October 27

Северная Осетия - Ингушетия: Путь к миру лежит через Москву

Совершенно очевидно, что от того, насколько действенно и прочно удастся справиться с первой страшной вспышкой массового вооруженного насилия в пределах Российской Федерации, зависит не только судьба северо-осетинского и ингушского народов, но и во многом будущее всего российского общества и государственности. (Развал СССР начался «издалека» — с Карабаха и Сумгаита).

Указ президента Б. Ельцина о введении в двух республиках чрезвычайного положения был необходим. Но поначалу именно поведение тех, кому было поручено его выполнить, т. е. в первую очередь вице-премьера Хижи, а также генерала Филатова и других, привело к наиболее трагическим последствиям, Эти люди попрали президентский указ и должны ответить_за это самым серьезным образом. Мы, напротив, находим взвешенными первые шаги нового руководителя чрезвычайной администрации С. Шахрая, надеемся на успех, на возвращение заложников и беженцев и прекращение насилия.

Однако что же будет дальше? Одновременно нужно принимать безотлагательные меры к устранению конкретного повода конфликта: начать движение к разрешению проблемы Пригородного района.

Правда, корни происшедшей резни многообразны. В ней фокусируются как социально-политические беды Северного Кавказа, так и в целом характер власти и ситуации в России. Мы здесь не можем вдаваться в анализ. Скажем только коротко и недвусмысленно. Народы Кавказа в прошлом веке были присоединены к Российской империи силой оружия, а затем оказались в империи сталинско-брежневской. Советский режим, дав им формальную автономию, подверг неслыханным репрессиям и насадил господство партийно-клановой мафиозной верхушки, сохранившейся поныне. Наслоения тоталитарной политики не были преодолены ни в годы «перестройки», ни после августа 1991 года. С местных верхов — первый спрос за происшедшее.

Причины трагедии приходится искать не только в прошлом, но и в настоящем, причем особо следует подчеркнуть ответственность и законодательной, и исполнительной центральной власти в Москве. Московские «инстанции» в последние месяцы метались между имперскими замашками и растерянностью, запальчивостью и равнодушием, скверной политикой либо отсутствием какой-либо политики. Сохраняется принципиальная нерешенность федерального устройства России (в том числе и в проекте новой Конституции). Между тем пешли на создание Ингушской республики без определенных границ и без властных структур, долго закрывали глаза на территориальный спор вокруг Пригородного района.

В этом споре — особенность конфликта (в отличие от войн в Карабахе, Южной Осетии, Абхазии, где речь идет о государственном статусе и уровне самоопределения народов, т. е. столкновения связаны с трудностями более общего и национально-идеологического характера). Его во всяком случае исходный запал конкретен, не затрагивает существующего статуса Северной Осетии и Ингушетии, следовательно, может быть выделен, локализован.

Но власти обеих республик при их нынешнем состоянии не могут справиться с такой задачей. Требуется изменение условий, требуется время. С другой стороны, замораживание задачи нельзя просто свести к откладыванию в долгий ящик. Начало ее разрешения должно быть немедленным; предотвращать свои л примером другие возможные конфликты; выглядеть убедительным и обнадеживающим для большинства ингушского и осетинского населения; быть цивилизованным и потому приемлемым вообще для Северного Кавказа. Поскольку сейчас без силовых мер, к сожалению, не обойтись, в дальнейшем район и сфера их применения должны быть сужены, работать на фундаментальное исчерпание территориального спора.

Поэтому мы считаем разумным — параллельно с сегодняшним чрезвычайным положением в масштабе двух республик и после его отмены — предложить явно напрашивающиеся государственные шаги. Они просты по смыслу и благодаря тому, что речь идет о маленькой территории Пригородного района, с малочисленным населением — осуществимы даже при трезвом учете российской политической смуты и хозяйственного развала.

1) Пригородному району Северной Осетии следует дать статус Особого Пригородного района под непосредственным правления президента России (назначающего губернатора), установив срок в три года и оговорив, что этот срок президент может сократить или продлить в зависимости от результата политических переговоров между Северной Осетией и Ингушетией.

2) Временная администрация Особого района будет опираться на присутствие официальных российских военных формирований. Некоторые элементы чрезвычайного положения будут сохраняться столько, сколько потребуют обстоятельства. Доступ в Особый район будет контролироваться (с досмотром транспорта, проверкой документов).

3) Все жители Пригородного района смогут вернуться в него, должны получить возмещение убытков, быструю материальную и техническую помощь при отстраивании домов. Нужно восстановить все условия нормальной жизни и труда как для ингушей, так и для осетин, главное же — саму возможность их мирного и правового совместного проживания. Она будет постепенно восстановлена только благодаря повседневным гарантиям Москвы. Без этого никакие переговоры не и тел и бы надежды на успех и даже вряд ли состоятся.

4) При Временной администрации Особого района нужно иметь представителей как Северной Осетии, так и Ингушетии; они выполняли бы своего рода консульские обязанности, выслушивая и передавая администрации просьбы или жалобы, а также информировали бы власти своих республик.

5) Надо пригласить — на постоянной или периодическом основе — наблюдателей СБС (включая турецких), наблюдателей от близлежащих стран — членов СНГ и СБСЕ, т. е. Украины, Грузии и Армении; а также от республик Северного Кавказа: Чечни, Дагестана, Кабардино-Балкарии и Карачаево-Черкесии. Кавказ, Россия и весь мир вправе знать, что на самом деле происходит в Особом районе: огражденный от насилия и благоустраиваемый этот район должен сохранять информационную прозрачность.

При этих политических, социальных и психологических условиях можно рассчитывать на успех пусть нелегких переговоров, в ходе которых были бы учтены интересы обеих национальных общин, исправлена историческая несправедливость в отношении ингушей и не совершена новая несправедливость в отношении живущих здесь осетин. Демократическое компромиссное решение, возможно, окажется весьма нестандартным, но рассуждать об этом пока неуместно.

Это был бы шаг навстречу осетинам, избавляющий от новой беды, которая в дополнение к потоку беженцев из Южной Осетии грозит сделать положение республики безысходным. Это был бы шаг навстречу многострадальным ингушам — с перспективой найти со временем форму их полноценного проживания на исторической родине. Это показало бы горному Кавказу, что Москва может служить источником конструктивности и успокоения, а не грубых и некомпетентных вмешательств. Это должно успокоить наших «государственников», ибо российская власть повела бы себя с дальновидной решительностью. Это должно быть по душе либералам и демократам (без кавычек), поскольку в данном случае сила стала бы инструментом прочного прекращения кровопролития и способствовала бы зачаткам более цивилизованных форм государственной и гражданской жизни в этом регионе, ослабляя притом национал-радикалов повсюду.

Конечно, нам, сторонникам как можно более самостоятельного и своеобразного существования русских земель и национальных республик в рамках именно этим и единой, и крепкой федерации (очевидно, асимметричной), а значит, противникам всякого избытка федеральной власти и централизации, неоправданных вмешательств в региональные и местные дела, — нам нелегко предлагать меры, которые так просто воспринять или на деле извратить в имперском вкусе. Они могут стать вкладом то ли в демократическую, то ли в авторитарную государственность будущей России — это уж всецело зависело бы от того, какие люди и как возьмутся за их осуществление.

Но иного выхода, видимо, нет. Авторитаризм в России может быть остановлен только жесткими проявлениями демократического авторитета в наиконкретных случаях — от Москвы до Владикавказа. Мы хорошо помним, что недавние заявления и распоряжения президента Ельцина относительно фашистских вылазок в Москве не получили пока подкрепления делами. Северная Осетия находится не так далеко, как некоторые думают. Демократическая политика неделима, если, конечно, она действительно такова.

Ю. АФАНАСЬЕВ. Л. БАТКИН, Е. БОННЭР, 10. БУР-ТИН. Ю. МОРИЦ, М. ПАВЛОВА-СИЛЬВАНСКАЯ, Л. ТИМОФЕЕВ (члены группы «Независимая гражданская инициатива»).

«Известия» 26 ноября 1992 года