August 15

Правозащитники считают друг друга

Диссидентов в СССР было значительно больше, чем это принято считать

С 1967 по 1970 годы «получили профилактическое предупреждение прокуратуры 53 293 человек, которые либо вынашивали вредные настроения», либо «допускали политически вредные проявления». С 1970 го по 1974-й их было 63108. Эти цифры назвал Арсений Рагинский на конференции «Диссидентское движение в СССР 50 — 80-х годов» как подтверждение того, что несогласных с властями было значительно больше, чем политических заключенных. По данным Рагинского, даже во времена Сталина количество антиправительственных листовок исчислялось несколькими тысячами в год. Например, в 46-м только выявленных листовок было 16 537, в 47-м — 23 720, в 51-м — 10 254. С 75-го по 88-й их было выпущено около 161 тысячи. В этот период около двухсот авторов ежегодно отправлялись в психушки. По выявлению листовочников Комитетом госбезопасности составлялись многочисленные и учебники, и «задачники», к работе привлекалось колоссальное число внештатных осведомителей. Если по закону, подписанному Ельциным 18 октября 1991 года, осужденные за «антисоветскую агитацию» и «распространение заведомо ложных измышлений на советский строй» подлежат реабилитации (правда, закон вступает в силу по отношению к каждому конкретному ранее «помилованному» только после «рассмотрения в трехмесячный срок его заявления о реабилитации»), то заключенным психушек в ближайшее время реабилитация, видимо, не грозит.

К тому же с конца 89-го года по приказу Крючкова в ГБ начали уничтожать дела оперативного учета.

Известный правозащитник Сергей Дедюлин рассказал на конференции, что Комитет госбезопасности имел 12 специализированных отделов, призванных «исследовать» и держать под контролем все сферы жизни.

«Независимая газета» 28 августа 1992 года