June 14

Можно ли прыгнуть с парашютом без партбилета?

В Конституционном суде продолжается слушание «дела КПСС»

Второй день слушания ознаменовался перестройкой всей тактики «стороны коммунистов». Сначала решительно отмежевались от самозванцев. В суд поступило ходатайство от XXIX съезда КПСС, который, как известно, полулегально состоялся на днях в подмосковном Пушкино. Съезд потребовал допустить к слушанию их полномочных представителей, а тт. Ивашко и Купцова убрать. Ивашко заявил, что никакого XXIX съезда КПСС не было и быть не могло, ибо такой партии не существует.

Затем продолжился разбор «дела» по существу. В отличие от предыдущего дня митинга не было — профессора Хангельдыев и Мартемьянов подвергли указы президента исключительно правовому анализу. Первый коснулся указов как нормативных актов. При этом подчеркнул, что процессуальные нормы имеют самостоятельную юридическую ценность, а не предназначены лишь для обслуживания материальных норм закона. Указы, по мнению Хангельдыева, с этой стороны особенно уязвимы. Сколь серьезными были выводы, можно судить по словам председательствующего:

— Стоит задуматься над этим выступлением.

Мартемьянов попытался обосновать незаконность изъятия имущества компартии.

Словом, первая половина дня проходила так, как и положено в суде, — шел юридический спор. Хотя и не без всплеска эмоций. Космонавт В. Севастьянов решил доказать, что партия отнюдь не завела страну я народ в тупик, как-то утверждает президент. «Какой же тупик, — убеждал суд герой космоса, — если мы первые создали баллистическую ракету, первыми вывели на орбиту спутник,
первыми послали человека в космос?» Очень хотелось при этом задать уважаемому космонавту хотя бы два вопроса: как было с колбасой на Земле во время небесных полетов и как американцы ухитрились слетать на Луну без руководящей и направляющей силы… Но, пожалуй, вопросы были бы лишними, ибо все тут же объяснил депутат Б. Тарасов:

— Я первый раз, — вспоминал он, — с парашютом прыгал. Страшно было. Тогда я себе сказал: «Ты же коммунист, Тарасов». И прыгнул…

Во второй половине дня слово получила «президентская сторона». Защиту законности указов взял на себя народный депутат С. Шахрай. Его позиция хорошо известна: КПСС — не политическая и тем более не парламентская партия. Это некий монстр, захвативший власть в стране, вобравший в себя государство, подчинивший себе все сущее на одной шестой части нашем Земли. И, надо сказать, доказательства тому были приведены впечатляющие.

Не имея возможности процитировать достаточно полно эту речь, ограничусь указанием на вывод правового характера.

Все три указа президента РСФСР по своей природе являются актами правоприменительными, а не правоустановительными. Они не распространяются на неопределенный круг юридических и физических лиц, не содержат каких-либо норм, подлежащих многократному применению. Таким образом, президент не превысил своих полномочий и не взял на себя функции законодательной власти…

Итак, «президентская сторона» представила суду достаточно доказательств противозаконной деятельности КПСС, ее преступлений. Судебный спор отличается, однако, от всех других тем, что самое очевидное приходится доказывать, да еще по строго формализованным правам. Ибо даже назвать упомянутого монстра по юридическим святцам не так-то просто. Мафия? Клика? Орден меченосцев? Криминальное государство? Суду будет нелегко со всем этим разобраться.

Юрий ФЕОФАНОВ,

«Известия» 9 июля 1992 года