November 6

Новый состав правительства внушает надежду на продолжение реформ


Михаил БЕРГЕР. «Известия»


Президент России Борис Ельцин подписал указ «О составе Совета Министров — Правительства Российской Федерации». Вице-премьерами стали: Владимир Шумейко, Борис Салтыков, Борис Федоров, Георгий Хижа, Анатолий Чубайс, Сергей Шахрай, Александр Шохин, Юрий Яров.

События приняли несколько неожиданный оборот. Новое правительство не пополнилось представителями оппозиции, чьи имена мелькали в последние дни в печати. В нем также не возникло ни одного директора-практика, чего можно было бы ожидать. Более того, президент и новый премьер сделали то, что, казалось бы, должен был сделать Егор Гайдар год назад, но не сделал: они пригласили в правительство 35-летнего, но уже достаточно хорошо известного доктора экономических наук Бориса Федорова. Он будет заниматься финансово-экономическими вопросами, курируя два ключевых для реформы министерства: финансов и экономики.

Федоров стал известен широкой публике в 1990 году как один из авторов программы «500 дней». В том же девяностом году он стал министром финансов в правительстве Ивана Силаева, но из-за разногласий в бюджетной политике подал в отставку. После этого он был сразу же приглашен на работу в Европейский банк реконструкции и развития (штаб-квартира в Лондоне). С приходом команды Гайдара, среди которой оказалось немало разработчиков «500 дней», многие полагали, что Федоров будет приглашен в Москву. Ходили даже слухи о том, что займет пост председателя Центробанка или какую-то иную ключевую позицию.

Однако этого не произошло, и только совсем недавно, в сентябре, Федоров стал директором Мирового банка от России. Однако проработать в этой должности в Вашингтоне успел чуть более месяца. То есть, как сказал бы опытный кадровик, «классический летун»—больше двух трудоустройся за один год. А до 1990 года он работал в Госбанке СССР, Институте мировой экономики, и побывал даже референтом экономического отдела ЦК КПСС, где вместе с экономическим советником Михаила Горбачева академиком Николаем Петраковым пытался как-то внедрить рыночные элементы в проводимые реформы.

Между делом Федоров успел составить англо-русский толковый словарь валютно-кредитных терминов, являющийся, по мнению знатоков, одной из лучших работ подобного рода.

Федоров будет заниматься тем, с чего начинал Гайдар: макроэкономические проблемы реформы, финансовая стабилизация. В коротком интервью «Известиям», данном через несколько часов после назначения, Борис Федоров заявил, что первейшей задачей считает борьбу с инфляцией, цивилизованное оформление внутреннего государственного долга с помощью нормальных ценных бумаг. Он также планирует организовать финансовую политику, чтобы в итоге бюджет не брал кредитов у Центрального банка.

Еще одно существенное направление — борьба с долларизацией. «В отношении национальной валюты не должно быть апартеида, — сказал Федоров. —Люди должны иметь возможность легально открывать валютные счета в российских банках без риска потерять свои деньги, но обращаться на территории России должна законная денежная единица — рубль. Задача очень сложная и не быстроразрешимая, но вполне реальная. В противном случае надо переходить на доллары, что можно в принципе обсуждать, но важно не оставаться в сегодняшнем промежуточном состоянии, когда законные деньги вытесняются валютами других стран».

Другим новым вице-премьером стал заместитель Руслана Хасбулатова ленинградский инженер-химик Юрий Яров. Он, вероятно, будет отвечать за работу с регионами, то есть выполнять обязанности, сходные с теми, какие у него были в парламенте. Пятидесятилетний Яров начинал с ученика слесаря, затем был директором завода, первым секретарем Гатчинского горкома КПСС, председателем Леноблсовета.

Большинство новых министров — люди известные по нынешнему кабинету. Петра Авена в министерстве внешних экономических связей^ сменил его первый зам Сергей Глазьев, тридцатитрехлетний доктор экономических наук. В прошлом году он успел короткое время поработать в силаевском кабинете в должности заместителя министра промышленности. До этого занимался научной работой в академическом Институте научно-технического прогнозирования.

Новый министр печати Михаил Федотов, до того как возглавить Российское агентство интеллектуальной собственности, был заместителем министра печати. Он также известен как один из разработчиков Закона о печати и как представитель президента в Конституционном суде на недавнем процессе.

Совершенно новое лицо в правительстве — министр здравоохранения Эдуард Нечаев. Он — доктор медицинских наук, генерал-полковник медицинской службы. До своего нынешнего назначения работал начальником Главного медицинского управления Министерства обороны. Его кандидатура возникала и при формировании кабинета Гайдара, но тогда в качестве возражения появился аргумент о том, что военные медики, привыкшие к льготному финансированию, не будут вводить страховую медицину. У Эдуарда Нечаева есть возможность подтвердить или опровергнуть этот довод.

В целом можно сказать, что новое правительство, если в «рабочем порядке» в нем не будут проведены со временем существенные замены, может оказаться более радикальным и решительным, чем команда Гайдара. Во-первых, потому, что Виктор Черномырдин не и. о., а утвержденный съездом премьер, во-вторых, противостояние правительства и парламента не может продолжаться бесконечно, оно слишком дорого обходится. И если стороны это сознают и хоть немного утомились от этой борьбы, наступил идеальный случай для перемены в отношениях.

Пока, правда, нет точного ответа на вопрос об устойчивости новой команды, которая во многом будет зависеть от того, насколько активно новый премьер станет ее защищать.

«Известия» 24 декабря 1992 года