November 6

Депутаты себя не обидели

и в очередной раз продемонстрировали, чьи интересы они защищают


Павел ГУТИОНТОВ, журналист


Итак, история о том, как Верховный Совет России принял решение социально защитить своих депутатов, передав им за чисто символическую плату служебные квартиры в столице, — эта история никакого НЕОЖИДАННОГО продолжения не получила.

Утром 23 декабря на совместном заседании палат сразу после регистрации встал депутат Ю. Нестеров и предложил вернуться к этому вопросу еще раз. Предложение было поставлено на голосование. И не прошло. «За» проголосовало 49 процентов, и эта цифра говорит о том, что в парламенте все же есть щепетильные люди. Но отметим также, что это менее пятой части присутствовавших в зале. Встал депутат С. Носовец, предложил провести по этом/ вопросу поименное голосование. Предложение не прошло тоже. Все эти события промелькнули очень быстро, так что предлагавших коллеги успели назвать лишь некоторыми нехорошими словами, в том числе и таким: провокаторы.

Казалось бы, руководители Верховного Совета сделали все от них зависящее, чтобы провернуть дело тихо, келейно, в полном смысле слова в своем кругу (вопрос о приватизации жилплощади обсуждался в закрытых заседаниях). Но те, кто доброе имя и достоинство парламента понимает по-иному, нарушили дисциплину — разгласили и содержание «секретного» постановления, и то, как оно принималось. Не скажу, что грянул скандал (такими ли мелочами взорвать наше общественное мнение!), но по имиджу радетелей за интересы народа очередной удар нанесен был.

А тут опять — вернуться к рассмотрению! Да нечего возвращаться, все уже решили, хватит.

И тем более понимаю раздражение депутатов, которые улучшенной планировки столичные квартиры получить за бесценок, конечно же, хотят, а вот «светиться» перед своими избирателями не желают. Потому что, согласитесь, кричать, что растаскивают великую державу другие, приятнее, чем выслушивать такие же попреки в свой собственный адрес.

Так что, какое там поименное голосование!

Но несовершенство нашей демократии в том и заключается, что спрятаться депутату все равно практически невозможно. И разница между поименным и «просто» голосованием на деле единственно в том и заключается, что в первом случае твоя фамилия будет опубликована в бюллетене, а во втором — нет. Но любой коллега все равно сможет взять компьютерную распечатку и без всякого бюллетеня узнать, на какую кнопку нажал, скажем, челябинский депутат Б. Исаев (а депутат Исаев против того, чтобы Верховный Совет отвлекался на всякую епун-ду типа публичного обсуждения: насколько нравственно делать за государственный счет подарки самим себе на несколько миллионов рублей каждый). И потом эти распечатки запросто могут оказаться в руках таких закоренелых врагов представительной власти, как журналисты, и уж, что они с полученной информацией сделают, даже сам Верховный Совет проконтролировать не сможет.

Вот и я сейчас имею возможность выписать в алфавитном порядке всех тех, кто не желает отказываться от того, что само плывет в руки: Абабко, Агафонов, Барсуков, Белорусов, Бубякин, Булыгин, Арсанов, Ахметов, Буторин, Горбань…

И пусть потом, если представится такая возможность, посмотрят они в глаза землякам, особенно тем из них, кому урвать чего-нибудь государственного пока по какой-либо причине не удалось.

Но проголосовавшие против обсуждения квартирного вопроса просто люди наивные, прямодушные, не совладавшие с эмоциями, рискнувшие репутацией, чего в общем-то вполне могли и не делать. И к тому же, если я сейчас даже перепишу все эти 69 фамилий (прошу уж извинить меня уважаемых депутатов), широкой читающей публике эти фамилии, скорее всего, ничего не скажут. Куда любопытнее, согласитесь, узнать точку зрения на интересующую нас тему людей более известных: лидеров фракций, агитаторов, горланов, главарей.

И тут-то понимаешь, насколько эти умудреннее, практичнее, расчетливее. Они прекрасно знают, какой урон могут понести, публично поддержав предложенный вариант «социальной самозащиты». Отказаться же от квартир в столице, как я предполагаю, и сами они не хотят и не хотят обижать соратников, которые в этих-то вопросах никаких вихляний не простят и не позволят.

Поэтому лидеры в таких случаях выступают предельно просто — вообще не голосуют. Да и зачем? Все равно, и не нажимая ни одной из кнопок, они, по сути, голосуют ПРОТИВ. И к этим 69 надо прибавить еще 125 «отсутствующих» (за 12 минут до того зарегистрировавшихся, а потом вдруг «пропавших» из зала). Это они в первую очередь заблокировали внесение вопроса в повестку дня, и вот этих депутатов перечислить стоит как можно подробнее.

С. Бабурин, В. Исаков, И. Константинов, М. Митюков, И. Рыбкин, Н. Рябов, И. Шашвиашвили, Р. Абдулатипов, А. Аслаханов, Н. Мальков, И. Павлов, Г. Саенко, В. Севастьянов, В. Сыроватко…

В этом списке, как видите, знакомые все лица. Здесь все без исключения руководители парламента и его палат, присутствовавшие на заседании. Здесь все без исключения лидеры «непримиримой» оппозиции. Здесь бывшие первые секретари обкомов КПСС… Каждый из них произнес не одну тысячу слов об обвальном обнищании народа, и ни один из них не продемонстрировал, когда представился случай, ни малейшего нежелания лезть в народный карман самим.

Да, я понимаю, как непросто сложится судьба многих депутатов, которые вернутся после истечения срока полномочий в родные города и деревни. За минувшие годы страна, которая их когда-то избирала, стала другой, изменились и они сами. Далеко не всех ждут с распростертыми объятиями, далеко не всем в конце концов сохранится старое место работы. Да и после того, как ты вершил судьбами державы, возвращаться младшим научным сотрудником несладко. Наша огромная беда, что к кормилу власти пришли столь же не богатые, как и все мы, люди. Других нам и взять было неоткуда, а запретить этим людям думать о своем будущем конечно же нечестно.

Вот и неистовая С. Умалатова клянется умереть на пороге служебной московской квартиры, но не освободит ее. И то правда, не в Грозный же ей сейчас возвращаться…

Мой хороший знакомый, профессор и депутат, признался по секрету, что в понедельник воздержался по вопросу «социальной защиты». Я подумал, сказал он мне, что какой я им судья? У меня московская квартира есть, и никто ее у меня не отнимет…

Отнесемся с вниманием и к этой точке зрения, по-человечески понятной.

И все же. Стыдно за депутатов, которые в очередной раз подтвердили, насколько они слабее и мельче, чем хотели сказаться, которые в очередной раз не смогли обеспечить слов и клятв, столько раз провозглашенных к месту и не к месту.

Стыдно и за парламент, в целом продемонстрировавший в очередной раз корыстолюбие и лицемерие, презрение государственному интересу, коль скоро он входит в противоречие с личными интересами самих парламентариев.

А так что ж? Примите поздравления с удачным приобретением.

Квартиры вы получите действительно хорошие.

«Известия» 25 декабря 1992 года