November 23

Катастрофа в аэропорту Дели и заявление авиадиспетчеров ЮАР ставят под сомнение престиж авиаторов из СНГ


Николай ПАКЛИН, «Известия»


Только вмешательство «божественной силы» спасло 163 пассажиров и членов экипажа Ту-154 авиакомпании «Узбек эйрвэйз», потерпевшего аварию в делийском международном аэропорту имени Индиры Ганди. Такое объяснение случившемуся дали индийские служащие аэропорта, демонстрируя издали дымящийся фюзеляж без крыльев и разбросанные вокруг обломки воздушного лайнера.

Опасность посадки самолета в густом тумане была очевидной. Однако экипаж, видимо, решил рискнуть. Ту-154 коснулся колесами бетонной полосы, но взять правильное направление не смог. Лайнер соскочил с полосы и «завалился» на правый борт. Отлетело крыло, самолет загорелся. К великому счастью, у пассажиров и экипажа хватило времени выбраться из горящего самолета. Они отделались ушибами и ожогами. Вся «самоспасательная операция» заняла считанные минуты. Помогло и хладнокровие индийцев: паники на борту лайнера не случилось...

Хотя самолет Ту-154 и потеплел катастрофу в международном аэропорту, он выполнял внутренний рейс Хайдарабад — Дели. «Известия» уже писали, что узбекские власти откликнулись на призыв руководства индийской государственной компании «Индиан эрлайнс» прислать в Индию гражданские самолеты с экипажами для работы на внутренних линиях в связи с забастовкой собственных летчиков. Однако сделано это было в спешке, без необходимой подготовки даже с юридической точки зрения.

«Не дай Бог, случится катастрофа», — сказал мне тогда один из представителей Аэрофлота в Дели. Он как в воду глядел. Катастрофа не заставила себя ждать. Ее последствия трудно предсказать. Во всяком случае, удар по престижу молодой узбекской авиакомпании нанесен сильнейший. «Дробление Аэрофлота привело к снижению требовательности у новых самостоятельных авиакомпаний к обеспечению безопасности полетов, — сказал мне после катастрофы в делийском аэропорту тот же представитель Аэрофлота. — Наши диспетчеры никогда бы не дали разрешения на посадку Ту-154 в таком густом тумане, который окутал в это раннее утро делийский аэропорт».

ДЕЛИ.

* * *

Тревожный сигнал о недостаточной квалификации экипажей из СНГ, работающих на иностранных авиалиниях, поступил и из ЮАР.

Как сообщила газета «Санди таймс», южноафриканские авиадиспетчеры выразили озабоченность по поводу того, что работающие по контракту в этой стране российские пилоты недостаточно хорошо знают английский язык, что может создать угрозу безопасности полетов.

Речь идет о зафрахтованных крупнейшей южноафриканской компанией «Саут африкэн эйруэиз» четырех грузовых самолетах с экипажами, осуществляющих внутренние перевозки в этой стране. Как нам сообщили в компании «Московские авиалинии», в условиях существования более чем ста независимых авиапредприятий весьма трудно выяснить, какое из них командировало экипажи в ЮАР.

Возможно, озабоченность диспетчеров действительно обоснованна, хотя не исключен и иной вариант, согласно которому публикация в «Санди тайме» представляет собой попытку_ конкурентов «Саут африкэн эйруэиз» дискредитировать компанию. Во всяком случае управление гражданской авиации ЮАР в специальном заявлении по этому поводу указало, что профессиональная подготовка российских пилотов отвечает международным стандартам.

Экипаж не виноват, считают в Ташкенте


Шахабутдин ЗАЙНУТДИНОВ, «Известия»


Какова версия хозяев лайнера? Об этом корреспонденту «Известий» рассказал генеральный директор национальной авиакомпании «Узбекистон хаво йуллари», заслуженный пилот Ганий Рафиков.

— Экипаж разбившегося самолета состоял из 11 человек, из которых шестеро — бортпроводники. Пилоты, штурман, бортинженер и радист имеют большой опыт полетов на внутренних и международных трассах, в том числе и в зарубежной Азии. У командира корабля Эркина Арипова налет часов — 10 тысяч, у занимавшего соседнее кресло пилота-инструктора Владимира Мельнова этот показатель превышает 16 тысяч.

После завершения четвертого разворота в воздухе авиаторы получили «добро» на посадку от диспетчерской службы делийского аэропорта. Сама по себе погода в то раннее субботнее утро была пасмурной, но соответствовала установленно му минимуму для полетов и приземления в тех условиях. «Движенцы» сообщили на борт, что видимость— 1.000 метров. В момент касания полосы посадочная скорость соответствовала расчетной — 250 км/час. Приземление само было нормальным, но в тот момент экипаж в буквальном смысле потерял контакт с землей — попал в локальный туман, видимость пропала. Поэтому Ту-154 отклонился от осевой линии вправо и выкатился на грунт. К великому счастью, жертв нет. У пассажиров незначительные травмы, из экипажа только штурман сломал ногу, остальные целы. С помощью наземных служб аэропорта экипаж сумел оперативно организовать эвакуацию до того момента, пока развалившиеся части конструкции не загорелись.

В Дели уже прибыла узбекская комиссия (в качестве наблюдателей) из восьми человек во главе с заместителем генерального директора авиакомпании по авиационному надзору Валерием Тяном.

Вопреки утверждениям средств массовой информации, мы пока не получали каких-либо официальных заявлений индийской стороны, сказал далее Г. Рафиков. Не она, а узбекская авиакомпания отозвала все самолеты и экипажи из Индии домой. Не сегодня завтра «тушки» начнут перелетать на ташкентскую базу.

«Известия» 10 января 1993 года