March 17

Преступники остаются в Пакистане?

Наша газета сообщала (№ 234) о беспрецедентном происшествии — угоне группой уголовников рейсового самолета Ту-154 из Якутии через всю страну в Пакистан. Спустя два с половиной часа после посадки в аэропорту города Карачи террористы сдались местным властям и были немедленно взяты под стражу. С тех пор прошло три месяца. Какова же судьба 11 угонщиков советского авиалайнера! На вопрос корреспондента «Известий» отвечает заместитель начальника Управления стран Южной Азии МИД СССР Е. ИВАНОВ.

— С момента угона Ту-154 наши официальные представители в Исламабаде и Карачи ставили перед пакистанской стороной вопрос о встрече с угонщиками. Нам, не отказывая в принципе, объясняли, что необходимо тщательное расследование обстоятельств случившегося.

15 ноября пакистанцы при личном содействии министра иностранных дел страны Якуб Хана сумели организовать встречу советских консульских работников и представителя посольства СССР в Исламабаде с угонщиками. К сожалению, незадолго до этого один из преступников — И. Суслов покончил жизнь самоубийством. Он был похоронен на территории Пакистана в присутствии представителей нашего генконсульства.

Беседы велись с каждым из угонщиков в отдельности. Им было объяснено, что в соответствии с действующим в Пакистане законодательством они предстанут перед судом и им угрожает пожизненное заключение или смертная казнь. Кроме того, за то, что у них во время угона самолета было огнестрельное оружие, каждый получит дополнительно по семь лет тюрьмы. Угонщикам было сказано, что они могут обратиться к правительству Пакистана с просьбой о возвращении на Родину, что наши законы более гуманны и у них тогда останется шанс — советский суд не вынесет смертного приговора. Им также сообщено, что Советское правительство готово принять их назад. Однако все без исключения угонщики отказались вернуться на Родину.

Советских представителей интересовало, в каких условиях содержатся террористы в тюрьме. Условия эти очень суровые.

Тюрьма расположена за пределами Карачи, посреди песчаной пустыни. Заключенные содержатся в камерах по пять человек и, конечно, могут между собой свободно общаться. Я думаю, что нельзя исключать того, что перед встречей с советскими представителями они договорились, как себя вести, как отвечать на вопросы.

Угонщикам предложили написать письма на Родину, но только двое дали свое согласие. Большинство отказались от такой возможности, заявив, что их родственники и без того знают, что с ними произошло…

— Исключена ли на сегодня возможность передачи преступников советской стороне?

— Во всяком случае мы неоднократно обращались с такой просьбой к пакистанским властям. На первом этапе нам ответили, что все обстоятельства дела тщательно изучаются. Необходимо разбирательство в суде. Если суд сочтет возможным, то угонщики будут выданы СССР. Наша принципиальная просьба об их возвращении остается в силе.

— В таком случае когда же состоится суд?

— Пакистанская сторона не называет его точной даты. Мы знаем, что следствие подходит к завершению. Возможно, что публичный суд состоится через несколько недель.

«Известия» 22 ноября 1990 года