July 16

Закон Российской Федерации об образовании вступает в силу

Опубликован Закон об образовании. И в новом учебном году все образовательные учреждения страны, от дошкольных до послевузовских, уже будут жить, руководствуясь его статьями. Можно с уверенностью сказать, что это будет совершенно другая жизнь, нисколько не похожая на ту, к которой привыкли поколения учеников и учителей.

Отныне образовательное учреждение может быть государственным, муниципальным, частным, принадлежащим общественной или религиозной организации. И, значит, семья обретает право выбрать для своего ребенка любое из них или даже вовсе предпочесть семейное образование, самообразование, экстернат. Лишь бы образовательный багаж в конечном итоге не оказался ниже государственного стандарта.

Вместе с тем государство по-прежнему гарантирует гражданам возможность получить образование «независимо от расы, национальности, языка, пола, возраста, состояния здоровья, имущественного и должностного положения, социального происхождения, места жительства, отношения к религии, убеждений, партийной принадлежности, наличия судимости». Привожу эту формулировку дословно, чтобы читатель уяснил для себя: некий минимум, соответствующий образовательному стандарту, обеспечен бесплатно. А вот все знания и умения, которые вы захотите дать своему ребенку сверх этого минимума, придется оплатить из своего кармана. То есть, определив своего ребенка в негосударственное учреждение, вы должны будете возместить ту часть расходов на его образование, которая превышает суммы, выделяемые из государственного или муниципального бюджета.

Перечислить все положения, отличающие нынешний Закон об образовании от предшествующих, невозможно: для этого надо было бы переписать его от начала до конца. Но есть среди его установлений такие, на которые хотелось бы обратить внимание. Например, ни в государственных, муниципальных образовательных учреждениях, ни в органах управления ими не допускается деятельность политических партий, общественно-политических и религиозных движений. Или: военная подготовка в гражданских образовательных учреждениях может проводиться только на факультативной основе с согласия обучающихся за счет средств и силами заинтересованного ведомства (это касается и общей профессиональной подготовки). Или: образовательное учреждение автономно и подчиняется уставу, который государственным или муниципальным учреждением разрабатывается на основе типового положения (для негосударственного учреждения такое положение служит примерным). Или: содержание образования, то есть программу, конкретное образовательное учреждение разрабатывает, принимает и осуществляет самостоятельно.

Иначе говоря, способы преподавания, выбор учебников, — дело самой школы, студии, лицея, гимназии, колледжа. И это вносит принципиальную перемену во взаимоотношения педагогического начальника с учителем, воспитателем, директором школы. Никто отныне не вправе потрясать классным журналом, строго вопрошая, почему в момент посещения урока инспектором в нем обозначено совсем не то, что этот инспектор предполагал увидеть. Государственному контролю подлежит только конечный результат. Только! И осуществлять его будет государственная аттестационная служба, не зависимая от органов управления образованием.

Зато на основании выводов этой службы государство вправе предъявить образовательному учреждению иск, если обнаружилась некачественная подготовка его выпускников. В таком случае оно вынуждено будет возместить затраты на их переподготовку в других образовательных учреждениях.

Как и родителям привыкнуть к мысли, что отныне обязательным становится лишь основное общее образование до пятнадцати лет, а после восемнадцати основное общее образование можно получить лишь без отрыва от производства.

Новый Закон об образовании появился в обстоятельствах, при которых кому-то может показаться не самым существенным изменением в нашей жизни. На самом же деле значение этого закона для каждого из нас преувеличить невозможно: наконец-то им определены условия, без которых невозможно воспитание человека, способного выбирать собственную судьбу. Мы поймем его смысл по-настоящему, когда вырастет первое поколение таких людей и мы воочию убедимся, что наши дети наконец-то научились тому, чего не умеют их родители и дедушки с бабушками: жить в условиях свободы, пользоваться ею и ценить ее превыше всего на свете.

«Известия» 6 августа 1992 года