October 16

Россия-Венгрия: Подведена черта под прошлым


Федор ЛУКЬЯНОВ. «Известия»


Россия и Венгрия закрыли отягощенный многими проблемами этап отношений, субъектами которых были СССР и ВНР, и теперь открывают новую главу в истории двусторонних связей. Приблизительно так расценили итоги российско-венгерских переговоров, состоявшихся в Будапеште, президент России Б. Ельцин и венгерский премьер-министр И. Анталл на совместной пресс-конференции по окончании однодневного визита в Венгрию главы Российского государства.

Если говорить о главном, то, безусловно, кульминацией визита стало подписание семи важных соглашений. Откровенно говоря, у журналистов не было уверенности, что наиболее спорные документы — по расчетам за недвижимость Южной группы войск и по выплате Россией своей части задолженности, оставшейся от бывшего СССР, — вообще будут подписаны. Как потом признался журналистам президент Ельцин, эксперты так и не сумели до конца согласовать эти документы. Президенту и премьеру пришлось договариваться самим, тет-а-тет.

Итак, до чего же удалось договориться в Будапеште? По самой щекотливой проблеме — урегулированию имущественных и финансовых споров, связанных с советскими войсками, стороны, в конце концов согласились на «нулевой вариант», то есть на взаимный отказ от своих требований. Россия — от возмещения стоимости имущества, оцениваемого в 800 миллионов долларов. Венгрия — от возмещения экологического ущерба, оцененного ею приблизительно во столько же. Хотя, насколько мне известно, на уровне экспертов российская сторона до самого последнего момента настаивала на возмещении стоимости недвижимости хотя бы на 400 миллионов долларов. В конце концов, венгерская сторона согласилась предоставить российской армии гуманитарную помощь медикаментами на сумму 10 миллионов долларов. В специальном протоколе Будапешт обещал также рассмотреть возможность оказания помощи в строительстве жилья для российских солдат и офицеров, но не более того. Если бы, скажем. России удалось договориться о предоставлении помощи на сумму порядка 100 миллионов долларов (что облегчило бы и положение венгерских предприятий-производителей), то соглашение, откровенно говоря, можно было бы назвать более сбалансированным.

Что же касается выплаты российской задолженности Венгрии, накопившейся за 1988—1990 годы, в размере 1,7 миллиарда долларов, то здесь, на мой взгляд, больше удалось сохранить баланс интересов. Решено, что в счет погашения задолженности приблизительно на половину всей суммы — около 800 миллионов долларов — Россия поставит Венгрии запчасти к военной технике и вооружения. Возможно, это будут системы опознавания «свой — чужой» для венгерских МиГов, о чем ранее уже заходила речь, бронетехника, в том числе и танки, которые Венгрии не удалось купить у ФРГ. По оставшейся части задолженности, срокам и темпам ее погашения стороны договорились подписать детальное соглашение еще до конца нынешнего года.

Российский президент, приехавший в Будапешт, чтобы расчистить завалы прошлого, решил довести дело до конца и в отношении оценки событий 1956 года. Об этом свидетельствует не только символичное возложение венка на могилу премьер-министра Надя, казненного в 1958 году. И не только передача большого пакета документов из архивов КГБ и ЦК КПСС, который Ельцин привез с собой в Будапешт.

Выступая с речью перед депутатами Госсобрания, президент от имени народа России принес венграм извинения за советскую военную интервенцию. По словам Б. Ельцина, символично, что первым на борьбу с тоталитаризмом поднялся венгерский народ. Искра, зажженная венгерским восстанием, не пропала зря: позже на борьбу поднялись другие народы. Надо отметить, что эта часть парламентской речи президента России особенно живо воспринималась депутатами, неоднократно прерывалась аплодисментами. Очевидно, сейчас уже можно сказать, что проблема 1956 года не разделяет, как прежде, две страны и два народа.

Теперь у Венгрии и России появилась возможность забыть о том, что сам Б. Ельцин образно назвал «дружбой под автоматным дулом».

БУДАПЕШТ.

«Известия» 12 ноября 1992 года