August 14

Власть есть тайна,

или Аппаратная игра в исполнении спикера российского парламента


У нашей страны, несомненно, самый богатый в двадцатом веке опыт перерождения власти в нечто противоположное тому, чего хотел создававший эту власть народ. И самый великий мастер «переломов» власти был нашим соотечественником. Именно с ним связан опыт, доставшийся нам слишком дорого, чтобы его забывать. Ведь после ухода Ленина никто не числил Сталина ни первым, ни вторым, ни третьим в ряду соратников основателя. Другие были великими, яркими, популярными вождями. Этот был серым чиновником, всего лишь генеральным секретарем. «Всего лишь» — потому что тогда в русском языке это слово звучало так же скромно, как и в английском, где «дженерал» —всего лишь общий. Секретарь по общим вопросам. Руководитель незаметных, скромных людей — аппарата. Вожди писали эпохальные книги, произносили эпохальные речи — аппарат готовил скучные безымянные бумажки. Что было дальше — мы знаем.

Экскурс в историю — не ради прямых личных аналогий: для них нет оснований. Он — для напоминания некоторых общих истин, забвение которых было бы для общества смертельно опасным. Первую из них очень точно сформулировал сам слишком поздно прозревший Ильич, когда написал, что Сталин «сосредоточил в своих руках необъятную власть». Тут нам первая зарубка на память: никогда ни в чьих руках не допускать одностороннего сосредоточения власти — она должна быть разумно распределена. Второй урок — значение морального облика всех, кому доверяется власть. Отнюдь не наивны американцы, которые только что рентгеном не просвечивают моральные устои кандидатов на ответственные посты в государстве.

Напомнив об этом, хочу рассказать читателям о документах, которые передали редакции депутаты Верховного Совета РФ, представляющие парламентскую коалицию реформ. Это не секретные документы, но и не из тех, которые принято публиковать. Рутинные тайны аппарата. Что стоит за ними?

Председатель Верховного Совета Р. Хасбулатов подписал распоряжение «О распределении обязанностей между председателем Верховного Совета и заместителями председателя Верховного Совета, председателями палат Верховного Совета Российской Федерации». Издание такого документа — его конституционное право. Как оно в данном случае использовано?

Пример первый. В числе собственных функций председатель записал: «Вместе с секретарем-координатором Президиума Верховного Совета осуществляет координацию деятельности подразделений Верховного Совета в подготовке законопроектной деятельности и контроле за исполнением нормативных актов и иных решений». Звучит логично и спокойно: кому, как не председателю, делать эту важную работу? И только осведомленные люди скажут вам, что Положением об аппарате Верховного Совета (а это Положение — уже не единоличный акт, его утверждал Верховный Совет) никакой секретарь-координатор в Президиуме не предусмотрен. Легким касанием, как бы попутным упоминанием вводится должность, дающая такие возможности, каких нет у многих-многих избранных народом депутатов. На этой должности будет человек, полностью подконтрольный председателю и благодаря ее »незаконному ппоисхождению не подконтрольный никаким выборным органам.

Пример второй. Еще одна функция, закрепляемая за председателем: «Принимает на работу и освобождает от занимаемых должностей сотрудников аппарата Верховного Совета, палат, их комиссий и комитетов Верховного Совета». Между тем согласно тому же упомянутому Положению, председатель принимает и освобождает только заведующих отделами (управлениями), а всех прочих сотрудников — первый заместитель председателя. Тут замечается и ущемление прав первого заместителя, и попытка прибрать к рукам весь аппарат Верховного Совета, а это совсем немало.

Пример третий. В разделе, посвященном обязанностям первого заместителя председателя Верховного Совета С. Филатова, говорится: «В Совете безопасности выступает как полномочный представитель председателя Верховного Совета, информирует председателя Верховного Совета по повестке заседаний Совета безопасности об обсуждаемых вопросах и согласовывает с ним мнение Верховного Совета по этим вопросам». Тут уже дело пахнет властью не только над аппаратом парламента. Важным элементом общей системы равновесия власти служит то, что согласно закону «О безопасности» именно первый заместитель председателя, а не председатель парламента является членом Совета безопасности по должности. Сам С. Филатов и есть постоянный член Совета, а не чей-либо «полномочный представитель». Согласно тому же закону за эту работу он несет ответственность только перед Верховным Советом. Теперь же, выходит, Р. Хасбулатов пытается де-факто сделать самого себя членом одного из важнейших органов в нашей политической системе. Тем самым он разом узурпирует прерогативы и С. Филатова, и Верховного Совета, и президента, который, по закону, руководит Советом безопасности.

Пример четвертый. Согласно распоряжению Р. Хасбулатова председатели палат «непосредственно руководят» деятельностью комиссий палат. А по закону «О постоянных комиссиях палат и комитетах Верховного Совета РСФСР» председатели палат лишь координируют деятельность комиссий, но не руководят ими. Председатели же комитетов и комиссий бывают послушные и непослушные, и замена одного слова («координируют» на «руководят») весит в политике очень много.

Взять хоть последнюю публикацию «Московских новостей», приоткрывающую механизм организации столь многолюдного и шумного «совещания товаропроизводителей», взявшегося чуть ли не именем трудового народа свергать правительство. Толчком к направлению «товаропроизводителей» в Москву было не движение низов, а телеграмма председателя Комитета ВС РФ по промышленности Еремина областным Советам: «Проси 1 обеспечить представительство» — и далее четкая разнарядка, кого и сколько обеспечить. Раньше этим занимались отделы ЦК КПСС, теперь сгодился комитет ВС. Интересно знать: а сами депутаты, съезжаясь на сессию или съезд, много ли знают о тихой работе аппарата ВС, умело подготавливающей кипение страстей в нашем парламенте?

Еще один документ — записка Б. Ельцина, посланная Р. Хасбулатову несколько дней назад. В ней, в частности, говорится: «В связи с отсутствием в Верховном Совете Российской Федерации заместителя председателя по вопросам экономической реформы прошу Вас определить порядок рабочего взаимодействия структур Верховного Совета с Правительством в процессе подготовки и рассмотрения законопроектов и Указов Президента». Резолюция Р. Хасбулатова на записке: «Обязанности взаимодействия с Правительством по вопросам экон. реформы возлагаю на Ю. М. Воронина». В упоминавшемся распоряжении «О распределении обязанностей...» сказано больше: Воронину «взаимодействовать» с правительством и по налогам и финансам, бюджету и ценам, кредитам и банкам, по собственности и социальной политике — по сути дела, по всем вопросам социально-экономической сферы.

Зампред ВС Ю. Воронин, бывший зампред Совмина Татарии, давний активист фракции «Коммунисты России», недавно дал журналу «Столица» интервью, опубликованное под выразительным заголовком: «Концепция Гайдара противоречит моим убеждениям». Из текста видно, что его убеждениям противоречит и многое другое в современной российской политике. Ю. Боронин и против института президентства, и против «слишком быстрого» перехода к рынку. Он считает,' что нам нужно «новое правительство», которое «должно быть значительно сильнее, мощнее, профессиональнее, чем вся команда Бориса Николаевича. В том числе — сильнее его самого».

Убеждения Ю. Воронина, его «прогосплановские» экономические представления — не упрек ему, он имеет на них полное право. Вопрос здесь в том, с какой целью человека именно с такими убеждениями ставят на этот участок. Между прочим, корреспондент «Столпим» спросил его: «А если бы вам, Юрий Михайлович, сегодня предложили управлять экономикой, перейдя в команду Гайдара — скажем, на должность вице-премьера. — вы бы согласились?» Ответ: «Нет, я бы туда не пошел». Отчего же? Ответ: «Как я могу выполнять совместные решения, если они идут вразрез с моими принципами?» Но представлять парламент по всем этим вопросам во взаимодействии с правительством Юрий Михайлович соглашается, если судить по распоряжению спикера? Если не для того, чтобы поступаться принципами и не для того, чтобы «выполнять совместные решения», то для чего же? Неужели для того, чтобы застопорить реформы и парализовать работу правительства? Такое «взаимодействие» законодательной власти с исполнительной дорого обошлось бы каждому жителю России.

Все это интересно и с точки зрения представлений об этике во взаимоотношениях парламента с правительством, возглавляемым президентом. После VI Съезда народных депутатов России правительство прошло свою часть пути к согласию с Верховным Советом, выполнило данные Съезду обещания: в правительстве широко представлены люди из «директорского корпуса», смягчены бюджетные и кредитные ограничения, отложена полная либерализация цен на энергоносители. И вот спикер парламента отвечает на это шагом, призванным максимально затруднить взаимопонимание.

И третий документ. Точнее — целая стопка документов. Листки из кадровой документации — из «личных дел» сотрудников секретариата председателя Верховного Совета России. То есть сотрудников личного аппарата Р. Хасбулатова. Нас будут интересовать некоторые строчки из послужных списков, показывающие, где служили прежде нынешние сотрудники Руслана Имрановича.

Из справки: «1977—1991 гг. — инструктор, консультант, заведующий сектором Общего отдела ЦК КПСС, 1991 — 1991 гг. — заместитель заведующего отделом — заведующий сектором Общего отдела Аппарата Президента СССР. 1991 — 1992 гг. — заместитель начальника Канцелярии руководителя Аппарата Президента СССР». Тут несведущим в аппаратной премудрости потребуются, видимо, пояснения. Общий отдел ЦК КПСС был аппаратом аппарата, центральным канцелярским нервом самого главного и самого властного аппарата в стране. При Брежневе общим отделом заведовал самый доверенный у него человек — К. Черненко: этой стартовой площадки оказалось достаточно, чтобы человек самых скромных достоинств получил власть над великой страной. При Горбачеве этим отделом заведовал В. Болдин, ставший затем руководителем аппарата президента СССР, а еще позднее — одним из жильцов «Матросской тишины». Обладатели высшей власти не обошлись в организации путча без главного держателя президентских бумаг, главного властителя информации (а значит — и дезинформации, коли потребуется) президента СССР.

Особо хочу подчеркнуть: нас должна интересовать здесь не принадлежность в прошлом к КПСС, даже к аппарату ЦК КПСС Хорошо известно, что под крышей единой партии всегда существовали разные течения и разные люди, и каждый человек несет ответственность лишь за то, что делал он сам. Речь идет только об одном звене бывшего огромного аппарата — о том, которое возглавлял активный участник путча.

После таких пояснений, очевидно, понятно будет последующее. Из другой справки: «Заведующий секретным сектором общего отдела Татарского обкома КПСС... референт подотдела писем Общего отдела ЦК КПСС... заведующий сектором группы писем и приема граждан аппарата Президента СССР». Из третьей: «Инструктор Общего отдела ЦК КПСС... заместитель заведующего группой... Общего отдела ЦК КПСС... консультант Общего отдела ЦК КПСС... заместитель заведующего сектором Канцелярии руководителя Аппарата Президента СССР». Все это — с 1979-го до 1991-го, от Черненко до Болдина. Из четвертой: референт, инструктор общего отдела, секретарь Генерального секретаря, секретарь Президента СССР. Из пятой: инструктор, старший референт, консультант общего отдела ЦК КПСС. Из шестой: секретарь, референт, инструктор общего отдела ЦК КПСС, секретарь Генерального секретаря, секретарь Президента СССР. Из седьмой: секретарь подотдела писем общего отдела ЦК КПСС. Из восьмой: референт общего отдела ЦК КПСС, референт канцелярии руководителя аппарата Президента СССР. Из девятой: секретарь общего отдела ЦК КПСС, старший инспектор канцелярии руководителя аппарата Президента СССР. Десятая: общий отдел ЦК КПСС, аппарат Президента СССР. Одиннадцатая: управление делами ЦК КПСС, канцелярия руководителя аппарата Президента СССР.

Люди, окружавшие Болдина, в окружении Хасбулатова? Что сей сон означает? Я намеренно не привожу имен и нынешних должностей, занимаемых этими людьми в секретариате спикера парламента. В данном контексте такая огласка могла бы причинить им личный ущерб, прозвучать как упрек, а у меня нет никаких оснований упрекать в чем-либо кого-нибудь из них лично. Их прошлая работа на означенных должностях сама по себе не основание для упрека. А потому дело не в ком-либо из них, а в том, кто снова собрал вместе людей определенной школы. Не одного, не двоих — одиннадцать, и я не знаю, все ли это, как не знаю и общей численности работников секретариата Р. Хасбулатова. Девятерых из одиннадцати Болдин захватил с собой, перемещаясь со Старой площади в Кремль, из кресла заведующего общим отделом ЦК КПСС в кресло руководителя аппарата Президента СССР. В Кремле пятеро из девяти оказались в его личной канцелярии.

...Несколько случайных в сущности бумаг. Всего лишь капли из могучего потока повседневного бумагопроизводства Белого дома. Но сколько тайн власти отразилось даже в этих каплях! Мой долг — проинформировать читателей да пояснить то, что может быть не для всех понятно. Выводов на себя не беру. Только одним соображением позволю себе поделиться. Вспомним: даже когда первый человек в стране, объект всенародного поклонения и обожания, написал про сподвижника, что тот сосредоточил необъятную власть, народ смог прочитать те слова лишь спустя тридцать той года, лишь после смерти тирана.

Пока полной узурпации власти не произошло — упрек вроде бы еще не заслужен, но когда произойдет — мы уже ничего не сможем сказать: нам заткнут рот. Процесс сосредоточения в одних руках — в любых руках! — чрезмерной власти надо останавливать не в конце, а вначале, по самым первым признакам. Страшная цена уплачена за то, чтобы мы знали это. Правда, говорят, исторические трагедии повторяются в виде фарса, и элементы фарса в наблюдаемых нами сегодня аппаратных играх спикера очевидны. Но это не значит, что к любой, даже маленькой вероятности повторения пройденного можно отнестись легкомысленно: политические фарсы иногда обходятся обществу не менее дорого, чем трагедии.

«Известия» 28 августа 1992 года