August 15

Стремительное падение курса рубля естественно. Когда нет четкой валютной политики

На последних торгах Московской валютной биржи курс рубля в буквальном смысле рухнул, составив 205 рублей за доллар США. И если бы не запоздалые усилия Центрального банка, бросившего, так сказать, на растерзание солидный валютный кусок, если бы не отрезвление некоторых коммерческих банков, снявших свои заявки на покупку валюты, рубль мог упасть еще ниже.

После биржевых торгов 27 августа сразу как-то повеяло холодом зимы 1991 года, запомнившейся биржевым курсом в 230 рублей за доллар и массовым бегством от рубля — непрочного и ничего не стоившего. Заработав тогда деньги, люди тут же пытались вложить их во что-то осязаемое, материальное, а еще лучше — в валюту. Фактически то же самое мы наблюдали и в августе нынешнего года. И, скорее всего, курс в 205 рублей за доллар — далеко не рекорд в новом массовом «забеге от рубля».

Вместе с очередным падением нашей денежной единицы на разных уровнях участились высказывания о том, что было бы просто наивно надеяться на скорое превращение рубля в конвертируемую валюту. Это, мол, невозможно до тех пор, пока не перестроится и не станет эффективным промышленное и сельскохозяйственное производство. Однако, заметил начальник валютного управления ЦБ России А. Потемкин, в данном случае происходит подмена одного вопроса другим: тот факт, что невозможно быстро достигнуть полной конвертируемости, вовсе не означает, что не надо добиваться стабильности рубля, в том числе и по отношению к твердым валютам.

Проблема сохранения стабильности рубля отодвигается как бы на второй план, тогда как главенствующей становится задача утоления финансового голода предприятий. Хотя вряд ли кто будет серьезно утверждать, что уже появились механизмы, позволяющие контролировать эффективность такой раздачи средств. Здесь бессильны решения и постановления трех-, четырех- и более многосторонних комиссий. Лучшим контролером может быть только рынок, на котором работают реальные собственники средств производства.

А программа приватизации у нас только-только начинается, и это означает, что впрыскиваемые в экономику новые деньги неизбежно увеличат темпы инфляции.

Хорошо чувствуя все это на себе, предприниматели как раз и бросаются на валютную биржу, чтобы хоть как-то обезопасить свои капиталы. Но гораздо страшнее то, что при этом они перестают работать. По мнению многих бизнесменов, в случае, если рублевая инфляция гораздо выше, чем рублевая прибыль, то нет никакого смысла проявлять деловую активность, все стараются вывезти свои деньги за границу.

Проблема стабилизации рубля на свободном валютном рынке усугубляется не только паникой среди предпринимателей, обеспокоенных сохранностью своих капиталов, но и отсутствием какой-то цельной, активной валютной политики у самого Центрального банка России. Он занял как бы выжидательную позицию, стараясь до минимума сократить свои валютные расходы по стабилизации курса рубля. Но, по иронии судьбы, в последний раз скачок курса был настолько велик, что ЦБ пришлось осуществить рекордную по размерам валютную интервенцию, дабы остановить еще боль, шее падение рубля.

Очевидно, что оказалась неэффективной и последняя инструкция Центрального банка в сфере валютного регулирования, предписывающая предприятиям-экспортерам обязательную продажу двадцати процентов валютной выручки на свободном рынке. Предполагалось, что это увеличит объемы предложения валюты и, таким образом, укрепит позиции рубля. Но фактически получилось, что в условиях нарастающей инфляции предприятия-экспортеры или укрывают валюту за рубежом, или тут же перекупают ее через биржу у себя же. И на свободный рынок по-прежнему ничего не выходит. А, по ироничному замечанию председателя «Технобанка» Г. Тосуняна, если на бирже выставлять мало долларов, то они будут проданы по цене произведений искусств, а один доллар вообще может пойти как величайший шедевр.

Конечно, сейчас на бирже продается не один и не два доллара, но все равно ситуация обострилась настолько, что Центральный банк просто обязан пойти на решительные изменения правил валютного регулирования и, возможно, даже принять непопулярные меры. Скажем, скупать все 50 процентов валюты, которые предприятия-экспортеры должны реализовывать сейчас в обязательном порядке, а потом уже эту валюту самому продавать на бирже. Во всяком случае надо погасить панику на рынке, создающую истерический курс рубля к доллару.

Изменение правил валютного регулирования, незамедлительная разработка стратегии поведения Центрального банка на валютном рынке важны еще и потому, что сейчас международные финансовые организации начинают выделять нам средства, предназначенные для стабилизации курса рубля. И совершенно неясно, как практически будут расходоваться эти деньги. Вообще, до сих пор все, что относится к области валютного регулирования, является у нас тайной за семью печатями. В этой сфере не публикуется никакой статистики, даже задним числом, чтобы можно было оценить эффективность принимаемых решений. И можно было бы закрыть на это глаза, если бы дела шли хорошо, но результат засекречивания всего и вся налицо — 205 рублей за доллар.

Эта безумная цифра приобретает особое значение еще и потому, что она получена в преддверии массовой приватизации. То есть владельцы долларов, марок, франков попадают в исключительно выгодное положение, так как, обменяв валюту на огромные рублевые суммы, они могут стать владельцами подавляющей части госсобственности. И, возможно, такая ситуация специально спровоцирована при пассивности действий на валютном рынке Центрального банка.

Но есть у этой проблемы и другая сторона. Как отметил заместитель директора Института внешнеэкономических исследований РАН И. Иванов, безумный рублевый курс фактически отсекает иностранных инвесторов от процесса приватизации. Так как по такому курсу, учитывая проходившие в обществе дискуссии, никто не позволит вкладывать зарубежным фирмам деньги в нашу страну. А против введения специального инвестиционного курса для иностранцев категорически выступают Международный валютный фонд и другие международные организации.

Спекулятивный, искусственно завышенный курс рубля создает проблемы не только перед иностранцами, но и перед российским правительством. Это подтвердил заместитель министра финансов С. Горбачев, заметив, что сегодня во всех расчетах Минфин использует рыночный курс рубля. А раз так, то и правительству становятся нужны для реализации программ, связанных с импортом, огромные деньги.

Но в еще более сложное положение попадают все же предприниматели. При скачущем курсе экспортно-импортная деятельность превращается для всех в фактор повышенного риска. Кстати, я наугад обзвонил несколько коммерческих банков, и все они в один голос заявили, что нынешнее стремительное падение курса рубля на бирже является сильнейшим ударом по их клиентам. И, как заявил председатель «Технобанка» Г. Тосунян, свистопляска с рублем у нас продолжается уже так долго, что у людей выработался твердый стереотип: скачки курса рубля могут произойти в любой момент.

Естественно, в таких условиях не только невозможно строить долгосрочные экономические программы, но и просто заставить людей работать. И кто-кто, а Центральный банк наконец-таки должен заняться здоровьем рубля. В конце концов лицо нашей валюты — это и его лицо.

Иван ЖАГЕЛЬ, «Известия» 28 августа 1992 года