March 17

Самолет возвращен. Преступники - в Пакистане

Вчера наша газета рассказала о беспрецедентном происшествии — угоне группой уголовников рейсового самолета Ту-154 из Якутии через всю страну в Пакистан. Сегодня — о подробностях этого события и о том, что произошло после того, как в Карачи террористы сдались местным властям.

Специальный корреспондент «Известий» Виктор БЕЛИКОВ передает из Министерства гражданской авиации СССР:

Итак, около четырнадцати часов по московскому времени 20 августа, спустя два с половиной часа после посадки в аэропорту пакистанского города Карачи Ту-154, захваченного уголовниками в Якутии, группа бандитов сдалась местным властям и была немедленно взята под стражу.

— Вместе с этим сообщением, — говорит первый заместитель министра гражданской авиации А. Горяшко, — мы получили информацию от пакистанской стороны, что она не имеет никаких оснований задерживать обратный вылет и возвращение на Родину самолета с экипажем и пассажирами-заложниками.

После отдыха летчиков и пассажиров, которые под угрозой оружия оказались вместо Якутска на берегу Аравийского моря, пройдя необходимый технический осмотр и заправившись горючим, лайнер № 85323 вновь поднялся в 21 час 15 минут в воздух. Незадолго до полуночи Ту-154 сел в ташкентском аэропорту. 29 пассажиров, экипажи бортпроводники благополучно возвратились на родную землю, достойно выдержав испытание, которому подвергла их банда угонщиков. В столице Узбекистана намечена 12-часовая «передышка», после чего самолет завершит наконец насильственно прерванный рейс в Якутск.

Во вторник утром наш корреспондент Николай ПАКЛИН связался по телефону из Дели с генконсульством СССР в Карачи. Вот какую информацию он получил от нашего дипломата:

— Сейчас мы готовимся к возможной встрече с похитителями самолета. Вчера они наотрез отказались от любых контактов с представителями генконсульства, и все переговоры вели исключительно с пакистанскими властями. Но, кажется, после проведенной в Карачи ночи настроение у них меняется, и они склоняются к встрече с нами.

Откровенно говоря, мы не знаем, где находятся преступники, и стараемся выйти на них через пакистанские власти. Хочу подчеркнуть, что, как только стало известно, что угнанный самолет летит в Карачи, местные власти, в том числе губернатор провинции, вступили в контакт с генконсульством. Все это критическое время мы тесно сотрудничали. Складывается впечатление, что, спросив пассажиров самолета, пакистанские власти пришли к убеждению, что имеют дело с обычными уголовниками.

Собственный корреспондент «Известий» Александр КАРПОВ передает из Душанбе:

— Действия террористов в воздухе трудно предсказать. Угонщики отказались в Красноярске сообщать свой дальнейший маршрут. И в тот час, когда захваченный самолет стартовал в сторону Ташкента, на всякий случай к приему машины готовились и в Душанбе, и в Ленинабаде, и в Самарканде. В этих точках специалисты работали по плану операции «Набат».

Корреспондент ТАСС Владислав ЛЕГАНЦОВ передает из Исламабада:

— Согласно неофициальным сведениям, угонщики попросили у пакистанских властей политического убежища. Однако это сообщение не подтвердил представитель МИД Пакистана. Выступая по поводу инцидента, он лишь сказал, что угонщиков сейчас допрашивают. Воздушное пиратство в Пакистане, напомнил представитель, карается высшей мерой наказания. Сотрудник министерства отметил: его правительство обычно не разрешает угнанным самолетам приземляться на территории страны. «Но Ту-154 было разрешено совершить посадку в знак доброй воли в отношении Советского Союза. Кроме того, на борту самолета оставалось мало топлива».

Корреспондент «Известий» Геннадий ЧАРОДЕЕВ связался с МИД СССР:

— Официальные представители Министерства иностранных дел просили передать благодарность Министерству связи СССР, работникам Аэрофлота за обеспечение практически беспрерывного телефонного контакта с бортом Ту-154, без которого невозможно было успешно работать.

Информационные агентства ЮПИ и Рейтер передают некоторые подробности посадки советского авиалайнера с террористами на борту. Это было сделано по разрешению срочно созданной пакистанскими властями так называемой «группы кризиса». Она дала «добро» на посадку, получив сообщение от пилотов самолета о том, что горючее кончается, и может произойти катастрофа. На время посадки самолета аэропорт был закрыт, а на взлетно-посадочную полосу вызваны отряды войск специального назначения, танки, бронемашины, наряды вооруженной автоматами полиции, пожарные и медицинские бригады. На чрезвычайную вахту были поставлены все госпитали Карачи.

Теперь стало известно, что некоторые из террористов — мусульманской веры. Об условиях сдачи и подробностях переговоров с пакистанскими властями пока не сообщается.

Напомним, что законы Пакистана предусматривают за угон самолета высшую меру наказания.

Собственный корреспондент «Известий» Андрей ОРЛОВ передает из Ташкента:

— В 1 час 40 минут по местному времени сюда прибыл из Карачи возвращенный нам самолет. Через восемь минут он подрулил к стоянке. Вчера, когда мы передавали репортаж о чрезвычайном происшествии, не было возможности уточнить подробности, поговорить с участниками воздушной драмы. Теперь, почти через двое суток они наконец свободны.

…Нынешняя ночь в ташентском аэропорту не в пример спокойнее предыдущей, когда все напряженно работали, чтобы не допустить трагедии, сохранить жизнь заложникам, подчас рискуя своей. Так, начальник транспортной службы аэропорта А. Болодурин пять раз подъезжал на «Жигулях» к самолету — вести переговоры. Один из бандитов, вышедших на поле, приставлял к его затылку ствол автомата, другой садился рядом. Так шла «беседа», в ходе которой преступники выдвигали свои требования. А в это время рядом взлетали и садились рейсовые самолеты — перерыв на прием захваченного Ту-154, откат его на дальнюю стоянку и блокирование, были недолгими.

— За самолетом шло постоянное наблюдение. В готовность привели все аэропорты страны, где преступники могли бы приземлиться, — рассказывает прибывший из Москвы ответственный работник КГБ подполковник А. Савельев. — Наиболее благоприятные условия для освобождения экипажа и заложников создались в Ташкенте. Но от операции мы все же отказались: не стали подвергать жизнь людей лишней опасности. Хотя, повторю, самолет полностью блокировали, и снайперы ждали сигнала. Да, бандиты были готовы на все. Если кто-то приближался, они стреляли в сторону подозрительного движения. В целом, считаю, операция «Набат» прошла успешно. Главная цель достигнута — пассажиры и экипаж живы и здоровы.

Прямо у трапа возвратившегося самолета беру первые интервью. «Известия» уже сообщили о том, что начало событий произошло в якутском аэропорту Чульман. Вот как это описывают участники ЧП.

…Из Чульмана Ту-154 вылетел в 6 часов 20 минут по московскому времени. Через пять минут раздался звонок — пассажир вызывал бортпроводницу. Подошла Т. Шарфгалиева.

— Девушка, дайте нам побольше воды попить и прочитайте записку.

Татьяна сперва подумала, что там поздравление с Днем Воздушного Флота. А в записке было требование позвать командира корабля.

— Может, все-таки дурачатся в день праздника? — подумала я и подошла вновь, — говорит Татьяна. — Но один уже вскинул обрез, другой держал в руках какие-то провода…

К преступникам из пилотской кабины вышел бортинженер А. Камошин.

— Смотрю, у того, что сидит с пакетом, пальцы дрожат, — рассказывает он, — другой стоит с обрезом. Требуют разоружить конвой и вернуться в Чульман. Тут один из конвоиров, видимо от нервного возбуждения, выстрелил в воздух. К счастью, патрон оказался холостым. Это нас всех и спасло — самолет остался цел. Пассажирам мы запретили двигаться. А конвоиры по нашему предложению сдали оружие бандитам: положение-то было безвыходным. В Чульмане преступники потребовали еще оружие. Один из них проверял доставленные автоматы — вынимал и вставлял рожки, давал в землю короткие очереди.

— Вначале бандитов было пятнадцать, — говорит командир корабля А. Листопадов. — Но их главари Исаков и Евдокимов сказали: кто не желает с нами лететь, может уходить. И шестеро ушли. Отпустили преступники также стариков, женщин и детей. Зато (по их требованию) доставили на борт еще двоих заключенных. Теперь бандитов стало одиннадцать. С ними и двадцатью девятью заложниками-пассажирами и разоруженными конвоирами мы и взлетели…

— На борту один из пассажиров вынул бутылку водки, — добавляет А. Камошин. — Бандиты ее не отняли, и тот в стрессовом состоянии выпил и заснул. Кстати, с пассажирами преступники вели себя без жестокостей и хамства, разрешали выходить в туалет. Боялись мы, конечно, за наших девчонок-бортпроводниц, особенно при длительной стоянке в Ташкенте. Но Евдокимов сказал дружкам: если замечу мародерство или приставания — застрелю.

— Ночью в Ташкенте мы ухаживали за пассажирами, — продолжает Т. Шарфгалиева. — Некоторым было плохо — давали таблетки из аптечки, кислород. Евдокимов потребовал наркотики — он одноногий, ходит на протезе. Передали ему шприцы.

…К утру обстановка в Ташкенте обострилась. Преступники требовали немедленного возвращения на борт экипажа, которому сами же разрешили отдохнуть, срочного вылета. Одного из обезоруженных конвойных — сержанта — вывели из самолета, предупредили: если будут задержки с вылетом, он — первая жертва.

Поскольку этот экипаж был не готов к международным полетам, в его состав включили добровольцев — опытных работников Узбекского управления гражданской авиации пилота-инструктора К. Атабаева, старшего штурмана А. Ли и бортрадиста, свободно владеющего английским языком, А. Лебедева.

 — Пакистанские власти встретили нас хорошо, — говорит командир корабля А. Листопадов.— Мы пробыли в Карачи часов шесть. Дозаправились и тогда вылетели назад в Ташкент.

— Больше всего мы боялись, что если нас будут освобождать, начнется перестрелка. Тогда преступники просто уничтожат пассажиров! — вступил в разговор освобожденный заложник — инспектор Нерюнгринского гороно Б. Киреев. — Мы подготовили радиограмму на имя Горбачева и попросили пилотов передать ее. Просили сделать Президента все возможное во избежание кровопролития. Уже здесь, в Ташкенте, нам сказали: телеграмма дошла, и Шеварднадзе сам решал вопрос посадки в Карачи…

…Через несколько часов Ту-154 должен отправиться в Якутию. Возможно, газета поступит подписчикам раньше, чем экипаж и 29 бывших заложников окажутся дома. Поэтому они просили сообщить, что все у них в порядке: пусть родные и близкие не волнуются.

С просьбой сообщить редакции о правилах, по которым надо перевозить «спецконтингент» мы обратились в пресс-бюро МВД СССР. Вот, что нам сообщили:

— Все перевозки и конвоирование задержанных и заключенных регламентируются особыми приказами и инструкциями. По предварительным данным, поступившим от бригады МВД СССР, которая сейчас ведет проверку всех обстоятельств ЧП на месте — в Якутии, нарушения правил, конечно, были. Первое: группа конвоируемых не должна была превышать десяти человек. Второе: конвой должен был иметь на вооружении только пистолеты, но не автоматы. Третье: число конвоиров при перевозке группы, в которой находились и опасные преступники, должно быть усиленным — как минимум семь-восемь человек под командованием офицера. Ну и последнее: все конвоируемые, безусловно, должны быть в наручниках.

Редакция получила заверения от МВД СССР о том, что с результатами работы бригады в Якутии мы познакомим читателей «Известий». Тогда, надеемся, история угона уголовниками самолета приобретет полную ясность. И еще одна деталь. Уже сообщалось, что по непроверенным данным, в угнанной машине находились среди заложников два гражданина Польши. Мы уточнили — это действительно так. Оба они освобождены и находятся в Ташкенте.

Сообщения принимал А. Иллеш

«Известия» 21 августа 1990 года