July 19

Мэтр не выходит из игры

На прошлой неделе средства массовой информации опубликовали открытое письмо адвоката Генриха Падва, обращенное к своему подзащитному Анатолию Лукьянову, с просьбой освободить его от обязанностей по защите бывшего лидера бывшего парламента Союза ССР. Известный московский адвокат уже не в первый раз концентрирует на собе внимание прессы, что можно расценивать двояко: то ли как искреннее желание привлечь внимание общественности к судьбе заговорщиков, то ли к своей собственной персоне в связи в громким процессом.

Мотивом неожиданного поступка уважаемого мэтра адвокатуры послужило недавнее сообщение ИТАР-ТАСС, в котором Президент России произнес опрометчивые слова: «Никто из заключенных «Матросской тишины» временно освобожден не будет. Стародубцев же отпущен потому, что первый прочитал все тома дела. Мы решили активизировать таким образом остальных».

110 словам вице-президента Международного союза адвокатов Генриха Падва, это письмо — продолжение его многолетней борьбы за независимость не столько адвокатуры, сколько суда, так как независимому адвокату в зависимом суде делать нечего.

Но поднятый вокруг письма шум породил и некоторые сомнения. Дело в том, что за две недели до вышеупомянутого обращения у Анатолия Лукьянова появился новый, третий по счету защитник. Его пригласила дочь Лукьянова. Спрашивается: зачем, имея в своем распоряжении маститого профессионала, уже проделавшего большую работу, приглашать еще одного — Валентина Вакуленко?

Может быть, у адвоката и его подзащитного испортились отношения? Однако, Генрих Падва, не отрицая разницы в их политических взглядах, подчеркивает полное взаимопонимание со своим подопечным. Сам адвокат Вакуленко причину обращения к нему семьи Лукьяновых объясняет тем, что, будучи сокурсником и другом бывшего председателя ВС СССР, знаком не только с его многолетней деятельностью, но также и с его образом мыслей. Его адвокатской практике нет и года, тем не менее он заявил, что уже ознакомился с большей частью томов дела.

Дочь Лукьянова на вопрос о причинах приглашения третьего адвоката ответила, что Падва и Гофштейн одновременно с делом о ГКЧП ведут другие судебные дела, и ввиду близости процесса им не помешает подмога. Пригласив Вакуленко, она лишь исполнила волю отца.

Закон, как известно, не разрешает адвокату отказаться от принятой на себя защиты без согласия на то клиента, а в полученном ответе Лукьянова на просьбу его защитника содержатся категорические возражения. Думаю, что полученное известие не удивило и не огорчило Генриха Падва. Цель этого публичного выступления, по его словам, имела масштабы глобального порядка: привлечь внимание общественности к проблемам российского правосудия.

Цели, безусловно, благие. Однако адвокатская гильдия выказала довольно прохладное отношение к способу, выбранному своим коллегой для их достижения. «Для адвоката, — заметил председатель Московской городской коллегии адвокатов Феликс Хейфец, — было бы этичней до прения сторон в судебном процессе воздержаться от каких-либо выступлений по этому поводу».

Елена ШАПОШНИКОВА.

«Российская газета» 11 августа 1992 года