September 15

Паника на финансовых рынках поставила валютную систему Европы на грань развала


Эльмар ГУСЕЙНОВ, «Известия»


«Европа сегодня переживает один из самых хаотических дней в существовании своей финансовой системы. Это касается как валютного, так и других рынков». Эти слова директора Государственного банка Швеции Б. Деннис как нельзя лучше отражают панику на европейских финансовых рынках и резкое падение курса ряда крупнейших валют Старого Света.

Все началось в понедельник, 14 сентября, когда Бундесбанк под давлением своих партнеров по ЕС принял решение снизить высокие учетные ставки залогового и ссудного процента. Высокие ставки поддерживали стабильность германской марки за счет подрыва, по мнению партнеров Германии, позиции других европейских валют.

Дело в том, что благодаря высоким учетным ставкам германия обеспечивала приток в страну дополнительных капиталов, благодаря которым решались финансовые проблемы, связанные с объединением восточной и западной частей страны. Германская экономика оказалась в состоянии вынести бремя «дорогого» кредита. Между тем экономики ее партнеров по ЕС испытывали сложности из-за оттока капиталов в Германию.

Считалось, что произошедшее снижение ставок — на 0,5 процента залоговой и на 0,25 ссудной — приведет к оживлению на фондовых биржах, а также поддержит курсы франка, лиры и фунта, в первые часы в понедельник именно так и реагировали валютные и фондовые рынки. А потом в течение считанных часов все перевернулось вверх дном.

Повсюду — не только в Европе, но и в Токио, Сингапуре, Гонконге, Нью-Йорке — начался неуправляемый процесс «сброса» лир и фунтов, в итоге к вечеру среды курсы этих валют упали ниже предела, установленного для них в рамках Европейской валютной системы (ЕВС), объединяющей финансовые структуры всех стран ЕС, кроме Греции. Этот предел — 2,5 процента в любую сторону, подорожания или удешевления. Достаточно сказать, что только фунт «упал» за три дня более чем на 10 процентов.

Девальвация лиры на 7 процентов за счет корректирования курса других валют ЕС (как это и предусмотрено правилами ЕВС), произошедшая в среду, не спасла положения, валютный комитет ЕС, спешно созванный вечером в среду, заседавший всю ночь и продолжавший работать за закрытыми дверями в первой половине дня в четверг, принял решение временно исключить из ЕВС лиру. Падение ее происходит столь стремительно, что у партнеров просто нет ресурсов на поддержание курса итальянской валюты. Кроме того, вечером в среду Лондон объявил о добровольной приостановке участия в ЕВС британского фунта. Особо подчеркивалось, что все эти решения временные.

При этом остается практически стабильным курс марки и растет курс доллара США. На подобном фоне маленькие трагедии шведской кроны и испанской песеты, переживающих тяжкие потрясения, кажутся событиями второго ряда.

Мало кто из обозревателей может сегодня однозначно объяснить суть происходящего. Общее мнение — паника на бирже связана с опасениями по поводу исхода предстоящего в воскресенье во Франции референдума по маастрихтским соглашениям. Отсюда — перекачка капиталов в валюты, которые устоят даже в случае срыва планов создания единой Европы — в марку и в доллар. Однако можно предположить, что более важной причиной стала нескоординированная финансовая политика самих членов ЕС.

Предполагалось, что за понижением ставок учетного процента в Германии последует аналогичное снижение в других государствах ЕС. Однако первым нарушил эту договоренность Париж, который в понедельник устами министра экономики и финансов М. Сапэна заявил, что он пока снижать ставки не намерен. Возможно, именно поэтому отток средств на фондовые биржи прекратился уже в понедельник. Биржевики в условиях нескоординированной финансовой политики и растущей неопределенности не стали вкладывать капиталы ни в ценные бумаги, ни в другие европейские валюты, а приступили к откровенным спекуляциям, к вложениям средств в доллар — беспроигрышный вариант, — а также начали возвращать средства в Германию, «изымая» их попутно из всех европейских валют.

Сегодня еще трудно сказать, когда и чем кончится паника на валютных рынках. Пока она продемонстрировала крайнюю слабость казавшихся далеко продвинутыми интеграционных процессов в Европе. Она также продемонстрировала, что в нынешней Европе по-прежнему остается один безусловный остров стабильности, и один экономический лидер — Германия и ее марка, курс которой влияет на развитие хозяйства всего Старого Света. Прыжки курса доллара и марки отразятся и на экономике России, чьи экспорт, импорт и долги довольно жестко привязаны к стоимости этих двух валют.

Рост курсов доллара и марки утяжелит долговые обязательства России, большая часть внешней задолженности которой выражена именно в этих валютах, с Другой стороны, «тяжелый» доллар сделает значительно более выгодным экспорт минеральных ресурсов из России, который является основой поступления валюты в страну. Однако подвести полный баланс возможным прибылям и убыткам удастся только после того, как развеется дым над полями финансовых сражений на биржах.

«Известия» 17 сентября 1992 года