November 5

Гельмут Коль: Отношения с Россией составляют центральный элемент нашей внешней политики

Интервью канцлера ФРГ корреспондентам «Известий» Евгению Бовкуну и Игорю Голембиовскому

Накануне официального визита в Москву федеральный канцлер Германии Гельмут КОЛЬ ответил на вопросы главного редактора «Известий» Игоря Голембиовского и боннского корреспондента «Известий» Евгения Бовкуна.

«Известия»: Господин федеральный канцлер, со времени драматических событий, когда многие немцы из ГДР устремились через Венгрию на Запад, наше общество в подавляющем большинстве с симпатией следит за построением немецкого единства. Благодаря нашим средствам информации образ Германии существенно изменился. Но есть ли тут тем не менее белые пятна? В чем, по-Вашему, эти представления не совсем точны?

Г. Коль: Я с глубоким удовлетворением наблюдал, как в течение последних лет менялось изображение Германии в российских средствах массовой информации. Это — результат произошедших политических перемен. Конфронтация Восток — Запад преодолена. Идеологического штампа образа врага больше не существует.

При этом, по моим наблюдениям, в последние десятилетия русским людям вообще были чужды антигерманские настроения. Люди в обеих странах, несмотря на объяснимое исторически тяжелое наследие, всегда испытывали по отношению друг к другу симпатию и чувство уважения.

И все же я иногда спрашиваю себя, не переоценивают ли российские средства информации экономическую мощь Германии, не создают ли преувеличенные представления о наших возможностях? Следует понимать, что сегодня Германия, — как и другие промышленно-развитые страны, сталкиваются с конъюнктурными экономическими проблемами, а, кроме того, нас особым образом беспокоит проблема завершения единства Германии, и не в последнюю очередь в психологическом аспекте. Это стоит сил. И мне хотелось бы, чтобы российская общественность поняла, в каких масштабах не только Россия, но и Германия преодолевает коммунистическое наследие.

«Известия»: Германии пришлось переключиться с отношений с бывшим Советским Союзом на отношения со многими партнерами. В чем состоят приоритеты нынешней восточной политики федерального правительства и какую роль играет при этом Россия?

Г. Коль: в одном из недавних правительственных заявлений я подчеркнул, что наши отношения с Россией составляют центральный элемент нашей внешней политики. Добрые отношения Германии и России, выходя за рамки двусторонних, имеют свое значение для стабильности во всей Европе. Это исторический факт. Но это и в нынешних изменившихся условиях остается справедливым.

Наш интерес состоит в том, чтобы за бывшим «железным занавесом» не возникли длительные контрасты между изобилием и нуждой. Поэтому мы хотели бы, чтобы наши восточные и юго-восточные соседи создали стабильные демократические порядки, ориентированные на рыночную экономику. Ибо только стабильный и сильный партнер может быть долговременным надежным партнером. Иными словами, я хочу сказать, что немецкая восточная политика в значительной мере состоит в том, чтобы при максимально высокой степени сотрудничества во всех областях способствовать стабилизации восточного пространства.

«Известия»: Немцы и русские могут опираться на многовековые традиции взаимодействия в прошлом. Какие европейские проблемы они могли бы совместно решать в будущем?

Г. Коль: Перед немцами и русскими, по моему убеждению, в первую очередь стоит задача совместного участия в мирном обустройстве Европы. Самый серьезный вызов нынешнему миру в Европе представляет собой кровавый конфликт в бывшей Югославии. Здесь обе страны должны сделать все от них зависящее, чтобы повлиять на воюющие стороны в поисках мирного решения. При всех обстоятельствах нужно добиться того, чтобы этот конфликт не повторился в других местах. Кроме того, необходимо последовательно продолжать политику разоружения и контроля над вооружениями и воспрепятствовать всемирному распространению оружия массового уничтожения.

Совместный вклад Германия и Россия должны внести также и в рамках СБСЕ. Нужно укрепить механизмы Хельсинкского процесса по предотвращению и мирному решению конфликтов.

И наконец, главную задачу в развитии германо-русских отношений я вижу в том, чтобы содействовать экономической, социальной и не в последнюю очередь экологической стабильности всей Европы. Германия, столкнувшись с сопоставимыми проблемами в новых федеральных землях, хорошо понимает трудности России и других стран Центральной, Восточной и Юго-Восточной Европы, стоящих на пороге кардинального переустройства государственных, экономических и общественных структур. А потому Германия будет активно побуждать и своих западных партнеров к пониманию и поддержке процессов реформ в восточной части Европы.

«Известия»: Между обоими государствами есть нерешенные проблемы. Одна из них — компенсации жертвам войны и людям, угнанным насильно в нацистскую Германию. Как идут переговоры по этой проблеме?

Г. Коль: Германия в принципе договорилась с Россией, Украиной и Беларусью относительно создания Фонда поддержки жертв нацистских преследований. При этом нами достигнуто согласие в том, что речь может идти не об обычных репарациях, а о помощи особо пострадавшим и нуждающимся жертвам нацистских преследований, включая тех, кто серьезно подорвал из-за этого свое здоровье. Переговоры о создании такого фонда пока не завершены.

«Известия»: Для многих немецких инвесторов российский рынок все еще представляет собой фактор риска. В чем причины?

Г. Коль: Наши двусторонние экономические связи имеют долгие и хорошие традиции. И мы их намерены развивать. Богатства российских ресурсов несомненно создают великолепную среду для прямых зарубежных инвестиций. Немецкая экономика в этом весьма заинтересована. Но зарубежным инвесторам нужно доверять, они неслучайно требуют надежных экономических и финансовых гарантий для своих капиталовложений, начиная со стабилизации денежной и финансовой политики, общей благоприятной атмосферы для инвестиций и кончая общепринятыми международными правилами взаимодействия с зарубежными инвесторами.

Для обеспечения этих условий наши страны еще год назад заключили соглашение об охране инвестиций. Но на практике, кажется, проблемы все еще существуют. Уверен, что общими усилиями мы сможем их преодолеть.

«Известия»: В последнее время все интенсивнее развиваются контакты между двумя народами на уровне личностном — от человека к человеку. Вы, господин федеральный канцлер, как будто высоко цените этот род отношений. Намерены ли Вы расширять и свои личные контакты в России?

Г. Коль: Во время своего предстоящего визита в Москву я воспользуюсь возможностью укрепить свои личные контакты с представителями российской политики, экономики и культуры.

«Известия»: Господин федеральный канцлер, мы благодарим Вас за интервью.


Финансовые проблемы станут главными на переговорах

Финансовая проблематика станет главной в переговорах Бориса Ельцина с канцлером Гельмутом Колем, прибывающим в сопровождении министров Клауса Кинкеля (МИД ФРГ), Тео Вайгеля (финансы) и Юргена Мёллемана (экономика), а также делегации из 25 видных представителей германских деловых кругов.

России как правопреемнице СССР предстоит рассчитаться по старым долгам бывшей ГДР. По немецким подсчетам, речь идет о 17 миллиардах марок. В Москве есть сторонники другой арифметики, считающие, что по справедливости надо сделать новый перерасчет. Если взять энергоносители, которые СССР перекачивал по бросовым, а не мировым ценам, приплюсовать сюда низкокачественные изделия, которые Москва экспортировала из ГДР не по экономическим, а по соображениям поддержки союзника, то цифры окажутся другими. Привести данное уравнение к общему знаменателю Ельцину и Колю будет непросто.

Еще один спорный объект — собственность нашей Западной группы войск в Германии. Российские генералы настаивают на компенсации за оставляемую недвижимость, немцы парируют встречными претензиями (ущерб окружающей среде).

Конечно, самой болезненной остается деликатная проблема компенсации жертвам минувшей войны. Напомним, что СССР никогда не настаивал на возмещении материального ущерба своим гражданам, удовлетворившись репарациями за разрушенную экономику. Требования эти впервые выдвинули новые российские власти.

Германия, испытывающая сегодня нешуточные финансовые затруднения из-за бывшей ГДР, пытается «отделаться» миллиардом марок и закрыть проблему раз и навсегда. Сумма эта скорее символическая: при таком раскладе каждому из примерно трех миллионов пострадавших досталось бы чуть больше 300 марок. Как завесили «Известия» в МИД РФ, Москва будет продолжать добиваться справедливой компенсации: размеры подушных выплат должны быть не меньше тех, которые получили жертвы войны в Польше или Франции.

Ельцин и Коль намерены также обсудить вопрос о новой роли России и Германии как ключевых стран Европы. Речь пойдет и о сотрудничестве в рамках «семерки»: как полагают в МИД РФ, Германия тоже должна быть заинтересована в постепенной транс формации этой формулы в новую — «семь плюс один».

В повестке дня переговоров — и заключение крупного соглашения с ЕС. Тесная ассоциация с Европейским сообществом будет означать на практике получение «четырех свобод»: в торговле, передвижении капиталов, рабочей силы (в рамках договоров), отмена ограничений типа КОКОМовских. Иными словами. Россия добивается условий, которые имеют и другие государства, заключившие договоры с ЕС.

Для двух дней переговоров — каталог более чем насыщенный.

«Известия» 14 декабря 1992 года