плакаты в поддержку Президента, и те, кто эти плакаты рвал…

Власть знала, что делала. Могла догадаться и о том, что будет думать о ней народ.

«Известия» 19 февраля 1992 года