October 23

И какой же русский не боится КГБ!

Статья «Агенты влияния» не стоит президентского гнева


Владимир НАДЕИН, «Известия»


Статья о «Советской России» (№ 147) об «агентах влияния», сама по себе лживая и развязная, вызвала шок в российских руководящих кругах. Несмотря на субботний день, пресс-секретарь Б. Ельцина выступил с гневным опровержением. Причины такой нервной реакции президентского окружения представляются интереснее и важнее, чем никчемные разоблачения, которыми изобилует вдруг нашумевшая статья.

Крибл, который расшатал Кремль

«В наши руки попал уникальный документ, подготовленный в институте г-на Крайбла (США), о том, как готовят агентов влияния, кто они такие, чем они занимаются и чем будут заниматься, — завязывают крутую интригу авторы „Советской России“ — Документ прелюбопытнейший — с фотографиями, адресами, телефонами…»

Поскольку на основе этого «уникального документа» авторы выстроили жестокие обвинения против двадцати разных мужчин и женщин — от президента Бориса Ельцина до преподавателя Киевского политехнического института Натальи Андриевской — надо сказать о нем хоть несколько слов.

С 15 по 18 ноября 1992 г. в Минске состоялся семинар по рыночной экономике. Проводил его институт Крибла. Назвать это учреждение знаменитым можно только с натяжкой. По справке московского Института США и Канады индекс его цитирования в российской печати — нулевой.

Ин-т Крибла — одна из многих частных организаций в США, которые ставят целью помощь демократии и частному предпринимательству в странах бывшей Восточной Европы. Существует на частные пожертвования. Деньги, которые можно потратить в свое удовольствие, эти люди предпочитают отдавать на лекции и семинары для нас.

Еще одна особенность: воспитанные в духе частного предпринимательства, они не скрывают сомнений в действенности любых государственных структур, в том числе и собственных: «Институт Крибла твердо верит, что частные интересы должны действовать там, где правительство Соединенных Штатов не может или не желает… На этом важном этапе истории как частные, так и общественные организации имеют моральный долг способствовать распространению демократии в мире».

Эти фразы взяты из проспекта института Крибла. В Минске его бесплатно раздали всем участникам семинара.

Впрочем, «раздали» — не то слово. Проспекты стопкой лежали у входа: бери — не хочу.

Именно это издание «народные депутаты СССР» Ю. Голик и Н. Энгвер вместе с «депутатами России» С. Бабуриным и И. Шашвиашвили выдали за «уникальный документ». Именно эта брошюрка на английском языке дала им предлог не только поставить жуткий вопрос: «Так кто же настоящий хозяин в Кремле?», но и однозначно ответить на него: ЦРУ США.

«Политические негодяи»

Эта характеристика авторам статьи «Агенты влияния», данная в заявлении пресс-секретаря Костикова, не представляется ни чрезмерной, ни запальчивой. Если Ю. Голик, Н. Энгвер, С. Бабурин и И. Шашвиашвили не докажут, что их подписи под этим мерзким текстом появились без их воли и желания, если не будет медицинских справок о психических расстройствах означенных лиц в момент написания статьи, то осознанная безнравственность их действий несомненна.

Впрочем, повторная публикация тех же авторов («Кто скомандовал: „Фас“, „Советская Россия“ № 149) снимает сомнения относительно их сознательного участия в провокации.

Авторы обвиняют в шпионаже в пользу США группу лиц, с которыми они не знакомы, о действиях которых не знают ничего, кроме малости, сообщенной в проспекте небольшой американской частной фирмы. Оговорки типа того, что «агенты влияния — не обязательно шпионы», являются всего лишь стандартной попыткой уйти от судебной ответственности.

Авторы создают впечатление глубокого анализа, проведенного на основе какого-то ими лично осуществленного расследования. Вот, скажем, как пишут они о директоре института: «Господин Крайбл, эдакий старый джентльмен со слегка прищуренным левым глазом, основал в 1986 г. свой институт, единственной целью которого был развал „Советской империи“. Он своих целей не скрывал, а так прямо и заявлял: все силы, энергию и деньги положит на алтарь развала…»

Хотя фамилия руководителя института не Крайбл, а Крибл, все равно пассажи, подобные вышеприведенному, должны создать впечатление, будто авторы обладают глубинными родниками конфиденциальной информации. На самом же деле источник интимных подробностей — все тот же проспект.

Вот вторая страница: на фотографии покрупнее у Крибла левый глаз и впрямь вроде с прищуром. А вот страница пятая, снимок размером поменьше: Крибл и его зам Пол Уэйрич (которого, между прочим, авторы совсем уж зря упорно называют Паулем Вейрихом) запечатлены вместе с Еленой Боннэр. Тут уж у Крибла никакого прищура нет.

Но поздно. Авторы «Советской России» уже залезли в душу «старого джентльмена», уже расположились там с ногами, уже ведают все и сполна о его коварных планах. Что и дает им моральное право обратиться ко всему советскому народу с пламенным призывом: «Пора прекратить помогать Крайблу и крайбловцам разваливать нашу государственность, наживаться на нашей доверчивости и политической наивности».

И уж совсем обескураживают такого рода цитирования: «Он (речь о екатеринбургском ученом и политике Александре Урманове) использовал также материалы института (Крибла. — В. Н.), управляя (!) командой Бориса Ельцина в российском парламенте».

Я внимательно просмотрел весь проспект в поисках этого многозначительного пунктуационного знака (!), любимого партийными пропагандистами и совсем не применяемого в американской публицистике. Но оказалось, что ни (!), ни самой цитаты, ни даже намека на управление Урмановым «командой Ельцина» проспект не содержит. Да и ученое звание Урманова, согласно тому же «уникальному документу», — кандидат физико-математических наук. «Советская Россия» производит его в доктора, попадаясь на удочку одной общеизвестной особенности сравнения ученых степеней на Западе и у нас.

Обе статьи — «Агенты влияния» и «Кто скомандовал: „Фас“ — слишком обильны примерами темноты, невежества, грязных обвинений, чтобы анализировать здесь каждый из них. Просто неприлично приводить имена уважаемых людей, которых газета без малейших попыток фактического обоснования обвиняет в „антинародной, антигосударственной, антиконституционной и просто противоестественной“ деятельности.

В агенты иностранного государства скопом зачисляются все, кто верит в «гласность, демократизацию, права человека и прочую словесную мишуру». Догадываются ли авторы, в какое жалкое состояние ставят они себя безапелляционным заявлением, будто «демократия, общечеловеческие ценности, достижения мировой цивилизации и т. д.» являются абстрактными категориями, которые «никому не удавалось достаточно четко выразить словами»? Вряд ли. Иначе просто почитали бы де Токвиля, Джефферсона, Вернадского…

Но любование собственным невежеством — производное от жгучей страсти к скандалам. Мучимые комплексом политической неполноценности, страдающие по высоким государственным постам, которых половина авторов лишилась, а половина так и не добыла, Ю. Голик, Н. Энгвер, С. Бабурин и И. Шашвиашвили вполне заслужили право называться негодяями. Лично я готов отстаивать справедливость этого утверждения перед лицом любого праведного суда.

Ничего удивительного, что тактика «большой лжи», уже давно исповедуемая «Советской Россией», нашла очередное воплощение в статье четверки лжецов. Удивительно почтение к этой лжи. Почтение в форме внимания. И потому я разделяю одно из суждений, которое Бабурин со товарищи выразил в своей второй статье.

Оно содержится в самом начале: «Мы знали, конечно, что на статью „Агенты влияния“ реакция будет неоднозначной, но фантастическая реальность превзошла наши ожидания».

«...Эдакий старый джентльмен со слегка прищуренным левым глазом».

Коммунисты обвинили Ельцина в том, что он — плохой коммунист

Президент Российской Федерации Ельцин, конечно, не боится уже несуществующей организация под названием КГБ. Но человек, которого зовут Борис Николаевич Ельцин, проживший почти всю свою сознательную жизнь при коммунизме, все еще хранит и, возможно, навсегда сохранит страх перед этой тайной силой, въевшейся в каждую пору каждого нормального «совка».

А иначе ничем нельзя объяснить той мгновенной реакции, которая последовала из Кремля.

«Правда», «Советская Россия», «День» — лишь самые заметные издания многочисленной оппозиционной к президенту прессы. Их доступность читателю является важной составляющей свободы печати в России. Их существование ценно. Ложь, презрение к демократии и правам человека, сознательное манипулирование самыми темными слоями населения — наглядный урок обществу. Почитайте «Советскую Россию», и вы увидите очень ясно, что всех нас ждет, если идеалы этой группы вновь обретут плоть.

Спокойное, если не сказать, державное отношение президента к нападкам этих газет было предметом моей личной гражданской гордости. Он всегда был выше этой коммунистической стряпни.

Или заставлял себя быть выше?

Очередного обвинения со стороны коммунистов в том, что он — плохой коммунист, бывший секретарь Свердловского обкома партии не выдержал. Устами пресс-секретаря он обрушился на тех, кто не достоин ни его гнева, ни даже его внимания. Он создал скандальную популярность людям, только того и домогавшимся. Он оправдал негодные средства «Советской России» тем, что они достигли цели.

А рядом — какое удивительное безмолвие после сдержанной, не крикливой, но глубоко обоснованней тревоги демократической общественности по поводу стиля последних кадровых перемен. Сколько дней уж прошло, а ни президент, ни его пресс-секретарь ни словом не обмолвились в связи со снятием Старовойтовой, Яковлева, Полторанина, Бурбулиса.

Сравнение президентской реакции на эти события тем более впечатляет, что речь идет не об очередной кучке вранья в одной из газет, славной своей бесцеремонностью. Если вспомнить телевизионное заявление группы редакторов, то речь идет об изданиях, за которыми стоят десятки миллионов читателей.

Но они не цитировали бывшего шефа КГБ Крючкова как апостола. Они не называли права человека «прочей мишурой».

И наградой им стало кремлевское молчание.

«Известия» 27 ноября 1992 года