November 1

День седьмой: Б. Ельцин жертвует четырьмя фигурами, чтобы спасти ферзя

Вчера с утра журналисты «охотились» в кулуарах Большого Кремлевского дворца за координаторами фракций с одной целью — узнать, о чем шла речь на встрече с Президентом России Борисом Ельциным. По словам лидера фракции «Промышленный союз» Ю. Гехта, разговор велся по кандидатуре на пост Председателя Правительства. Естественно, что со стороны Президента речь шла только об одной фигуре — Гайдара. Выдвигались ли альтернативные кандидатуры? На этот вопрос Гехт ответил утвердительно. Например, промышленники называли несколько фамилий, среди них Скокова, Беха. Последняя кандидатура, как считает лидер фракции, — одна из наиболее проходных. Он также отметил тактический ход Президента, который на встрече согласился на утверждение Верховным Советом кандидатов на посты руководителей силовых структур.

Предложенная вчера повестка дня предусматривала продолжить работу Съезда над поправками в действующую Конституцию, представление кандидатуры Председателя Правительства, а также обсуждение вопросов о состоянии законности, борьбы с преступностью и коррупцией и принятие проекта постановления о работе над проектом новой Конституции.

Но первым слово попросил Президент России Борис Ельцин. Выступая, он сказал, что понимает реакцию депутатов на итоги тайного голосования по поправкам в Конституцию. Поэтому для консолидации конструктивных сил он выходит с законодательной инициативой: назначение на посты министров обороны, безопасности, иностранных дал и внутренних дел проводить с согласия Верховного Совета России.

Этот шаг Президента у депутатов вызвал аплодисменты. В связи с выступлением Бориса Ельцина председатель Совета фракций В. Новиков предложил исключить из повестки дня вопрос о представлении Председателя Правительства, перенести это на следующее заседание. Необходимо иметь время для подготовки к обсуждению этого серьезного вопроса. Но Президенту было предложено все же назвать фамилию его избранника. И тогда Б. Ельцин вновь выступил перед Съездом.

Вопрос о главе правительства в условиях кризиса, пока еще слабой государственности и главное — в период проведения глубоких реформ, сказал Президент, является принципиальным. Цена ошибки, которая может быть допущена, окажется слишком высокой и роковой. Вот почему призываю депутатов, принимая решение, проявить максимальную ответственность и руководствоваться только интересами государства, российского народа и слушать только голос собственной совести.

Предлагая кандидатуру Председателя Правительства, исхожу прежде всего из того, что стране сегодня нужна не новая вспышка конфронтации в высшем эшелоне власти, а стабильность, которая во многом зависит от того, насколько устойчиво работает правительство. Всем нам важно последовательно проводить в жизнь курс реформ, не впадая в панику, не шарахаясь из стороны в сторону, в то же время учиться гибко реагировать на ситуацию, учитывать реальные возможности каждого месяца и даже каждого дня.

Как Президент, со всей ответственностью заявляю, что в этот крайне сложный момент в жизни России вижу на посту Председателя Правительства России Егора Тимуровича Гайдара.

В период реформ правительство всегда находится под перекрестным огнем критики и со стороны оппонентов, и со стороны противников, и даже сторонников. Правительство реформ наследует ответственность за все, что делали и не делали его предшественники. Оно обречено не отворачиваться или маскировать, а разгребать завалы прошлого, делать самую черную, самую неблагодарную работу, зная, что ее результаты не смогут проявиться сразу.

Правительство реформ обречено принимать непопулярные решения. Оно неизбежно обречено работать в режиме перенапряжения. Все это требует от главы Кабинета министров, особенно России, просто уникальных способностей и человеческих качеств. Прежде всего речь идет о компетентности.

Убежден, рыночную реформу в России не провести, если ее главой будет комиссар, представитель какой-либо партии или течения. Нужен специалист, досконально знающий экономику и ее болезни. Только он и способен находить решения, которые в результате приведут к выздоровлению всего организма.

Гайдара много раз упрекали за то, что в его работе на посту главы правительства часто проявлялись академизм, оторванность от жизни, свойственная ученым. В последнее время такой критики стало слышно меньше, даже и в этом зале.

Острейшие проблемы заставили Гайдара с головой уйти в реальную жизнь предприятий, регионов, республик, увидеть и понять их изнутри. Думаю, со мной согласятся большинство присутствующих здесь, и сторонники, и противники, что, исполняя обязанности главы правительства, он заметно вырос, набрал опыта. Он чувствует пульс реформ и главное — видит их перспективы. Но для этого ему понадобился год напряженнейшей работы. Конечно, правительство России не ареопаг, а министерские должности не пожизненные, кадровые изменения в нем происходили, происходят и будут происходить. И они идут на пользу, если определяются интересами дела, а не частными политическими вожделениями тех или иных партий, или движений. Считаю, что и сейчас такие перемены назрели. Надо обновить часть кабинета, провести чистку аппарата. Не боюсь этого слова, именно чистку бюрократического аппарата, тем более что за нерадивость тех или иных работников в конечном счете приходится отвечать главе правительства, а нередко и Президенту.

Я не раз критиковал правительство Егора Тимуровича и за то, что оно долгое время сторонилось депутатов, руководителей предприятий, не могло найти общего языка с аграрниками, за хроническое отставание мер социальной защиты и так далее. Должен сказать, что сдвиги по этим вопросам все-таки хоть небольшие, но есть.

В последнее время правительство вышло на довольно устойчивый диалог и с промышленниками, и с рядом политических движений. Это произошло во многом благодаря Егору Тимуровичу Гайдару, его способностям к сотрудничеству, поиску компромиссов при сохранении курса на реформы.

Принимая решение, я исходил также из того, что Гайдар, несмотря на относительную молодость, пользуется большим авторитетом и в нашей стране, и в мире как автор экономических реформ. Его потенциал далеко не исчерпан. Как государственный деятель он находится на подъеме. Для всего мира назначение Гайдара главой правительства будет гарантией продвижения России по пути преобразований, причем не по американскому, шведскому или какому-то другому пути, а именно по российскому пути реформ.

Все вы хорошо знаете Егора Тимуровича. Он неоднократно выступал на съездах, в парламенте. Многие депутаты встречались с ним лично. И думаю все могли оценить, что это — человек мужественный, преданный своему делу и просто умный. Его чрезвычайно трудно втянуть в политические игры, заставить принять ту или другую сторону, он действует как профессионал.

Предлагая кандидатуру на пост Председателя Правительства как Президент, я должен нести за него сам государственную ответственность, а значит, должен быть уверен не только в его способностях и компетентности. Не менее важны и человеческие качества. Признаюсь, сам присматривался к ряду известных людей, были с ними и встречи, поступали также предложения от партий, фракций, депутатов по кандидатуре Председателя Правительства.

Знаю определенно, что часть депутатов на Съезде пытается использовать вопрос о председателе правительства как карту в политической игре.

Прошу депутатов всесторонне обдумать свое решение, взвесить все «за> и „против“ на весах государственной мудрости и принять его с максимальной ответственностью.

Депутаты, взяв сутки на размышление: поддержать или не поддержать кандидата в премьер-министры, продолжили свою работу над поправками в Конституцию. Здесь пока не обходится и без казусов. До сих пор в действующей российской Конституции, в ее отдельных статьях присутствуют слова: «социалистическая», «советский». Подготовленные поправки видоизменяют текст, приводя его в соответствие с реалиями жизни. Но и вчера часть депутатов продолжала голосовать за эти анахронизмы. Иные поправки не набирали нужного количества голосов. И по-прежнему в Основном Законе России останутся на память слова типа «социалистический выбор». Скорее всего, до следующего Съезда.

К концу дневного заседания стараниями депутатов пакет поправок несколько «похудел», но в нем остался еще не один десяток различных предложений. Можно ли назвать такую работу продуктивной для столь высокого собрания? По мнению некоторых депутатов, обличить подобную деятельность можно только так: ускорить принятие новой Конституции, где такой орган власти, как Съезд, не предусмотрен. Сейчас же приходится мириться с этим, но было бы лучше, пока существует Съезд, заниматься принятием решений по общеполитическим вопросам, заслушивать отчеты высших должностных лиц, перенося тем самым всю законодательную работу в парламент.

А если отвлечься от зала, где на вечернем заседании вновь началась работа над Конституцией, то в кулуарах Съезда оживленно дискутировался тактический шаг Президента России, согласившегося ради поддержки кандидатуры Егора Гайдара на пост премьер-министра решать вопросы назначения трех «силовых» министров и министра иностранных дел совместно с Верховным Советом.

Каковы перспективы Гайдара? Мнения самые различные. Естественно, что за Егора Гайдара проголосует прежде всего леворадикальное крыло Съезда, хотя его представители неодобрительно восприняли уступку Бориса Ельцина.

Думается, немало шансов у Гайдара набрать себе сторонников в мощной центристской части Съезда. Ведь у нее появилась возможность более активно влиять на правительство, в частности на кадровую политику. Этот шанс центристы будут использовать наверняка.

Оппозиционный блок остается при своем мнении: гайдаровским реформам надо положить конец. Давая им оценку, один из лидеров оппозиции Н. Павлов сделал, к примеру, такой вывод: реформы в конце концов доведут страну до того, что к власти придут такие люди, как Иван Полозков или Нина Андреева. Если Съезд хочет этого, то пусть голосует за Гайдара.

А тем временем и. о. Председателя Правительства вчера уже выдержал первый бой. По инициативе фракции «Согласие ради прогресса» Гайдар провел своеобразную пресс-конференцию для депутатов. Вопросов было предостаточно, в том числе и нелицеприятных. Таких, например: имеет ли он моральное право возглавлять правительство. На подобный выпад Гайдар возразил, что было бы более безнравственно именно в этот тяжелый момент уйти и потом везде и всюду говорить, как ему мешали работать. Оценивая постановление Съезда по экономическим реформам, Гайдар сказал, что в нем много верного. Но оно носит прежде всего порученческий характер. Нельзя его воспринимать как руководство к немедленному действию. Отвечая на вопрос о дальнейшем повышении цен на энергоносители до мирового уровня, Гайдар успокоил депутатов: правительство прекрасно понимает нереальность подобного. На нефть и нефтепродукты никаких ценовых изменений не предвидится в ближайшее время. Но в будущем году будут корректироваться цены на газ и уголь.

Почти час и. о. Председателя Правительства отвечал на вопросы. Получил ли он после этой встречи больше шансов быть утвержденным главой кабинета? Однозначный ответ дать крайне затруднительно. Слишком велик разброс мнений. А итоги проводимых голосований по тем же поправкам в Конституцию иногда приводят наблюдателей в недоумение: трудно понять, в какую сторону склонится Съезд. Поэтому вполне возможно, что приставка «исполняющий обязанности» останется за председателем правительства, если Съезд не одобрит кандидатуру Гайдара. Полная ясность по этому вопросу в среду.

Александр ЛИНЬКОВ.

«Российская газета» 9 декабря 1992 года