September 20

Несокрушимый и легендарный

В самом начале нашей беседы В. В. Жириновский попытался завербовать меня, сделать своим агентом «в средствах массовой информации, служащих ЦРУ». «Подумайте, вы будете служить не мне, а России!» Как обычно, не понимая, где у Владимира Вольфовича проходит граница между серьезным и шуткой, я принял правила игры и обещал подумать.

Владимир Вольфович, вы обладаете репутацией политика, вокруг которого постоянно возникают какие-то скандалы. Чем вы сами это объясняете?

— Во мне всегда видят конкурента на главную роль. Это вызывает резкую ответную реакцию, даже ожесточение власть имущих. Если, к примеру, красивая женщина видит, что подходит другая красивая, она начинает волноваться, что упустит своего любовника или кандидата в мужья. А если подходит пришибленная, невзрачная, то красивая с ней заговаривает, улыбается. Сразу — подруги… Так и в политике. По тому, как на меня нападают, абсолютно ясно, что за мной сила есть. За мной есть сила. Значит, я представляю угрозу, имею потенцию. Знаю, например есть установка Яковлева на телевидении: Жириновского или замалчивать, или высмеивать.

— Кстати, о телевидении. В программе авторского телевидения «Однако» был показан сюжет об установке вашего бюста в московской галерее «Сарт» рядом с бюстами Горбачева и Ельцина. В галерее «Тетрис» находится ваша восковая фигура. Как вы сами к этому относитесь!

— Раз хотят это делать — зачем запрещать! В программе «Однако» сделали хорошо. Но лотом выпустили этого Радзиховского из «Огонька». Это же филиал ЦРУ! И он тут же все превратил в водевиль.

Коллаж Н. КОСИМЦЕВОЙ и В. СОРОКИНА.

— «Московский комсомолец» опубликовал заметку о том, что, отдыхая на Юге, где-то под Судаком, вы спасли тонущего мальчика. А счастливому отцу прямо на пляже вручили билет ЛДП.

— Ну да. Были большие волны. Во мне-то метр восемьдесят два, а в мальчике — метр росту. Мне было по горло воды, а он — маленький, мог утонуть. Я помог ему выползти на берег. Отец его после этого изъявил желание вступить в партию. И еще несколько человек вступили прямо на пляже. А агитацию я там не вел. Мне же тоже отдохнуть надо.

— Владимир Вольфович, скажите: помогают ли вам журналисты формировать ваш неповторимый имидж или же, наоборот, мешают! В Голливуде, например, считают, что скандалы здорово способствуют росту популярности актеров.

— Я бы хотел, чтобы обо мне просто была достоверная информация. Когда чрезмерно хвалят или, наоборот, ругают, картина выходит недостоверная.

«Куранты» написали два года назад: а может, Жириновский — наркоман? И тут же ниже извинились. Но ты же уже написал, негодяй! А слух об этом пустил Богачев, бывший член нашей партии. Мы его выгнали за пьянство. Я ему раз говорю: «Ты бы лучше кололся, чем напивался, это хоть не так заметно». А тот после этого сделал вывод, что я наркоман.

— Вы в обиде на журналистов?

— Конечно. Меня подают как диктатора. А я — против диктатуры. Нигде нельзя допускать ее, а для этого иногда надо применять силу. Возьмите Грузию. Я еще два года назад говорил: надо туда вводить войска. Посмотрите, что там теперь.

— Владимир Вольфович, чего сейчас не хватает России?

— Хозяина. Вот, допустим, деревня: бабки, инвалиды, дети, куры, собаки, мельницы. Помещик уехал — все разбежались. Нету!

Надо, чтобы и в Кремле появился хозяин. С кнутом, пряниками, опричниками, бригадой экономистов. Борис Николаевич не годится для этой роли в силу своих личных качеств. Он не может остановить развал. А я могу.

— Вы по-прежнему ратуете за восстановление Союза в прежних границах (в кабинете Жириновского висит огромная карта СССР)?

— Конечно.

— Но ведь никто теперь добровольно не отдаст своего суверенитета!

— А спрашивать не надо. Прибалтику — душим экономически. Узбекистан, Туркменистан и Таджикистан будут сами к нам проситься или их уничтожат Иран и Афганистан. А из Закавказья — вывезти всех русских: там будет вечная война. А мы поставляем туда оружие, оружие, оружие… Получаем валюту.

— Владимир Вольфович, у вас есть семья, дети?

— Да, я женат. Сыну 20 лет. Тоже учится на юриста. Так, обычный парень, хвалить нечего. Средних способностей и дисциплины. То же самое жена. Обычная. Не скажу, что безумно люблю, но уважаю. Выбрал из того, что есть. В общем, все обычно, на «троечку-четверочку».

Я обратил внимание на огромные штабеля, сложенные из пачек газеты «Либерал», печатного органа ЛДП, в комнатах и вдоль стен офиса. На каждой странице — фото: Жириновский с улыбающимися детьми; Жириновский рядом с милиционером; Жириновский среди митингующих. Шла полным ходом разгрузка очередной машины с литературой.

— Тут три миллиона газет, каждая из которых может превратиться в несколько листовок. По всей видимости, в Москве скоро состоятся выборы мэра. Надо быть готовым к бою.

Вокруг Владимира Вольфовича с тюками газеты пробегали его верные соратники…

Андрей ЛАПШОВ.

«Российская газета» 26 сентября 1992 года