July 23

Горячий лес

И вновь Россия в огне. Похоже, такое состояние становится для нее привычным. Горит земля под ногами жителей центральных регионов, пылает необъятная тайга в Сибири и на Дальнем Востоке, выгорают оленьи пастбища в Якутии. Огнем пожаров охвачены целые области, края и две автономные республики. Специалисты Комитета по лесу Минэкологии России полагают, что если жаркая погода продержится еще 10 — 15 дней, последствия будут непредсказуемыми.

Вид сверху

В клубах белого дыма время от времени появлялись оранжевые язычки пламени. Иногда вверх вдруг взлетал целый факел, и его деревянная сердцевина медленно падала, покоряясь огню. А рядом, в какой-нибудь сотне метров, блестели на солнце многочисленные озера и озерки, расчерченные на правильные прямоугольники - торфяные разработки. Горел торф, от него зажигались трава и сухая хвоя, затем выгорали корни деревьев. Сверху пепелище с упавшими без корневой опоры березами напоминало рассыпанный коробок спичек.

Внизу, в десяти метрах от готового подняться вертолета, воздух висел неподвижной вязкой массой. Вспаханная трактором нейтральная полоса разделяла землю на живую и мертвую. Одна, черно-белая от золы и пепла, еще дымилась. Другая сверкала влажной зеленью и алыми каплями спелой брусники.

Отложив лопаты и пустые ранцевые опрыскиватели, группа пожарных-десантников обедала тут же, у обожженной кромки. Автобус, который привез обед, должен был на обратном пути перевезти их к другому очагу. Нас предупредили: по черной земле нс ходите — опасно. Провалитесь в яму, оставшуюся после прогоревшего торфа. На днях таким образом сгорел трактор, а его водитель едва успел выбраться.

На берегу небольшого озера, сменяя друг друга, набирали воду пожарные машины. Запаса хватает в среднем минут на десять, и вереница красных цистерн бесконечно петляет между соснами гуда и обратно. Здесь местные пожарные, представители аварийно-спасательного отряда и бойцы Кантемировской дивизии.

Масштабы

По данным на 14 августа, в России зарегистрировано более 19 тысяч пожаров на общей лесной площади около миллиона гектаров. Больше всего очагов в Якутии, Красноярском крае. Иркутской и Санкт-Петербургской областях. В ликвидации пожаров задействовано 600 воздушных судов и приблизительно столько же единиц наземной техники. К сожалению, не с чем сравнивать, много это или мало. Зато достоверно известно, что большая часть этой техники к началу стихийного бедствия находилась в предынфарктном состоянии, и что 60 процентов ее просто не выкуплено, так как не хватает средств. Комитет по лесу просил у правительства России полтора миллиарда рублей, а получил 400 миллионов и обещание в скором будущем добавить столько же. Из имеющейся техники самым сложным „прибором“ мне представляется лесопожарный агрегат, и то, наверное, потому, что никогда нс доводилось видеть, в отличие от бульдозеров и гусеничных тягачей. Основные инструменты — лопата и топор.

Число людей, занятых в тушении, приближается к 5 тысячам, кроме того, на пожары перебрасывают привлеченных к борьбе со стихией десантников. Если будут деньги, с привлеченными даже смогут расплатиться.

Основной причиной пожаров называют неосторожное обращение с огнем. Поэтому туристам этим летом въезд в лесную зону запрещен. На дорогах дежурят сотрудники милиции, но, несмотря на это, с вертолета очень хорошо видны палатки и загорающий около них народ.

Вторая причина — природная. Необычайно жаркая погода вызывает сухие грозы, а те воспламеняют деревья. В Канаде эту проблему помогает решить грозопеленгатор и, разумеется, немедленное реагирование на сигнал. У нас такого пока не изобрели.

Зато у нас есть еще одна причина возгорания — весенние сельскохозяйственные палы. В этом колхозам и совхозам равных нет.

Лесные люди

Наибольшие лесные объемы числятся за Комитетом по лесу Минэкологии России Наибольшее количество пожаров - там же. Слало быть, и самая обширная программа охраны лесов, и ответственность за ее выполнение приходятся на комитет. При комитете работает производственное объединение «Авиалесохрана», которое в принципе способно заниматься не только лесами госфонда. Но вот в колхозах и совхозах тушение идет недостаточно оперативно, а многие вообще отказались от авиаохраны, поскольку за нее нечем платить. Эти сгоревшие рощи и дубравы официально принадлежат Минсельхозу России.

В Смоленской, Владимирской, Рязанской, Новгородской, Московской областях горят торфяники. Их хозяин — Российская топливная ассоциация при Министерстве топлива и энергетики. По прогнозам, гореть будут очень долго, передавая эстафетный огонь лесам госфонда.

Корпорация «Российские лесопромышленники» департамента лесной промышленности, который в свою очередь относится к Минпрому России, — второй по величине совладелец полыхающих лесных территорий. Сейчас департамент должен Комитету по лесу 72 миллиона рублей за авиаобслуживание. Отдавать не торопится, поэтому сумма в ближайшее время может возрасти в два раза. Пока комитет расплачивается за керосин и лесопожарную технику самостоятельно, но, учитывая мизерность выделенной правительством суммы, скоро и он окажется неплатежеспособным.

Хозяин тайги

Максимальную зарплату — 15 тысяч — получают авиаторы лесоохраны в Республике Саха (Якутия). Самый высокий оклад лесника — 11 тысяч — приходится на Магаданскую область. Меньше всех получают летчики и работники лесного хозяйства на западном Урале — соответственно 5 и 3 тысячи рублей. От чего зависят размеры заработной платы, понять довольно сложно, но факт остается фактом: финансирование органов лесохозяйства идет из государственного и местных бюджетов. И не напрямую с подачи Комитета по лесу, а через Министерство экологии России. По словам председателя комитета Валерия Шубина, лесохозяйственники уже подавали в Совмин заявку на отделение и суверенитет, однако положительного ответа пока не добились.

— Я боюсь, что среди политических проблем опять забудут о лесе и, соответственно, о нас, — поделился он. — Хотя сейчас в Верховном Совете идет обсуждение законопроекта о едином хозяине лесных массивов. Думаю, им все же должно быть государство — в нашем лице.

На мой вопрос о возможностях частного владения лесами, работники комитета в один голос заявили, что первым же хозяйственным актом частника станет повальная вырубка и продажа леса. Мол, прецеденты уже были — нынешние бизнесмены предпочитают получать прибыль быстро и сразу, а не возиться с долгосрочными программами использования лесных ресурсов. Но в таком случае леса можно было бы передать комитету в монопольное владение с получением доходов напрямую и отчислением определенного процента государству. Отдав часть леса в аренду, комитет мог бы осуществлять контроль за деятельностью арендатора. Ныне же, независимо от того, горит лес или потихоньку вырубается, лесничий абсолютно уверен, что его небольшую зарплату государство не отнимет.

Идея стать монополистом Валерию Шубину понравилась. Но... для начала получить хотя бы самостоятельность. И потушить пожары.

Когда грянет гром...

...Будет уже поздно. Как считает начальник отдела по охране лесов от пожаров Александр Парфенов, нынешняя ситуация в России по масштабам очень похожа на 1972-й год. Тогда пик горимости тоже пришелся на август. Для России, полагает Парфенов, характерны подобные стихийные бедствия с цикличностью в 10 — 12 лет, и ничего поделать с этим нельзя. Нельзя также не заметить, что для России вообще характерны всякого рода стихийные бедствия и чрезвычайные ситуации, цикличные и просто, когда героем становится любой. Однако в последнее время массовый героизм обходится стране все дороже.

Согласно статистике, ежедневно в России возникает до 300 пожаров. Ликвидируется — до 150. Выходит, ежедневная эффективность работ со знаком минус?

— Нет, — не соглашается Парфенов. — Учитывая обстановку, недостаток средств, устарелое оборудование, — эффективность борьбы с огнем очень высока.

Ладно, отбросив суффиксы, получается, что эффект есть, а результата нет. Разумеется, нет в этом и вины тех, кто ежедневно рискует жизнью в горящих лесах. Но потушить пожары человеческими силами уже невозможно, трудно даже обнаружить все очаги. Единственное, что остается, — сдерживать их разрастание, локализовывать имеющиеся точки. А ведь когда-то, не так, впрочем, давно, бедствие можно было предотвратить...

***

Мы возвращались в Москву на электричке. Вдоль железнодорожного полотна сплошной стеной несли караул сосны, ели, березы и осины. Неожиданно лес расступился, и взгляду открылась знакомая картина: черная выжженная земля с разбросанными как попало спичками — белыми стволами берез. Пепелище подступало вплотную к насыпи. Потянуло едким запахом гари...

А через несколько секунд жуткое зрелище исчезло. Поезд промчался мимо.

Екатерина ГЛЕБОВА
Фото Юрия Кадобнова, Николая Галкина, Юрия Штукина

«Московские новости» 23 августа 1992 года