July 17

Афера с банковскими документами: ведется разбирательство или укрывательство?

О грандиозной афере с подложными банковскими документами — так называемыми кредитовыми авизо — сказано уже немало. Причем вначале это дело окрестили «чеченским», так как большинство фальшивых «авизовок» вроде бы исходило из Чечни. Но потом оказалось, что подложные банковские документы изготавливались и в других местах. Поэтому всем стало ясно, что здесь нельзя будет отделаться чем-то вроде политической кампании.

Делом занялись специалисты, следователи. Но вот механизмы и скрытые пружины этого разбирательства пока, к сожалению, остаются как бы в стороне от внимания общественности. А они — прелюбопытные.

Вскоре после того, как следственные органы приступили к распутыванию дела, первый заместитель министра внутренних дел России А. Дунаев направил председателю Верховного Совета Р. Хасбулатову письмо, в котором сообщал, что на 30 июня достоверно установлено 43 подложных кредитовых авизо на сумму 17 миллиардов рублей и что деньги эти зачислены на корреспондентские счета коммерческих банков Москвы и Московской области. Поэтому в заключение своего послания А. Дунаев предлагал обязать Центральный Банк России списать с коммерческих банков, то есть отобрать у них волевым порядком те суммы, которые попали к ним по фальшивым документам.

В свою очередь Р. Хасбулатов направил письмо бывшему председателю Центрального банка России Г. Матюхину, где говорится, что он считает необходимыми и своевременными предложения МВД России. И после этого Центральный банк приступает к практическому списанию с коммерческих банков названной выше суммы в 17 миллиардов. Причем можно понять так, что это только начало. По мере деятельности следственных органов размеры списываемых сумм будут увеличиваться.

На первый взгляд все здесь правильно, справедливость торжествует. Однако вопросы все же остаются. Ну прежде всего, почему замминистра А. Дунаев обращается напрямую к спикеру парламента Р. Хасбулатову? Ведь результаты любого следствия должны рассматриваться в суде. И именно суд может определять, кто виновен, а кто нет и как, в каких размерах должен быть возмещен ущерб от преступных действий.

Но в том-то и дело, что ни один суд, скорее всего, решение о списании с банков сумм, зачисленных по подложным документам, не принял бы. Потому что документы эти, прежде че-1 попасть в коммерческие банки, проходили через расчетно-кассовые центры (РКЦ) Центрального банка. Именно это и было для коммерческих банков свидетельством, что они делают все правильно, не нарушают законов. И именно в РКЦ и стоящих за ними структурах надо искать виновных в злоупотреблениях.

К тому же деньги, поступившие в коммерческие банки по фальшивым кредитовым авизо, не лежали у них без движения, дожидаясь прихода следователей. Они перечислялись тем предприятиям и организациям, у которых составители подложных документов покупали товары, услуги, валюту. А потом эти деньги уходили еще дальше. Поэтому, если поставлена цель возместить нанесенный ущерб в связи с противозаконным впрыскиванием денег в безналичный оборот, то логично было бы не списывать гигантские суммы с коммерческих банков, а конфисковать дома, машины, валюту у тех, кто получил все это по фальшивым «авизовкам». Но избран, как мы видим, совершенно Другой путь.

Таким образом, решение проблемы через спикера парламента в обход судебных органов — что само по себе должно было спикера насторожить — фактически является поощрением провинившихся и наказанием невиновных. Естественно, никто не собирается защищать те банки, которые сами были повинны в распространении фальшивок. Но, опять же, пусть степень их вины и наказание определит суд, а не какой-то строгий, но справедливый начальник. Ведь возможностей для злоупотреблений сейчас множество, так как решено списывать денежные суммы, так сказать, по цепочкам, длину и разветвленность которых определяют административно. То есть могу списать с тебя, а могу — с твоего клиента. Чувствуете, какое поле деятельности открывается?

Однако смущает не только прямое обращение следственных органов к спикеру, но и такое же прямое указание Р. Хасбулатова Центральному банку о том, как последний должен действовать. А ведь Центральный банк не подчиняется председателю Верховного Совета. Не подчиняется он и самому Верховному Совету. Ему банк только подотчетен, а это — в соответствии с существующими законами — полностью исключает непосредственное вмешательство. И если оно все-таки осуществляется, значит, наш Центральный банк по-прежнему несвободен в проведении взвешенной кредитно-денежной политики, значит, на его руководство осуществляется нажим.

Кстати, недавно ушел в отставку прежний председатель Центрального банка Г. Матюхин. Газеты часто критиковали его, оперативно сообщили они и об отставке. Но никто не обратил внимание на то, как ушел Г. Матюхин. А он был вызван в Москву вечером с совещания банкиров, которое проводил в Твери и которое еще не закончилось, а на следующий день, утром, парламент уже утвердил его отставку по собственному желанию. Как же можно после столь стремительных рокировок всерьез говорить о независимости?!

Неслучайно новое руководство Центрального банка продолжает списание денег со счетов коммерческих банков. Хотя в ЦБ сейчас есть немало отличных профессионалов и они понимают, что, вырвав у банков сто, двести, триста миллионов, можно поставить их на грань банкротства. А за каждым банком стоят десятки, сотни предприятий. Но возможностей для выбора действий после, так сказать, инструктивного письма у нынешнего руководства ЦБ, видно, немного. И они продолжают списывать гигантские суммы.

Если так пойдет и дальше, то все нечестно запущенные в оборот деньги государство отберет — правда, не у того, у кого надо, — общественное мнение успокоится и реальных преступников уже не надо будет ловить.

Иван ЖАГЕЛЬ,

«Известия» 7 августа 1992 года