November 23

Заговор или диалог?

Межпарламентская ассамблея стран СНГ собиралась в Таврическом дворце Санкт-Петербурга — том самом, где заседала Государственная Дума и где потом было разогнано Учредительное собрание. Фигур масштаба Керенского и Родзянко не было.

Пресса отреагировала на это событие довольно скептически, отнеся его к разряду невлиятельных и непредставительных. Решения ассамблеи носят рекомендательный характер. И даже не все участники предыдущих межпарламентских встреч приехали в Петербург, отсутствие Молдовы и Украины было расценено как закономерное следствие их линии на «бракоразводный процесс». Писали и о том, что в самой концепции межпарламентской ассамблеи заметна порочная тенденция воссоздания подобия бывшего Союза.

Некоторые усмотрели в атмосфере межпарламентских ассамблей признаки «заговора советской власти» против института президентства. Говорят, на заседаниях даже звучали призывы вообще отказаться от него — в пользу парламентских республик. Спикера российского парламента заподозрили в том, что свои противоречия с высшей исполнительной властью он намеренно выносит на пространство всего Содружества.

Можно бесконечно обсуждать взгляды, манеры и нрав Хасбулатова, но это, так сказать, из области эмоций, а не права. Если же под всеми рассуждениями об «интригах» и есть какая-то почва, то здравый смысл должен подвести парламетариев к тому, что в нынешней ситуации это может быть только заговором против самих себя.

Реальность неумолима, и она давно продемонстрировала нежизнеспособность Советов как механизма власти. Издавать декреты — да, на это Советы способны. Заниматься нормальным законотворчеством — нет.

Конечно, вряд ли кто-нибудь рискнет заявить, что с помощью межпарламентской ассамблеи найден какой-то современный модуль интеграции или инструмент укрепления Содружества. Прогнозы относительно того, как будет развиваться ассамблея и в какой орган она в конце концов трансформируется, если трансформируется вообще, могут быть лишь приблизительными.

Ясно пока, что говорить о некой надгосударственной структуре абсолютно преждевременно, — эту идею не поддержит никто. Судя по всему, многие республики предпочитают решать проблемы в двустороннем порядке. Но не все проблемы могут быть решены таким образом. И это многие уже начинают понимать. Явные интеграционные устремления среднеазиатских государств и решения, принятые на встрече на высшем уровне в Ташкенте, тому свидетельство.

Стоит сравнить нынешнюю ассамблею с двумя предыдущими. Те занимались в основном бесконечными вопросами организационного характера. Эта подошла наконец к обсуждению конкретного круга реальных проблем, стоящих сегодня перед странами бывшего СССР. Во всяком случае похоже, что страны-участницы способны заняться согласованием интересов в сфере законотворчества. Эти интересы вполне обозначились — и права меньшинств, и права пенсионеров, которые зарабатывали пенсию в одном конце Союза, а на склоне жизни оказались в другом, это права детства, экологические проблемы, проблемы создания общих вооруженных сил и многое другое.

Попытки отстоять интеграционные процессы в разных формах не раз предпринимались демократическими силами. Можно вспомнить «союзную» межпарламентскую ассамблею, созванную два года назад по инициативе «Демократического конгресса». Страны Балтии уже отозвали в то время своих депутатов из союзного парламента, но даже они прислали весьма представительные делегации на «Демконгресс» (Эстония, например, — во главе с Эдгаром Сависааром).

Российское же руководство не уделило ему внимания.

Определенные надежды в этом смысле возлагались и на Движение демократических реформ. К сожалению, они тоже не оправдались. И дело, возможно, в том, что эти инициативы были и остались инициативами общественных организаций, а не властных структур.

Возникновение идеи межпарламентских ассамблей — результат объективных процессов. Вектор общественного сознания уже повернулся в сторону интеграции — интеграции без идеологической оправы и без насилия. Поэтому критерии «хороша» или «плоха» неприемлемы по отношению к этой идее.

Межпарламентская ассамблея может стать предпосылкой создания такого интеграционного механизма, который, не покушаясь на суверенитеты государств, способен открыть поле для цивилизованного диалога и сотрудничества.

Вячеслав ШОСТАКОВСКИЙ
сопредседатель Республиканской партии Российской Федерации

«Московские новости» 10 января 1993 года