November 3

Заложница - освобождена

Удивительная история с украденной девочкой с точки зрения милиции и МБР


Вадим БЕЛЫХ, «Известия»


Двое суток потребовалось сотрудникам Регионального управления по борьбе с организованной преступностью ГУВД Москвы вместе с коллегами из Министерства безопасности России, чтобы вырвать из рук похитителей дочь известной киноактрисы.

Началось все первого декабря, когда поутру, как обычно, шестнадцатилетняя Олеся отправилась в школу. Обратно она уже не вернулась. Ни вечером, ни на следующий день. Третьего декабря испуганные родители, решив, что процесс получения знаний слишком затянулся, заявили о без вести пропавшей десятикласснице в пятое отделение милиции Москвы. И в тот же вечер в девять часов в квартире отца Олеси, генерального директора государственно-общественного комплексного предприятия, раздался телефонный звонок. Неизвестный коротко сообщил: его любимая дочь похищена и спрятана на даче в Подмосковье. Освободить ее можно, но заплатив выкуп-30 тысяч долларов. В противном случае заложницу «посадят на иглу» — с помощью нескольких уколов превратят в пожизненную наркоманку. В милицию похитители обращаться не рекомендовали, намекая, что в этом случае возможны уж совсем жуткие варианты.

В милицию отец поначалу не обратился, а бросился в министерство безопасности, откуда его вечером четвертого декабря и привезли на Петровку, 38 в Региональное управление по борьбе с организованной преступностью.

На ноги подняли огромное количество людей: создали оперативную группу из 25 человек, задействовали специальные службы…

А звонки продолжались. Похитители не скупились на угрозы и требовали денег, не соглашаясь ни на какие уступки. На первый взгляд преступники производили впечатление людей опытных. Человек, представлявшийся «посредником», говорил с Олесиными родителями только с телефонов-автоматов, причем коротко и постоянно их меняя. Вначале звонки шли из района Арбата, потом стали смещаться в сторону улицы 1905 года.

Ситуация складывалась жутковатая. Гарантий похитители никаких, кроме своего «честного слова», не давали? Предполагать можно было все что угодно: и мошенничество людей, случайно узнавших об исчезновении девочки, и самое страшное — что ее уже давно нет в живых.

В час дня пятого декабря — новый звонок. Тут генеральный директор уперся — либо он получает подтверждение, что Олеся жива, либо никаких денег вымогатели не получат. И через два часа он услышал голос дочери. Звонили, как удалось установить, от метро «Баррикадная».

Тогда-то оперативники с Петровки стали склоняться к досадной мысли, что вместе с родителями девушки стали жертвами розыгрыша. Голос жертвы звучал, конечно, плаксиво и жалобно. Даже очень. Но уж как-то ненатурально, как в любительском спектакле.

Впрочем, на самом деле так оно и было. «Тряхнуть папашку» любимая дочь задумала еще в сентябре. Нашлись и помощники — трое вполне взрослых балбесов, изгнанных за неуспеваемость из Щукинского театрального училища, приятели будущей заложницы по «киношной тусовке». С их помощью отважная десятиклассница создала и возглавила преступную группу по собственному похищению. И в «час икс», забросив портфель с учебниками куда подальше, вместо школы в компании несостоявшихся артистов отправилась в подмосковную Валентиновку. Там на даче вся компания в предвкушении будущего богатства весело предавалась нехитрым развлечениям, время от времени наведываясь в Москву, чтобы по телефону-автомату шантажировать совершенно очумевших от горя родителей.

Мне пришлось прослушать записи разговоров «похитителей» с отцом «заложницы». Постоянно угрожая сделать из дочери пожизненную калеку, экс-студенты давали ему практические советы, как быстрее собрать тридцать тысяч «зеленых» — продать квартиру, картины. Это в то время, когда дочь, весело хихикая, стояла рядом. Редкий цинизм.

Но пятого декабря никто еще ничего не знал. И пока оставалась хоть малейшая возможность, что похищение настоящее, действовать приходилось соответственно.

Передачу основной части выкупа назначили на десять часов вечера воскресенья шестого декабря у метро «Баррикадная», напротив гастронома. «Похитители» пообещали привезти туда дочь. Увидев ее издали, отец должен отдать деньги и стоять на месте. В случае непредвиденных обстоятельств «заложницу» убьют. К назначенному времени оперативники, усиленные всемирно известной группой «Альфа», сосредоточились у метро. Вскоре в полном составе появились «артисты». Как только пакет с выкупом перешел к ним в руки, началась операция захвата: «заложницу» и двоих «похитителей» взяли. Третьему удалось сбежать, правда, ненадолго. После чего всю компанию потащили в ближайшее отделение милиции. «Безжалостные бандиты» сознались во всем тут же. «Жертва киднэппинга» продолжала стоять на своем: шла в школу, но на пути к знаниям у Таганской площади неизвестные на «Шестерке» спросили, как проехать в центр. Пока объясняла, схватили, завязали глаза и увезли в неизвестном направлении. Спасибо милиции родной за спасенную молодую жизнь.

Лишь седьмого декабря и ей пришлось сознаться.

По словам очевидцев, и «жертва», и ее «похитители» держались довольно нагло и вызывающе. Правда, пока не узнали, что всем творческим коллективом в результате своих гастролей попадают под действие статьи 148 (вымогательство) Уголовного кодекса. А именно под самую печальную ее часть: «вымогательство, совершенное… по предварительному сговору группой лиц, либо под угрозой убийства или нанесения тяжких телесных повреждений». Наказание, которое по ней положено, практически не оставляет шансов когда-либо закончить Щукинское училище.

Правда, трое «похитителей» не скрывают, что возлагают большие надежды на родителей своей подруги. Надеются на то, что те смогут «отмазать» дочь, а значит, и их. Ведь как ни крути, а именно она руководитель и организатор «преступной группы».

Неожиданно для всех о победе поспешило отрапортовать Министерство безопасности. И хотя это ведомство сыграло в деле о самопохищении довольно скромную роль, центр общественных связей МБР разослал жизнерадостную реляцию № 749, превратив нашкодивших подростков в опасных бандитов и перепутав название подразделения с Петровки, 38, которое их, собственно, и поймало.

«Ночью 5 декабря управлением по борьбе с терроризмом Министерства безопасности России проведена операция по ликвидации вооруженной преступной группы, промышлявшей киднэппингом — похищением людей с целью получения выкупа… В результате четких действий оперативная группа захвата Министерства безопасности РФ совместно с Московским уголовным розыском обезвредила и арестовала преступников. Заложница освобождена невредимой. ЦОС МБ России.»

Вот так-то…

«Известия» 9 декабря 1992 года