September 19

В России можно получить льготы, если хорошо попросить


Ирина ДЕМЧЕНКО, «Известия»


Более 80 постановлений и распоряжений, выпущенных центральными органами власти и управления России с января по август нынешнего года, содержат разного рода уступки и исключения из общих правил, сделанные для конкретных предприятий или регионов.

В перечне таких документов, составленном работниками Министерства внешних экономических связей России, констатируется, что в результате предоставленных льгот государственный бюджет в общей сложности недополучил с начала года несколько сотен миллиардов рублей дохода.

Точно оценить ущерб казны от предоставления разного рода привилегий сложно из-за того, что частично он выражается в рублях (например, Указ президента России от 15 августа 1992 года о предоставлении винодельческим предприятиям Северо-Кавказского района права распоряжаться 25 процентами от суммы акцизов на свою продукцию, направляя их на собственное развитие), а частично — в валюте (например, распоряжение вице-президента Российской Федерации от 11 августа 1992 года о создании для Сибирской корпорации по агропереработке «АГРОСИБ» специальных условий хозяйствования, выражающихся в освобождении корпорации от экспортных и импортных пошлин, создании для нее других льготных условий внешнеэкономической деятельности, а также выделении льготных кредитов и установлении государственных гарантий под привлечение иностранных кредитов и инвестиций). Такого же рода и опубликованное недавно в печати постановление Президиума Верховного Совета (за подписью Р. Хасбулатова), где предусматривается льготное кредитование акционерного общества «АгрэТес», созданного для поддержки фермеров из числа уволенных в запас военнослужащих.

И все же большая часть попавших в перечень документов содержит эксклюзивные решения, затрагивающие валютную часть государственных доходов, — это разрешения на освобождение или уменьшение размеров экспортно-импортных пошлин для предприятий и акционерных обществ или выделение дополнительных лицензий и квот на продажу ресурсов с использованием средств на нужды регионов. Перечень документов, дающих льготы, впервые был составлен в конце весны — начале лета и с тех пор аккуратно пополнялся, его рассылали во все ведомства российских органов власти.

Изучение перечня позволяет сделать вывод о том, что почти каждый руководитель центральных органов власти России хотя бы раз у< тупил нажиму, подписав разрешительный документ, содержащий фразу «Согласиться с предложением...» Льготы предоставляются крайне неравномерно — вплоть до того, что по некоторым регионам принимаются целые «пакеты» разрешений, а другие не упоминаются ни в одном документе. Это дает основание предполагать прямую зависимость получения льгот от пробивных способностей руководителей регионов, предприятий, акционерных обществ, их личной настойчивости и упорства.

Безусловно, позитивным результатом установившейся практики эксклюзивных решений является то, что безличные и не всегда рационально расходуемые бюджетные средства в этих случаях чаще всего остаются в руках жизнеспособных структур и способствуют их укреплению и дальнейшему расцвету. В ряду, безусловно, отрицательных результатов можно назвать привыкание субъектов хозяйственной деятельности к давлению на центральные органы власти.

Но наибольшее беспокойство, по-видимому, должно вызывать то обстоятельство, что разрешения выдаются бессистемно и несогласованно, не корреспондируются ни с возможностями государственного бюджета, ни с ранее принятыми решениями. Это может привести к утрате контроля за исполнением государственного бюджета, тем более что его внешнеэкономическая часть теперь публикуется только в виде сальдо — как разница между расходами и доходами, а получаемые за рубежом кредиты зачисляются почему-то в доходную часть. Симптоматично в этом смысле появившееся на нынешней неделе письмо Министерства финансов России о том, что оно не владеет информацией по расходованию полученных иностранных кредитов.

«Известия» 25 сентября 1992 года