October 14

Билл Клинтон - новый президент США


Александр ШАЛЬНЕВ, «Известия»


Чуда не произошло. Джордж Буш проиграл. Новым, сорок вторым по счету президентом Соединенных Штатов американцы избрали во вторник Билла Клинтона, сорокашестилетнего губернатора Арканзаса.

Согласно сугубо предварительным результатам Клинтон выиграл в 31 штате, собрав там в общей сложности 363 голоса выборщиков (для победы достаточно было 270), тогда как Бушу досталось только 11 штатов с 80 голосами выборщиков. Третий основной кандидат — миллиардер из Техаса Росс Перо, затративший на предвыборную кампанию около ста миллионов долларов личных денег, не смог одержать победы даже в своем родном штате.

Сразу же, как стало ясно, что он проиграл, Буш позвонил Клинтону и поздравил его. Он заверил нового президента, что приложит все усилия, чтобы «передача власти прошла как можно более гладко». Буш также призвал своих сторонников «поддержать нового президента».

Поздно вечером во вторник губернатор Клинтон выступил в Литл-Роке, в Арканзасе, перед огромной толпой своих сторонников. По его словам, Америка «проголосовала за новое начало — за то, чтобы достойно встретить вызовы, с которыми мы сталкиваемся в период после окончания „холодной войны“ и которые нас ждут в следующем веке».

Новый президент подчеркнул также, что сейчас, наконец, будут решаться те проблемы, которые казались забытыми, — проблемы борьбы со СПИДом, проблемы защиты окружающей среды, проблемы конверсии оборонной промышленности.

Победа Клинтона — событие и в самом деле знаменательное: впервые в вашингтонский Белый дом приходит представитель послевоенного поколения американцев, политик, для которого прежние схемы управления государством не догма, а материал для экспериментов, совершенствования и кардинальных изменений.

По сути, во вторник совершена была в Америке «бархатная революция»: устав от засилья десятилетних традиций, которые явно утратили свою полезность и актуальность в ситуации, когда весь мир вокруг Соединенных Штатов начал быстро меняться, а сами Соединенные Штаты вроде как застыли на месте, американцы выбрали себе лидеров, качественно иных, чем были раньше.

Решительно поддержав Клинтона, Америка проголосовала за перемены, которые обещал и предлагал губернатор из Арканзаса. Протест против статус-кво оказался настолько мощным, что к участкам для голосования пришли во вторник рекордные по размерам толпы избирателей, подчас отстоявшие в очередях по нескольку часов, несмотря на проливные дожди и снегопады.

Голосуя за Клинтона, американцы в первую очередь требовали качественного улучшения уровня своем жизни, который, с их точки зрения, ухудшился за последние четыре года, за годы президентства Буша. Почти 80 процентов опрошенных убеждены, что дела в американской экономике либо плохи, либо «так себе».

Никакие другие проблемы — ни преступность, ни аборты, не говоря уж о внешней политике, — даже близко не могли сравняться по степени своего воздействия на настроения избирателей с проблемами экономическими: только 8 процентов опрошенных заявили, что на нынешних выборах считают важными вопросы международные.

С другой стороны, нельзя не видеть, что связь между обстановкой в мире и ситуацией в американской экономике самая прямая: окончание «холодной войны» повлекло за собой сворачивание производства и рост безработицы. По подсчетам, которыми министр обороны Ричард Чейни поделился с журналистами в день выборов, из-за сокращения военных расходов работы лишились в Америке 1,6 миллиона человек. Неслучайно Буш потерпел особо серьезные поражения в тех штатах, которые были ориентированы на Пентагон и его — прежде щедрые — подряды, в первую очередь — в Калифорнии.

Избиратели, среди которых оказалось необычно много молодежи, предпочитающей, как правило, в голосовании не участвовать, в Клинтоне увидели — или, скорее, захотели увидеть — реальную альтернативу Бушу именно в экономической области. Причем желание во что бы то ни стало покончить со статус-кво было таким сильным, что американцы предпочли отмахнуться от вещей совершенно очевидных: в экономической программе будущего президента масса прорех, масса несостыковок, которые нс видны невооруженным глазом, но которые сразу же бросаются в глаза специалистам. По подсчетам экспертов из газеты «Уолл-стрит джорнэл», реализация клинтоновских проектов возрождения экономики, основанных преимущественно на принципе наращивания федеральных расходов, неминуемо обернется повышением налогов не только для американцев с ежегодными доходами в 200 тысяч долларов и выше — об этом Клинтон предупреждал и сам, — но и для среднего и нижне-среднего классов с заработками в 35 тысяч долларов и выше, о чем Клинтон нс говорил вовсе.

Как бы то ни было, победителей не судят. И Клинтона не будут судить в первые сто дней его президентства, традиционно отводимые для того, чтобы новый глава Белого дома «вошел в курс», «осмотрелся» в Вашингтоне и так далее. Но после ста дней суд начнется: с Клинтона начнут спрашивать то, что он обещал, и за то, чего он не обещал. Впрочем, это — заботы американцев.

Есть тут, однако, и наши заботы. Поскольку в повестке дня клинтоновской администрации внешняя политика — по крайней мере на первых порах — уйдет далеко назад, не окажется ли так, что те вопросы и проблемы, которые непосредственно касаются нас и которыми занимался Джордж Буш, хотя и с переменной степенью активности, будут в какой-то мере забыты клинтоновцами? Либо, наоборот, не получится ли так, что в вопросах, уже почти решенных между Кремлем и бушевским Белым домом, новый президент захочет непременно оставить и свой след, и в результате поиски решения затянутся? Я имею в виду в первую очередь соглашение о сокращении стратегических вооружений (СТАРТ-2), текст которого вот-вот должен быть согласован и которое теперь, не исключено, будет требовать «пересогласования» с клинтоновским Белым домом.

Но это — в будущем, хотя и не в очень далеком: церемония инаугурации, то есть приведения президента к присяге, состоится — как-то повелось с тридцатых годов — ровно в полдень 20 января.

Новый президент, который при рождении был наречен Уильямом Джефферсоном Блайсом-четвертым, родился 19 августа 1946 года в провинциальном городишке Хоуп в Арканзасе, в одно г из самых провинциальных штатов Америки. Его отец погиб в автокатастрофе за два месяца до рождения сына. От отчима у будущего президента его теперешняя фамилия. Билл Клинтон проявил себя отменным студентом, закончив Джорджтаунский университет в Вашингтоне по специальности «международные отношения»; проучившись год в Оксфордском университете по престижной стипендии Родса и получив в Йельском университете диплом юриста. В тридцать лет Клинтон был избран генеральным прокурором Арканзаса, в 1978 году стал губернатором штата, и на этот пост избирался еще трижды.

Жена нового президента — Хиллари Родэм Клинтон — входит в десятку самых авторитетных адвокатов Америки. Почти наверняка она будет играть очень мощную — хотя, возможно, и не всегда различимую — роль в клинтоновской администрации. Несколько месяцев назад, когда мне довелось с ней беседовать, она откровенно говорила о том, что намерена быть самым близким советником своего мужа, когда того изберут президентом. На заключительных этапах избирательной кампании Хиллари Клинтон приходилось сдерживать себя: опросы показали, что далеко не всем американцам по вкусу ее повышенная активность и готовность быть неофициальным заместителем президента. Но теперь, когда кампания позади, будущая «первая леди» Америки вновь станет собой.

У четы Клинтонов — всего лишь один ребенок, что совсем не типично для американских семей. Это — дочь Челси тринадцати лет.

Вице-президентом Соединенных Штатов избран Альберт Гор, сорокачетырехлетний сенатор из штата Теннесси, имеющий в конгрессе репутацию специалиста по вопросам внешней политики и охраны окружающей среды. В 1988 году Гор добивался поста президента, но проиграл на первичных выборах. В нынешнюю кампанию он отказался выставить свою кандидатуру в президенты, опасаясь, как полагают эксперты, того, что ему не выиграть дуэли с Бушем, еще только пожинавшим тогда плоды победы в войне в Персидском заливе. По той же причине отказались от участия в «бегах» и многие другие видные демократы, фактически расчистив путь для самого дерзкого — Билла Клинтона, которому, как казалось, терять просто нечего.

ВАШИНГТОН.


42-й президент подтверждает преемственность курса на американское лидерство и готов помочь «нарождающимся демократиям»


Владимир МИХЕЕВ, «Известия»


Команда Клинтона выбрала беспроигрышный тактический ход: памятуя, что своя рубашка ближе к телу, что именно «нерв в заднем кармане» (там, где американец носит свой бумажник с деньгами) определяет симпатии в год выборов, она сместила акценты на внутренние экономические невзгоды.

Все же новоизбранный президент обозначил свои внешнеполитические приоритеты, хотя только пунктиром.

Ряд предполагаемых шагов вполне укладывается в рамки классического американского изоляционизма, такие как сокращение военного присутствия в Европе (до 75—100 тыс. в отличие от 150 тысяч, как намеревался Буш), свертывание ряда амбициозных и дорогостоящих программ Пентагона (сокращение бюджета военного ведомства на 100 миллиардов долларов, а не на 50 миллиардов, как планировал Буш), участие в акциях по поддержанию мира в горячих точках, но только с помощью сил быстрого развертывания под флагом ООН, отказ от посылки своих джи-ай в Югославию и т. д.

В то же время Билл Клинтон дал понять, что он будет более решительно, чем его предшественник, способствовать установлению демократии в окружающем мире, обвинив администрацию Буша в мягкотелости в отношении «деспотических режимов — Китая, Сирии и Северной Кореи». Вскоре жесткий принцип увязки, в частности, «торговых льгот с улучшением положения в области прав человека» в Китае (Клинтон как-то сказал о необходимости создать радиостанцию «Свободная Азия») станет главной приметой нового стиля его дипломатии, далекой, как видим, от изоляционизма.

Агентство Рейтер строит на основе «предвыборной риторики» президента-демократа следующий прогноз: он будет более «жестким с близкими союзниками, где не вполне демократические правительства, такие как Саудовская Аравия и Кувейт, более жестким с близкими друзьями, которые обвиняются в нарушении прав человека, такие как Турция, сражающаяся с восставшими курдами, более жестким со странами, где наблюдается откат к диктатуре в процессе установления демократии, такие как республики бывшего Советского Союза». Известен и метод достижения результата, называемый им тактикой «экономической морковки и палки» (по-нашему, кнута и пряника)—КНДР, если откажется от ядерной программы, будет поощрена, а если нет, то подвергнута санкциям.

Не менее энергичной ожидается политика администрации, приходящей к власти уже 20 января 1993 года, в адрес Содружества Независимых Государств и особенно России, в отношении которых, считает Клинтон, Соединенные Штаты «слишком медленно реагируют». Новый президент имеет в активе конкретное предложение: США должны возглавить международную коалицию помощи в уничтожении стратегического ядерного оружия на территории бывших советских республик, оказать людям продовольственную и цинскую помощь, а в более широком контексте — способствовать становлению демократических институтов и проведению реформ. Довольно очевидно, что российскому руководству было легче найти общий язык с командой Джорджа Буша — противостояние нас не только разводило по разные стороны баррикад, но и объединяло как партнеров по смертельному танцу (если вспомнить любимое выражение Рейгана — «для исполнения танго нужны двое»). Билл Клинтон из того поколения американцев, на которое не падает тень Берлинской стены и десятилетий балансирования на грани «всеобщего гарантированного уничтожения», а значит, даже разделяя бремя славы победителей в «холодной войне», они свободны от некоторого морального долга перед побежденными. Буш лично встречался с лидерами СНГ, публично декларировал свои политические симпатии «нарождающимся демократиям», настойчиво лоббировал обращенный к вам «Закон о поддержке свободы». С его уходом возникает в какой-то мере неопределенность, как быть с договоренностями в области сокращения ядерных вооружений, вывода их на территорию России, соблюдения статуса безъядерных государств новыми субъектами международного права, входящими в СНГ. Билл Клинтон в отличие от Буша не связан никакими моральными обязательствами перед нами. За исключением, пожалуй, своих убеждений, которые заслужили ему репутацию человека, совмещающего в себе, утверждает агентство Рейтер, «идеализм 60-х годов (не в СССР, а в Америке. — В. М.) и прагматизм Нового Юга». Для 46-летнего интеллектуала, с хорошим образованием и либеральными воззрениями, не может не быть очевидным то, с чем согласны люди его круга: Соединенные Штаты разделяют ответственность за вызревание в России настоящей демократии, опирающейся на общечеловеческие ценности и прочный фундамент развитой и разумной рыночной экономики, уже потому, что это в их интересах. Клинтон не сможет позволить себе роскошь изоляционизма...

«Известия» 4 ноября 1992 года