October 16

Савелий Крамаров: «Хочу жить и работать в Москве»

Прохожие на улицах его узнают непременно. Одни — здороваются, более застенчивые — просто улыбаются. Но в любом случае такое внимание приятно Савелию Крамарову: значит, не забыли его соотечественники, помнят актера, десять лет назад покинувшего страну и вот сейчас, когда отъезд стал почти массовым явлением, вдруг неожиданно вернувшегося.

— Что случилось, Савелий, почему вы снова оказались в Москве?

— Мне нравится здесь жить, — говорит артист. — Я родился в Москве много лет назад, на Бауманской. Знаю, что сейчас здесь квартир задаром не дают. Возможно, мне удастся купить жилплощадь. И тогда я перевезу сюда свою семью — жену Фаину и дочку Басю. Они настоящие американки — обе родились в Америке. Но я — москвич.

— Стало быть, и работать у нас будете по-прежнему?

— Я начал сниматься в 1958 году, первая картина — «Ребята с нашего двора». И потом, до своего отъезда, сделал около 50 фильмов, так что я всегда много работал. Впрочем, и сейчас этим продолжаю заниматься. Только что снялся в новой ленте Георгия Данелии «Белый танец», роль там совсем небольшая, но, по-моему, очень смешная.

— Скажите, а в Америке ваша кинематографическая судьба складывалась также успешно?

— Большую часть жизни я прожил в России, и как-то сразу оборвать все нити, связывающие с Родиной, было непросто. Хотя в материальном отношении я был хорошо устроен: со мной сразу заключили большой контракт на участие в фильме «Москва на Гудзоне». Картина прошла очень успешно, так что в творческом плане моя американская жизнь складывалась вполне благополучно. А вот в моральном отношении поначалу было сложнее, но со временем и это нормализовалось. Я много снимался в телевизионных шоу. На киноэкране довелось выступать партнером Арнольда Шварценеггера, Сильвестра Сталлоне, других американских звезд первой величины. Кстати, фильмы с моим участием шли здесь. Словом, я не жалуюсь, что обделен вниманием кинематографистов. Конечно, играть мне приходилось в основном русских или европейцев. Были, к примеру, среди моих героев югослав, немцы.

— Случалось ли вам отказываться от предложенных ролей?

— Разумеется. Иногда меня не удовлетворяет сценарий. Что же касается гонорара, то в этом смысле неудовлетворенности почти никогда не возникало. Правда, и работать там нужно до седьмого пота. Съемочный день, как правило, продолжается 8 часов. Всего один час на обед, без всяких передышек и перекуров.

— А российские фильмы идут в Штатах?

— Почти нет. В самой Америке делают невероятное количество картин, иностранных прокатывается очень мало. Надо признать, что американцев чужое кино почти не интересует. Им нравится смотреть свое. И потому зарубежным лентам чрезвычайно трудно пробиться на американский экран.

— А как вам наши фильмы?

— В свой предыдущий приезд довелось побывать на кинофестивале в Сочи, кажется, он называется «Кинотавр», так вот тогда я увидел несколько прекрасных работ. Прежде всего это «Урга» Никиты Михалкова и «Чувствительный милиционер» Киры Муратовой. Уверен что российские фильмы такого класса будут идти по всему миру. Этого я от всей души желаю нашему кинематографу. А себе лично — любви зрителей, в которой я с радостью убедился, возвратившись на Родину.

Ольга СВИСТУНОВА.

«Российская газета» 14 ноября 1992 года