September 18

В ожидаемом схватке между парламентом и правительством может проиграть Россия


Сергей ЧУГАЕВ, «Известия»


Открывающаяся 22 сентября пятая сессия российского парламента имеет все предпосылки стать важным политическим событием для страны. Депутатам предстоит завершить разработку законодательства по вопросам экономической реформы, в том числе в таких важнейших для реформы сферах, как банковское законодательство, налоговая политика. На этой сессии предполагается положить начало реформе судебной системы России. Наконец, именно этой сессии предстоит утвердить герб, которого до сих пор не имеет одно из крупнейших государств мира.

Как видно из этого далеко не полного перечня, российских депутатов ожидает работа над крайне важными для страны проблемами. Однако сегодня способность депутатского корпуса сосредоточить свое внимание именно на успешном решении этих проблем вызывает у многих наблюдателей скептицизм. Весь ход предыдущей сессии, особенно ее завершающего этапа, заявления, прозвучавшие от имени различных депутатских фракций в канун начала работы пятой сессии, дают немало оснований опасаться, что парламент России станет ареной еще более острой борьбы между законодательной и исполнительной властью. Прозвучавшая в Чебоксарах декларация о перемирии иллюзий по поводу предания забвению противоречий между двумя ветвями высшей власти не вызывает. Как ожидается, своего апофеоза эта борьба достигнет в середине октября, когда в парламенте начнутся дебаты вокруг законопроекта о правительстве и утверждения кандидатуры премьер-министра.

Противоборствующие стороны уже, похоже, исчерпали арсенал угроз в адрес друг друга, дойдя до высших степеней противостояния. Несмотря на заявление президента о необходимости депутатскому корпусу работать до истечения срока полномочий, не прекращаются угрозы разогнать парламент. Парламентская же оппозиция в свою очередь заявила о намерении сместить президента. При этом оценивать шансы сторон на победу бессмысленно. Победителей в этой схватке не будет. Следствием поражения любой стороны будет крушение системы российской государственности, распад России.

Тем не менее очевидная нацеленность ряда парламентских лидеров на продолжение войны с исполнительной властью заставляет не только прийти к выводу, что эти лидеры не способны реально оценить всю опасность свой политики, но и укрепляет сомнения в дееспособности парламента вообще. Увлеченность политической борьбой наносит все более очевидный ущерб главному делу депутатов — разработке законов и контролю за их исполнением. Прошлая парламентская сессия, думается, доказала это весьма убедительно. Итоги опросов общественного мнения, свидетельствующие о крайне низком рейтинге депутатского корпуса, вполне закономерны.

Положение усугубляется сложной ситуацией внутри самого парламента. Первые же дни работы сессии грозят обернуться схваткой между демократическими фракциями, требующими отставки спикера, и противостоящими им депутатами из национал-патриотическо-коммунистического блока. В то же время из бесед, которые в канун сессии состоялись с депутатами, придерживающимися различных политических взглядов, можно сделать вывод: внутри депутатского корпуса зреет серьезное недовольство порядками, установившимися в парламенте. Сегодня у рядового члена высшего законодательного органа страны начальников из числа таких же, как он, коллег-депутатов не меньше, чем у мелкого чиновника государственного департамента, — председатель парламентского подкомитета, председатель комитета, спикер палаты и его заместитель, заместители спикера парламента и, наконец, на вершине пирамиды — сам спикер. Рядовые депутаты ощущают себя все в большей зависимости от «парламентских генералов» — как выполняя свои депутатские обязанности, так и решая свои личные, бытовые проблемы. Главное же — рядовые депутаты ощущают все большую свою отстраненность от разработки и принятия важных решений. Значительно усилилась причастность к разработке и принятию решений, в том числе законодательных актов, чиновников аппарата Верховного Совета. Руководители аппарата, по словам депутатов, приобрели вес и значение не меньшие, чем у председателей парламентских комитетов.

Многие члены парламента склонны винить в создавшейся ситуации Р. Хасбулатова, которого обвиняют в авторитарных замашках, намерении подмять под себя парламент и даже занять президентское кресло. Именно эти стороны деятельности спикера и стали поводом для выдвижения требования о его отставке. Однако в сегодняшней ситуации борьба за свержение спикера видится такой же бессмысленной, как и борьба между законодательной и исполнительной властью.

Вспомним: именно Б. Ельцин в бытность свою председателем Верховного Совета РСФСР превратил этот, не имевший раньше серьезного значения, представительный орган в средоточие государственной власти республики. В том числе и учредил институт заместителей председателя ВС, которым было поручено курировать различные сферы не только политической, общественной, но и экономической жизни. И при Б. Ельцине парламент, помним, активно вторгался в сферу исполнительной власти. Тогда, в пору борьбы с центром за суверенитет России, такая тактика была оправданна. Верховный Совет в итоге стал выс-шил органо л государственной власти России, его председатель — главой государства. Однако после введения института президентства следовало немедленно ввести в Конституцию изменения, которые бы приводили роль парламента в соответствие с президентской формой правления. То, что этого сделано не было, представляется сегодня большой ошибкой. Именно в тот момент и были заложены основы для сегодняшних противоречий между исполнительной и законодательной властью.

То же самое можно отнести к ситуации внутри парламента. Структура высшего законодательного органа России до удивления напоминает структуру ЦК КПСС. Там во главе стоял генеральный секретарь, здесь — председатель ВС, там на следующей иерархической ступени стояли секретари ЦК, курировавшие различные сферы нашей жизни, здесь — заместители председателя, занимающиеся тем же самым. Там — политбюро, здесь — президиум ВС, обладающий таким же правом принятия важнейших решений, обязательных для исполнения не только всеми остальными членами парламента, которые в данной ситуации более всего напоминают участников расширенного пленума ЦК КПСС, но и для всех граждан России.

Приняв за основу такую схему внутреннего устройства, более приемлемую для административно-командной системы, чем для демократического законотворческого органа, парламент, как представляется, был обречен эволюционировать, подобно любой административно-командной системе, точно так же, как его председатель — бороться за власть. И эволюция эта, похоже, близка к завершению. Все признаки того — пренебрежение демократическими нормами, низведение рядовых членов ВС до уровня статистов, концентрация власти в президиуме и высшем руководстве парламента, усиливающаяся тенденция именно там принимать важнейшие решения, возрастающее значение аппарата налицо.

Ненормальность сегодняшнего положения парламента в системе государственной власти России осознается многими политиками. Во всяком случае почти все проекты новой российской Конституции, в том числе и одобренный Верховным Советом, предусматривают радикальную реформу высшего законодательного органа, превращение его именно в парламент, а не в некое подобие ЦК КПСС. Эти намерения можно только приветствовать, если бы не одно серьезное обстоятельство. По самым оптимистическим про гнозам, принятие новой Конституции может состояться не ранее весны будущего года. Между тем кризисные процессы в парламенте нарастают столь стремительно, что речь следует вести о немедленных реформах, иначе Россия столкнется с кризисом всей государственной системы, и тогда уж о новой Конституции говорить не приестся.

В канун начала новой сессии завершила свою работу депутатская комиссия, созданная для того, чтобы проанализировать деятельность Верховного Совета РФ. Как рассказал мне один из членов комиссии депутат А. Микитаев, главный итог работы заключается в том, что на открывающейся сессии депутатам будет предложено рассмотреть вопрос о срочном введении в Конституцию изменений, которые бы в значительной степе, ни реформировали деятельность парламента. Члены комиссии, в частности, считают необходимым упразднить Президиум ВС, ликвидировать институт заместителей председателя Верховного Совета, ограничить круг полномочий самого председателя исполнением обязанностей спикера, законодательно исключить любую возможность вторжения парламента в не свойственные ему сферы. По мнению А. Никитаева, реализация этих реформ позволит не только повысить эффективность парламента как законодательного органа власти, но и поднимет авторитет всего депутатского корпуса.

Можно ожидать, что значительная часть членов Верховного Совета отнесется к реформе положительно. Ведь в конечном счете она все ставит на свои места — главной фигурой в парламенте делает депутата, главной структурой — парламентский комитет. И, пожалуй, самое важное — депутаты не могут не сознавать, что предлагаемая реформа — реальный шанс для парламента сохранить себя и как следствие сохранить государственную систему России. Быть может, последний шанс.

«Известия» 21 сентября 1992 года