September 19

Похоже, Ельцин окончательно расходится с парламентом, повторяя путь Горбачева с точностью до наоборот


Вера Кузнецова


Выступление Ельцина в повестке пятой сессии ВС РФ, открывающейся сегодня, значится. Но вряд ли оно состоится в первый день. Президенту невыгодно, потратив свое красноречие, через пять минут услышать спичи, зовущие к его отставке путем созыва чрезвычайного съезда. Пусть лучше депутаты сделают первый ход (инициатива, как известно, наказуема), а там… по ситуации.

Кажется, парламент остается россиянам только тем и интересен, что на его поле идет битва против президента. Кажется. Ельцин, расходясь с парламентом, все больше и больше повторяет путь Горбачева... только по причинам с точностью до наоборот. Кажется, и наша политика стала повторять известный в политике закон маятника. На место консервативного правительства Горбачева пришла команда реформ Ельцина, И уже на его место метит... но российский парламент сегодня сам скажет об этом.

Президент — парламент. Ручной Верховный Совет Горбачева. И оппозиционный Ельцину ВС РФ

Горбачев в 88-м году начал с поправок к конституции СССР. Но не спешил менять ее целиком. — Напротив, даже через немногочисленных демократов склонить общественное мнение в пользу нового Основного закона сумел именно парламент.

Ельцин попытался принять принципиально новую конституцию. Но парламент до сих пор ему отказывал в этом, очевидно, не собирается изменить эту тактику впредь, при этом не скрывая, что старая коммунистическая конституция его козырь.

Правительству Горбачева Центральный банк нужен был, чтобы печатать деньги под партийно-государственные расходы. И перевод банка под контроль ВС выглядел попыткой предотвратить гибель рубля.

Правительству Ельцина Центральный банк не принадлежит и много портит, когда увеличивает эмиссию вопреки гайдаровской политике сдерживания. Парламент при этом спокойно развивает собственную «экономическую политику в пику президенту», скажем, не без помощи Геращенко.

Фразу «частная собственность» Горбачев смело выговаривал только на закрытых заседаниях своей бывшей партии. Робкие попытки ВС СССР на сей счет сразу пресекались.

Когда о частной собственности на землю сказал депутатскому корпусу Ельцин, съезд и Верховный Совет в большинстве своем сделали непозволительную мину. С ней мы сейчас и остаемся. Но, видимо, то же нас ждет и в отношении ваучеров. Сколь бы популистской ни выглядела затея с ними — это шаг в приватизацию. Первый шаг… И он невыгоден реакционным фракциям парламента по понятной причине: рынок-то уплывает из-под ног. И не депутаты его будут контролировать, а закон, хотя бы и ими придуманный.

Итак, мировой у Ельцина с депутатским корпусом не получится. И чебоксарские усилия президента России, направленные на сохранение пусть слабого, но баланса властей, похоже, оценены будут лишь историей. Парламент (при самом мягком варианте, заготовленном оппозицией Ельцину и открыто заявленном лидером группы «Смена» Андреем Головиным) подождет до 1 декабря, когда придет конец дополнительным полномочиям Ельцина. Конец без шума. И вместе с тем — президентской республике. Чем ответит Ельцин? Он, конечно, не сможет, да и не захочет разогнать парламент — слухи об этом сильно преувеличены. Но раздать россиянам ваучеры и вынести новую конституцию на референдум вполне успевает…

«Независимая газета» 22 сентября 1992 года